ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я думал, ты слышала, не представлял, что ты совсем отрубилась.
— А я и нет. Я слышала разговоры, но не понимала, как во сне.
— Бедный ребенок. Теперь лучше?
— Ну расскажи. Что сказал Седдон?
— Так его зовут? Слава богу, он англичанин. Ну он сказал, что зашел в библиотеку насчет камина вскоре после одиннадцати и нашел его мертвого на полу, как ты его и видела. Никто выстрела не слышал. Он вызвал полицию и врача, а потом позвонил на виллу Мирей, но никто не подошел.
— Это, наверное, до того, как мы с Филиппом вошли в дом.
— Да? Они потом еще пробовали два раза. Думаю первый раз, когда вы мне звонили, а потом подошел месье Ипполит. Это, наверное, когда мы уже уехали. Ипполит едет сюда и скоро будет.
— Если умеет водить джип.
— Убийство! Совершенно про это не подумал.
— А они уверены, что это самоубийство?
— Да. Пистолет был в руке и он оставил письмо.
— Письмо?
— Да. Оно у полицейских. Седдон его не читал, но по тому, о чем его спрашивали, он сообразил, что там написано. Признавались две первые попытки убить Филиппа, включен Бернар и больше никто. Утверждается категорически, что ни Рауль, ни мадам де Валми ничего не знали. Ничего не написано про последнюю попытку с ядом. Думаю потому, что нельзя было бы промолчать о жене. Сказано, что Бернар, очевидно, проболтался о двух первых попытках, вы вжали в панику и убежали вместе с Филиппом. Думаю, это все. Не о чем беспокоиться.
— Нет. Я, конечно, ничего добровольно не добавлю, если они не спросят. Как-то не хочу усугублять положение мадам де Валми, что бы она ни сделала. Умер он. И ей придется с этим жить дальше. Как-то мне кажется, что она теперь погаснет, как свеча, как луна, если солнце исчезнет. Очень похоже на Леона ничего не сказать о ней и втянуть в это Бернара… Хотя, наверное, невозможно скрыть его роль. К тому же он ее и выполнил плохо.
— Не поэтому. Когда Бернар обнаружил, что вы сбежали, а Рауль скоро все поймет, он, должно быть, осознал, что Леон проиграл. Что у него никогда не будет состояния и обещанного будущего. Он переметнулся на сторону победителя, работал целый день на Рауля. Потом ночью, три ила четыре часа назад, заявился и попробовал все так и получить обещанное с месье Леона.
— Шантаж?
— Да. Это есть в письме. Он угрожал. Это и довело Леона до самоубийства, в смысле шантажу нет конца, нет?
— Возможно ты и прав. Я все думала, почему же он не дождался решения Рауля и Ипполита? Но вообще-то… даже если бы они решили все замять ради Филиппа и чести семьи, что ему оставалось? Командовал бы Ипполит, заставил бы Леона уехать из Валми или прижал бы с деньгами, Рауль не дал бы больше разорять Бельвинь… и все равно пришлось бы уехать через шесть лет. И все бы знали, что он натворил, даже Филипп… А еще и этот неудачливый исполнитель Бернар начал его шантажировать. Да, понятно, что будущее его исчезло. Странно, что он не убил Бернара, но он, наверное, был настороже и все-таки имеет некоторые физические преимущества. А что кстати с Бер-наром? Леон его не убил?
— Исчез. Остается надеяться, что он сумеет скрыться вместе с остальными подробностями.
— Да. Бедная маленькая Берта.
— Кто это?
— Никто, ничто и звать никак. Одна из тех, кто больше всего страдает, когда мужчины решают перекроить мир по собственному вкусу. А вообще-то я, наверное, не права. Он не поэтому, еще кое-что… Леон — маньяк, он должен был чувствовать себя важнее, сильнее и лучше всех, а тут его победили. Ему нравилось играть людьми, всегда быть в центре событий, и он застрелился, и это письмо… Да, это очень на него похоже. Но неважно, какие причины, это — замечательный конец, нет? Ой как я устала!
— Может быть еще бренди?
— Нет. Все нормально, просто нервы.
— Хочешь уехать, может, мы…
— Куда?
— Я, да… Не подумал… Красных ковров перед вами не стелили. Хотя могли бы и поблагодарить, и я им это скажу, если это до них не дойдет.
— Они понимают…
— Но вы не хотите здесь оставаться?
— А что еще делать? Месье Ипполит велит, чтобы оплатили мой проезд домой.
— Поедете домой?
— Да. И не в состоянии делать широкие жесты. Не могу просто испариться. И полиция, наверное, будет задавать вопросы. Пойду к Берте, а потом вернусь и буду ждать.
— Не уходите, кто-то идет. Да, вот они.
Я, должно быть, еще не пришла в себя. Хотя и помню, как выглядел инспектор полиции, беседа наша не сохранилась в моей голове. Испуганные слуги, очевидно, выложили все слухи, еще, наверное, что-то рассказывали Рауль и Ипполит. Инспектор был осторожен и уважителен, отвечать было легко, но я все время смотрела на дверь и дергалась, когда кто-то проходил по коридору. Инспектор ушел с приездом Ипполита, они вместе отправились в библиотеку. Ипполит был очень спокоен, после всего новости, очевидно, принесли облегчение. Я немного поразмышляла об Элоизе, потом о Берте, но когда собралась ее искать, Седдон принес кофе. Полицейские, оказывается, очень по-доброму с Бертой поговорили, а потом отвезли в дом к матери в деревню. Наверное, их машина нам дорогу и перекрывала. Больше для Берты ничего сделать было нельзя, только надеяться, что она сможет забыть Бернара. Седдон спросил про Филиппа и исчез. Вошел Ипполит.
Вильям встал. Я поставила кофейную чашку на пол и тоже попробовала, но Ипполит сказал:
— Пожалуйста, нет. — И Вильяму по-английски. — Не уходите.
— Месье де Валми, мне очень жаль… — Он жестом меня остановил и сел рядом, взял за обе руки и, прежде, чем я что-нибудь поняла, поцеловал их.
— Это за Филиппа. Мы вам очень многим обязаны, мисс Мартин, и я пришел благодарить вас и просить простить мое обращение с вами на вилле Мирей.
— Вам было о чем думать, месье.
Я хотела объяснить, что не стоит обо мне беспокоиться, у него свои личные проблемы и трагедии, но он опять стал меня благодарить, а я старалась не смотреть на дверь и не думать о Рауле. И вдруг я услышала, что Ипполит говорит о будущем.
— … Он пока останется со мной на вилле Мирей. Мисс Мартин, могу я надеяться, что несмотря на ужасные приключения вы согласитесь с ним остаться?
Какое-то время я смотрела на него, не понимая вопроса. Он, должно быть, забыл о признании Рауля про меня.
— Не знаю… Вот сейчас…
— Понимаю. Не имею права заставлять вас сейчас об этом думать. Вы совершенно измучены, дитя, и не удивительно. Позже вы, возможно, это обдумаете.
Странный звук в коридоре. Понятно. Леон покидает Валми. Я смотрела на свои руки.
— Если в данных обстоятельствах вы бы не хотели оставаться здесь на ночь, на вилле Мирей всегда найдется для вас место.
— Почему, спасибо. Да, я хотела бы…
— Тогда если кто-нибудь вас отвезет… — Он посмотрел на Вильяма, тот немедленно ответил:
— Конечно. — Потом он пробормотал с диким видом. — Простите пожалуйста, что я взял машину. Мы думали… В смысле мы спешили, мне очень неудобно.
— Ничего страшного. Вы очевидно думали, что сможете предотвратить трагедию, худшую, чем та, которая произошла. Уверен, что вы меня поймете, если я скажу, что это… Не совсем трагедия. Вы найдете свое собственное необыкновенное средство транспорта… Снаружи. Спокойной ночи.
И он ушел.
Я подняла кофе, но он остыл и стал очень противным. Опять села. Полено в камине упало, рассыпая искры. А в коридоре никто не двигался. Посмотрела на часы. Остановились. Время остановилось без тебя…
Рядом сел Вильям и взял меня за руку.
— Линда. Линда…
— Вильям, я очень благодарна за все, что вы сделали. Не знаю, что бы я без вас сегодня ночью, честно… Не имею права так вас звать, но я была совсем одна, а вы были моим единственным другом.
— Быть использованными — привилегия друзей. Если вы… соберетесь остаться с Филтшом, я смогу вас видеть иногда?
— Не думаю, что останусь.
— Нет?
— Нет.
— Понятно. Отвести вас на виллу Мирей в джипе?
— Нет, спасибо. Я подожду.
— Хорошо. Спокойной ночи. Встретитесь со мной перед отъездом, можно?
— Конечно. Спокойной ночи. Спасибо за все.
Я забыла о нем сразу, как закрылась дверь. Кто-то вышел из библиотеки. Голоса Ипполита и Рауля. Вместе идут по коридору. Ой, сердце болит… Я встала и направилась к двери. Привалилась к стене.
— …Санаторий. Она осталась с доктором, он за ней присмотрит. — Потом он сказал что-то о деньгах, о пенсии… — Подальше от Валми, Париж или Канны… Сердце… Не слишком долго.
Вышли в холл. Ипполит пожелал спокойной ночи. Я выбралась в коридор, ждала, когда он останется один, тряслась, паниковала… Рауль что-то спросил, Седдон ответил, что-то вроде:
— Уехал.
Быстрый вопрос Рауля, опять Седдон, на этот раз четко:
— Несколько минут назад.
Он сказал мрачно:
— Понятно. Спасибо. Спокойной ночи, Седдон.
И я поняла о чем он спрашивал, забыла обо всем, закричала:
— Рауль!
Мой голос заглушил стук входной двери.
Я выскочила в холл, когда зашумел мотор, пролетела через холл, распахнула дверь и выбежала в темноту. «Кадиллак» уже двигался, я опять закричала, но он не услышал… По крайней мере автомобиль продолжал движение, набирал скорость. Я побежала. Не добежала двадцать ярдов, она повернула и исчезла из виду. Если бы я остановилась и подумала, никогда бы этого не сделала. Но мыслить я уже прекратила. Только знала, что обязательно должна кое-что сказать, иначе никогда больше не буду спать. И это не только моя проблема.
Я без колебаний повернула и бросилась на тропинку. Узкая, крутая, вниз по горе к мосту Валми. Мы с Филиппом много раз там ходили. Все чисто, ступеньки широкие и безопасные, но скользкие, особенно в темноте. А не важно. В моем кармане оказался фонарик Филиппа, я светила и неслась, будто меня преследовали призраки. Слеза по зигзагу двигались огни «Кадиллака». Мотор почти не шумел. Не обращая внимания на царапины, я летела вниз через лес.
Первый раз он повернул еще ниже меня. Тени деревьев хватали меня за ноги. Тропинка извивалась змеей. Деревья маршировали и качались, как ночной кошмар. Срезала угол, прямо по кустам. Третий изгиб зигзага увел его далеко влево, а тропинка выпрямилась, хотя стала круче. Я держалась рукой за перила и перепрыгивала через три ступеньки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики