ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Снаружи в тумане мерцала машина.
Пришелец стоял у двери, подняв руку, будто собирался включить свет. Высокий сильный силуэт, неподвижный, прислушивается. На толстом ковре шума от меня было не больше, чем от привидения. В середине лестницы я остановилась, потом медленно пошла дальше. Увидел меня, поднял голову.
— Значит ты здесь?
Больше он не сказал ничего, но и это остановило меня, как выстрел. Я так сжала перила, что они могли бы и треснуть. Я бы повернулась и убежала, но не могла двигаться.
— Рауль?
— Lui-meme.
Свет зажегся со щелчком, огромная люстра заструилась светом тысячи кристаллов, лучи ударили мои глаза, я подняла руку к лицу, потом уронила и посмотрела на него через пустой холл. Забыла о Филиппе, Ипполите, Вильяме Блейке, который несся ко мне на полной скорости, не видела ничего, кроме мужчины, который смотрел на меня. И не было ничего, кроме того, что нас разделяло. Он закрыл дверь. Совершенно белый, глаза, как камни. В лице появились новые линии. Он очень походил на Леона де Валми.
— Он здесь? Филипп?
Тихий ровный голос, но злости в нем очень много, не скроешь. Ответил сам Филипп. Он дошел со мной до галереи, а там остановился, инстинкты у него развиты лучше. От вопроса кузена он шевельнулся, Рауль резко поднял голову, я тоже. Маленькая тень спряталась в тьме галереи. Рауль пересек холл в четыре прыжка и побежал вверх, прыгая через ступеньку. Он вышел из неподвижности так неожиданно, что я реагировала не думая, в ослеплении паники.
Не помню, чтобы я шевелилась, не я отпустила перила и слетела, встала веред ним, раскинула руки, чтобы остановить кошмар, закричала:
— Филипп, беги!
Я не успела прикоснуться к Раулю, он замер, как мертвый. И руки повисли. Я отступила назад, пока не прижалась спиной к изгибу верил. Не думаю, чтобы могла стоять без поддержки. Он смотрел не вслед Филиппу, а на меня. Где-то вдалеке тихо закрылась дверь кабинета. Он сказал:
— Понятно.
Гордость в его лице тихо сменяла гнев, я поняла, что вернулась к своей золе, потопила красивый корабль собственными глупыми руками. Чего уж тут говорить, я начала плакать, не отчаянно или трагически, просто тихо и безнадежно, слезы текли по щекам, по моему безобразному лицу.
Он не шевелился.
— Когда я утром приехал в замок Валми и отец сказал, что ты убежала, он думал, что ты обратишься ко мне за помощью. Я сказал, что ты уверена, что я в Париже до вторника и не знаешь, где меня искать. Только позже я понял, что ты совершенно не пытаешься со мной связаться. Только по одной причине ты могла мне не звонить. Когда я… сказал это отцу, он отрицал, что тебе был причинен какой-то вред. Я не поверил. Сказал, что собирался жениться на тебе, и что если что-нибудь случится с тобой или мальчиком, а через него с тобой, я убью его, своего отца, собственными руками. Да. Действительно собирался это сделать. Тогда.
Мы не слышали другой машины. Дверь открылась, вошли два человека, мужчина и женщина, мы вздрогнули и обернулись. Женщина оказалась Элоизой де Валми, мужчины я раньше не видела, но, даже если бы я его не ждала, я бы догадалась, что это — Ипполит. Фамильные черты Валми тоже в нем присутствовали очень сильно, помягче, помоложе Леона, Люцифер до падения. На вид добрый и сказал что-то Элоизе он приятным голосом. Но тоже было видно, что он очень сильный и может быть страшным. Мой deux ex machina, оказался, слава богу, достаточно компетентным.
Они не успели нас увидеть, потому что в этот момент в холл влетела мадам Вюату.
— Месье! Рада вас видеть! Я так боялась, что в этом тумане… О! — Руки ее взлетели к лицу. — Tiens, мадам… Она больна? Что случилось? Конечно, конечно! Какой ужас! И так и неизвестно?
Я до этого не замечала, но Элоиза действительно висела на руке Ипполита, будто нуждалась в поддержке. В безжалостном свете она выглядела ужасно, серое, обвисшее лицо старухи. Консьержка бросилась к ней с криками соболезнования.
— Маленький мальчик… Ничего? И конечно, мадам обезумела. La pauvre… Нужно подняться наверх, там горит камин… Что-нибудь выпить… Может быть, бульона?
Ипполит перебил ее.
— Месье Рауль здесь?
— Еще нет, месье. Он приезжал вечером и отправился в Эвиан. Обещал вернуться в полночь, чтобы увидеться с вами. Это после…
— Его машина у двери.
Рауль зашевелился, почти лениво.
— Добрый вечер, mon oncle.
Мадам Вюату уставилась на него и, наконец, замолкла. Иполлит смотрел на него. Элоиза сказала:
— Рауль, — почти с таким же ужасом, как раньше я. Она еще больше состарилась и потеряла равновесие, так что Ипполит схватил ее за руку. Потом она увидела меля за спиной Рауля и закричала, почти завизжала:
— Мисс Мартин!
Мадам Вюату опять обрела голос и испустила крик:
— La voila! Вот она! В этом самом доме!
Ипполит сказал коротко:
— Достаточно. Оставьте нас, пожалуйста.
Пока дверь не закрылась за ней, все молчали. Ипполит рассматривал меня безо всякого выражения, потом кивнул и посмотрел на Рауля.
— Ты нашел их?
— Да.
— Филипп?
— Он здесь.
Элоиза прохрипела:
— В безопасности?
Рауль:
— Да, Элоиза. В безопасности. Он был с мисс Мартин.
Она тихо застонала.
Ипполит сказал:
— Думаю, нам лучше все спокойно обсудить. Поднимаемся в кабинет. Элоиза, ты справишься с этой лестницей, дорогая?
Они не смотрели на меня, я стала тенью, призраком, сухим листом, заброшенным штормом в угол. Моя история закончилась. Ничего со мной не случится. Даже не придется объясняться с Ипполитом. Я была в безопасности, а хотела бы быть мертвой.
Элоиза с Ипполитом медленно поднимались по лестнице. Рауль миновал меня, будто я не существовала, и пошел на галерею. Я тихо последовала за ним. Плакать перестала, но слезы еще не высохли, и я очень устала. Я подтягивалась вверх, держась за перила, будто старая женщина. Рауль открыл дверь кабинета, включил свет. Ждал. Не глядя на него, со склоненной головой я прошла к двери в салон. Открыла. Сказала:
— Филипп. Все в порядке, Филипп, ты можешь выходить. — Рауль стоял за мной. — Приехал твой дядя Ипполит.
По какой-то причине, вообще без причины, все прошли за нами в салон, игнорируя уют кабинета. Ипполит снял покрывало с дивана и сидел там, обнимая Филиппа. С другой стороны Элоиза устроилась в маленьком стульчике с золотой парчой. Свет большой люстры очень холодно играл в сверкающих подвесках, падал на белые чехлы на мебели, отталкивался от бледного мрамора камина, где стоял Рауль, совсем как когда-то в библиотеке. Я села от них как можно дальше. В конце длинной комнаты стоял концертный рояль, я прислонилась к нему спиной, сжимала руками край скамейки. Нужно поговорить, пусть себе беседуют, а потом отпустят меня. Я посмотрела на них. Как они далеко…
Ипполит тихо говорил с мальчиком, но теперь посмотрел на Рауля и сказал очень тихо:
— Как ты догадался, Элоиза встретила меня в Женеве и рассказала очень странную историю.
— Лучше перескажи. Я слышал уже несколько версий за последнее время и, признаюсь, запутался. Хотел бы знать ее вариант. — Она издала протестующий звук. — Это зашло уже слишком далеко, сейчас не до вежливости. Пришло время говорить правду. Знаешь, Элоиза, отец был со мной утром весьма откровенен. Он может теперь попытаться все отрицать, но не представляю, куда это вас завезет. Не знаю, что он велел тебе сказать в Женеве, но это все закончено. Здесь нет свидетелей, которые бы что-нибудь значили, а Ипполит, наверняка, поможет избежать скандала. Почему бы не покаяться и не рассказать все? — Она не отвечала, сидела, будто тело без костей. — Может, тогда я начну?
— Очень хорошо. Начинай, — сказал Ипполит. — Ты позвонил мне в Афины во вторник утром и попросил вернуться, так как беспокоишься о Филиппе. Сообщал о несчастных случаях и настаивал, что мальчик в опасности. Ты также сказал что-то нечленораздельное о его гувернантке. Элоиза тоже о ней говорила, совершенно непонятно. Как я понимаю, это та самая девушка, и события развивались странно и весьма беспокоящим образом. У Элоизы я ничего не понял, устал и надеюсь, что ты будешь четким и ясным.
— Забудь о гувернантке Филиппа. Она замешалась в это чисто случайно. История начинается и заканчивается отцом. С ведома или с помощью жены он в течение некоторого времени пытался убить Филиппа.
Элоиза застонала. Мальчик повернул голову и посмотрел на нее из-под дядиной руки. Я заговорила.
— Филиппу только девять. Он очень устал и, скорее всего, голоден. Разрешите отвести его вниз и отдать кому-нибудь достойному доверия на кухне.
Все уставились на меня.
— Конечно, он должен пойти вниз. Но хотелось бы, чтобы вы оставались тут. Позвони, Рауль. — Раздался звонок, дверь открылась, вошел пожилой слуга с приятным лицом. — Гастон, отведи, пожалуйста Филиппа вниз и покорми. Пусть ему приготовят комнату, маленькую рядом с моей. Филипп, иди с Гастоном, он за тобой присмотрит.
Мальчик ушел, не оглядываясь. Дверь закрылась.
— Рауль, продолжай. Держись фактов, не забывай, он мой брат.
— И мой отец. У меня не слишком много фактов, и узнал я их только сегодня утром. Известно, что отец, если бы Филипп не родился, получил бы Валми, где он жил всегда и любил его со всей возможной силой, особенно после несчастного случая. Он был уверен, что получит его, и вкладывал в него часть дохода от собственного поместья. Я управлял Бельвинь с девятнадцати лет, и знаю, как методично он доил его, лишал возможности процветать. Мы ругались из-за этого все время, я не был так уверен, как отец, что Этьен не произведет потомства. Появился Филипп. Доход Бельвинь стал оставаться на месте и я смог восстановить то, что разрушалось годами. В прошлом году Этьен умер. И немедленно деньги опять пошли в Валми.
— Так сразу?
— Рад, что ты быстро все понимаешь. Да. Очевидно, он немедленно принял решение сделать что-то с Филиппом. Оставалось шесть лет до того, как ребенок вступит во владение. Случай можно было найти.
— Держись фактов.
— Так и делаю. Сэкономлю много времени и нервов, если скажу, что он признался в намерении убить Филиппа.
— Кому?
— Мне. Это все еще наше семейное дело, успокойся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики