ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Действительно? Так плохо?
— Местами. Но это что-то местное. В Женеве было ясно, хотя он, конечно, может подняться позже вдоль озера. Спасибо.
Хозяин наполнил и свой стакан, развернулся и подъехал к столику с шахматами.
— Никогда без них не путешествуешь?
— Никогда. Поиграешь со мной вечером?
— С удовольствием. Но не с этими портновскими булавками, умоляю. Играю не лучшим образом, когда нужно использовать телескоп.
— Играть твоими шахматами — всегда чистое удовольствие. Не считая даже того, что ты — противник достойный моего клинка, таким образом я формулирую то, что ты выигрываешь четыре раза из пяти.
Леон де Валми смотрел на доску.
— Красные действовали крайне недальновидно во всех смыслах. Мне известно, что ты не знаток шахмат, Элоиза дорогая, но я не предполагал, что до такой степени.
Она улыбнулась, не пытаясь ничего отрицать. Все понимали, что он знает, кто играл.
— Да, — сказал мягко Флоримон и перемешал фигуры. — Боже мой, я поставил себя в крайне запутанную позицию. Мне, очевидно, нужны очки. Ты совершенно прав, дорогой Леон, ошибка недооценивать оппонента. Никогда этого не делай.
Большая рука двигала фигуры на доске, доброе умное лицо выражало только интерес к этим лилипутским маневрам.
Леона де Валми что-то развлекло, он ответил:
— А я никогда этого и не делаю. — Потом он улыбнулся молчаливому мальчику. — Иди, закончи игру. Уверен, что тетя пока не отправит тебя наверх.
Филипп стал еще меньше и напряженнее, чем раньше, хотя казалось что это уже невозможно.
— Я… лучше нет, спасибо.
Дядя сказал любезно:
— Нельзя позволять тому, что ты проигрываешь, давить на тебя, знаешь ли.
Ребенок стал пурпурным. Флоримон произнес без всякого выражения:
— В любом случае мы не можем продолжать. Я только что перемешал фигуры. Ситуация была не такой странной, как показалось твоему дяде, Филипп, но я ее не помню точно. Извини. Я очень надеюсь, что ты доставишь мне удовольствие и поиграешь со мной еще когда-нибудь. У тебя очень хорошо получается.
Он оттолкнул доску и улыбнулся мальчику, который ответил одним взглядом снизу вверх. Потом гость откинулся на спинку стула и, не делая паузы и дружелюбно улыбаясь хозяину, углубился в одну из своих не совсем корректных историй, отвлекая все внимание на себя.
Филипп неподвижно сидел на стуле, как символ угрюмой изоляции. Я наблюдала за ним, пребывая в том же озверелом состоянии. Ребенок почувствовал взгляд и поднял глаза, я подмигнула, но не получила ответа. Черные ресницы безмолвно опустились.
Отворилась дверь, к мадам подошел Седдон.
— Только что получено телефонное сообщение от месье Рауля.
Она бросила взгляд на мужа:
— Да, Седдон?
— Он просил передать, что едет.
Стакан Леона де Валми стукнулся об ручку кресла.
— Сюда? Когда? Откуда он говорил?
— Не могу сказать, сэр. Но не из Бельвинь. Будет вечером.
В наступившей паузе громко и неравномерно тикали маленькие часы на камине.
Заговорил гость:
— Как приятно! Не помню, когда последний раз видел Рауля. Надеюсь, он будет к обеду?
— Нет, месье. Он сказал, что, возможно, будет поздно, и его не стоит ждать, но появится он сегодня.
Леон де Валми спросил:
— Это все сообщение?
— Да, сэр.
Вмешалась мадам:
— А это не прозвучало, будто что-то не так… в Бельвинь?
— Нет, мадам.
Модельер захихикал:
— Не стоит выглядеть такой обеспокоенной, дорогая. Наверное, неделю дул мистраль, он устал и решил сбежать. Очень неприятный ветер.
— Он обычно бежит не в этом направлении, — прокомментировал сухо папаша, — Хорошо, Седдон, спасибо.
Мадам сказала:
— Будьте так добры, передайте миссис Седдон, чтобы она сразу распорядилась насчет комнаты.
— Конечно, мадам.
Седдон, как всегда не выражая ни чувств, ни мыслей, кивнул головой. Элоиза де Валми смотрела на мужа. Его лица я не видела, но ее было напряженным и бледным, к моему удивлению она даже кусала нижнюю губу. Похоже, веселенькая встреча ожидает прямого продолжателя рода. Их обоих с Филиппом… Чтобы сойти за уютный семейный дом, замок Валми явно нуждался в основательной силовой обработке. Констанс Бутлер на них не было.
Центральная люстра взорвалась красивым каскадом света. Седдон опустил шторы и возобновил запас напитков. Зазвенели стаканы, раздался смех. Филипп весело стал помогать гостю складывать крошечные шахматные фигурки… Казалось за секунду под ярким светом напряжение растворилось и исчезло. Огонь в камине, смех, запах сосновых бревен и ликера, тяжелые шторы… Абсурдно населять веселый замок призраками Торнфилд холла. Король-демон повернулся ко мне:
— Выходите, Джен Эйр.
Должно быть я подпрыгнула на фут. Он удивился, засмеялся:
— Я вас ошарашил? Извините. Вы пребывали очень далеко?
— Очень. В Йоркшире, в месте, называемом Торнфилд холл.
— Значит мы en rapport. Heудивительно, что вы подпрыгнули. Придется быть осторожным… А сейчас, может, уведете своего воспитанника, прежде чем месье Флоримон развратит его вермутом? Нет, Филипп, уверяю, тебе не понравится. Делай adieux, пожалуйста на английском, и иди.
Филипп вскочил, попрощался старательно и с видимым удовольствием. Я была почти благодарна, когда наконец его рука вцепилась в мою, пробормотала свои пожелания спокойной ночи и удалилась. Голос Леона де Валми:
— Спокойной ночи, мисс Эйр! — проводил меня до двери, наполненный очаровательными обертонами издевательства.
Остаток вечера Филипп был слегка подавлен, но в целом пережил тяжелое испытание очень хорошо. Когда он лег в кровать, я поела в одиночестве в своей комнате. Еду принесла Альбертина, горничная мадам, ясно показывая кислой физиономией, что считает себя униженной.
— Спасибо, Альбертина, — сказала я жизнерадостно, когда она поставила последнюю тарелку. — Ой, между прочим…
Она остановилась в дверях без малейшего интереса на лице.
— Ну?
— Вы не помните, я покупала таблетки миссис Седдон на прошлой неделе?
— Non.
— В смысле не покупала или не помните?
Она процедила через плечо, не поворачиваясь:
— Имею в виду, что не знаю. Почему?
— Просто миссис Седдон просила меня купить их сегодня, а месье Гаруэн сказал, что давал их мне на прошлой неделе. Наверное, я их ей дала с другими пакетами, но совершенно выпало из памяти. Не помните, вы мне вместе со списком давали рецепт?
Квадратные плечи поднялись.
— Может быть. Не знаю. — Черненькие глазки уставились на меня с неприязнью.
— Почему бы не спросить у нее самой?
— Хорошо, я так и сделаю, — ответила я холодно. — Благодарю, Альбертина.
Но дверь уже закрылась. Примерно минуту я старалась разлепить сжавшиеся губы, а потом принялась есть.
Скоро раздался стук в дверь, влетела приветливая миссис Седдон, и я выпалила безо всякой подготовки:
— Эта женщина Альбертина. Что ее гложет? Дружелюбна, как змея.
Миссис Седдон всхрапнула:
— А, она. Она всегда по воскресеньям, как мокрая курица, потому что приходится помогать. Берта с Мариеттой готовят комнату для мистера Рауля, потому что Мариетта отказывается работать с Альбертиной, а эта будто лимонов объелась, если приходится делать что-то не в комнатах мадам. Они с Бернаром парочка та еще. Уверена, она ограбит банк для хозяина, если ее попросят, а если бы у меня нос был из сыра, и его обгрызали крысы, она бы мизинчиком не пошевелила, чтобы их отогнать.
— Верю. Что не понятно, так это, как мадам с ней ладит.
— Ты же не думаешь, что она и с мадам такая кислятина? Там эта святоша без масла в любую дырку влезет, точно говорю. — Разговор с миссис Седдон приобрел крайне живописный характер. — Да она со всеми одинаковая, кроме Бернара, и ревнует, как смертный грех, если мадам хоть улыбнется кому-нибудь кроме нее. Она знает, что ты мадам нравишься, вот здесь и корни и крона и все что хочешь, дорогая, поверь.
Я удивилась.
— Нравлюсь мадам? Откуда вы знаете?
— Много хорошего про тебя говорила, поэтому не переживай из-за Альбертининых наглостей.
Я засмеялась:
— Не переживаю. А как астма? Голос у вас нормальный.
— Это точно. Она то есть, то нет. В это время года она надоедает, но так плохо, как раньше, уже не бывает. Когда я была девочкой, мама мисс Дебби мне говорила…
Я остановила поток с легкостью, приобретенной большой практикой.
— К сожалению месье Гаруэн не продал мне ваше лекарство, сказал, что давал на прошлой неделе. Очень стыдно, но я не помню, а вы? Я принесла шоколад Nestle, какие-то пуговицы и нитки, и кажется на прошлой неделе я забирала ваши часы из ремонта?
— На прошлой? Может и так. Не могу забить себе голову таблетками, но помню, всего была масса, и они могли затеряться. Не скажу, чтобы обращала на них внимание, не нужны вроде пока, но аптекарь, наверное, прав. В нем все разложено по полочкам, так он и живет, не жизнерадостней комода, дракон. Кстати, посмотрю сегодня в комоде. Извини за беспокойство, дорогая.
— Ничего страшного. Я купила вам аспирин и лосьон. Вот они, и сдача.
— Спасибо, дорогая, в смысле мисс.
— А месье Флоримон остается или приехал только на обед?
— Приехал-то на обед, но думаю, останется попозже, чтобы увидеть мистера Рауля. А может его и на ночь попросят остаться, если туман будет дальше густеть.
Я подошла к окну на балкон.
— Не вижу. Ясная ночь.
— Ну да, он у воды. Мы тут высоко. Но дорога идет все больше вдоль реки, в долине бывала масса крушений из-за тумана. Мерзкая дорога, в смысле в темноте.
— Могу представить. — Я вернулась на место и вспомнила о неприятной сцене в гостиной. — А может, месье Рауль и не приедет сюда сегодня.
— Будет. Сказал, значит будет. — Минуту она смотрела на меня молча, лотом спросила. — Они… Внизу что-то говорили такое?
— Ничего. Гадали, что его сюда ведет, и все.
— И нечего гадать. Его ноги сюда приходят только по единственному поводу — деньги.
Мне даже стало неуютно. Какой-то предел сплетням должен быть.
— А мне показалось, у меня сложилось впечатление, что это какие-то деловые вопросы по поводу Бельвинь.
— А я про это и говорю. Всегда Бельвинь и деньги. — Она вздохнула.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики