ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я побежала.
— Ради бога, Линда…
— Его нужно остановить! Его необходимо остановить!
— Но…
— Не понял? Он поехал убивать Леона. Сказал, что убьет, а его за это тоже убьют. Не понимаешь?
— Но что ты можешь сделать? Достаточно уже замешалась в их грязные игры, позволь тебя увезти. Ничего уже не сделаешь. Ты сама сказала, что все закончилось. Тебе-то что, если они убьют друг друга?
— О господи, что это мне? Вильям, ты должен помочь. Я… Не умею водить машину. Пожалуйста, пожалуйста…
Ночь, туман, фонарь с желтым нимбом, ужас переполнил меня и кровь стучала в ушах…
Он сказал очень тихо:
— Хорошо, поехали, — и взял меня на секунду за руку. Мир успокоился, я увидела, что Вильям открывает дверь джипа.
Я сказала:
— Нет, другую, — побежала к большому «Даймлеру» и открыла дверь. Машина Валми. Должно быть Элоиза в ней встречала Ипполита.
— А можно?
— Она быстрее. А ключ там. Скорее!
— Хорошо.
И нас больше не было. Колеса описали такой же круг по гравию, фары осветили деревья, домик привратника, клочья тумана… Узкая дорога, резкий поворот налево, немного вверх между стен из эха, направо, серия бредовых поворотов по крутым улицам, карабкающимся вверх по городу. Выбрались из тумана. Мимо бульвара с фонарями. Круто направо, через пустую рыночную площадь по капустным листьям. Вильям начал чувствовать машину. Направо в плохо освещенную улицу и еще быстрее, деревья мелькают, мелькают, почти сливаются…
Выехали из города. Мощный мотор запел ровнее и мощнее, как в упоении. Развилка. Налево в Валми. Вильям водил машину не хуже Рауля, но Рауль выехал раньше, и машина у него быстрее, и он к ней привык. Скоро я начала надеяться, что эти преимущества ему не слишком помогут, потому что мы опять въехали в туман. Не такой, как у озера, превращающий деревья в призраков, а маленькие облака. Они выплывали из реки и укладывались во всех понижениях дороги, отражали свет фар, мы на время слепли, замедляли ход, а потом опять вырывались в чистый черный воздух. Это сначала действовало на нервы, будто вдруг большая белая рука ударяла по лицу, я даже откидывалась назад. Но с каждым новым облаком мы привыкали, и Вильям сбавлял скорость все меньше. Казалось, он знает каждый поворот дороги, каждое углубление, где туман разлегся на пятьдесят ярдов, а где на пять. Наверное, он очень много тут ездил за время своей работы, может, он знал дорогу лучше Рауля, который большую часть времени проводил между Бельвинь и Парижем. Может, мы его еще и поймаем…
Я убеждала себя, глазела через облака тумана, пыталась увидеть исчезающие фары за каждым поворотом. Вильям спросил:
— А что происходит, Линда?
— Что вы имеете в виду? Ой, я все время забываю, что вы не говорите на французском. Извините, я… Сегодня плохо соображаю. Даже не поблагодарила вас за приезд. Втащила в свои дела, использовала так… Ужасно благодарна, правда.
— Не думайте об этом. Но лучше введите в курс дела, ладно?
Я рассказала ему все с самого начала. Боюсь, не слишком ясно, и останавливалась от приступов страха, которые нападали на меня, пока машина двигалась по этой дурной дороге ровно, как во сне. Темная дорога уходила назад, тонкие серые деревья улетали в никуда, облака тумана маршировали, разбивались, утекали. Красный огонь фар ударил меня по глазам, как кинжал.
— Вильям, смотри.
Он не ответил, но точно увидел. Через секунду огни исчезли, на нас опять навалилась ослепляющая белизна. В ясную черноту и в новое облако, на этот раз не такое густое, так что желтый свет наших фар подвешивал в нем радуги и мы мчались прямо под них. Прямой подъем, быстрее. Красные огни впереди ярдах в двухстах. Он ехал не слишком быстро. Двести ярдов, сто пятьдесят… Грузовик.
Мы подъехали к нему и попросили нас пропустить. Один из монстров, часто встречающихся во Франции, слишком широкий и высокий для любой дороги и слишком быстрый для своих габаритов. Скоро стало очевидно, что он не собирается уступать нам путь, игнорирует мигание наших фар и ни на дюйм не съезжает с середины дороги.
По-моему, мы ехали за ним год. Мои ногти воткнулись в ладони почти до дыр, зубы кусали губу, а я смотрела с ненавистью на грязный черный борт грузовика, повисший прямо перед нами. Он вез гравий, камушки высыпались через щели. С левой стороны кто-то выглянул и посмотрел на нас. До сих пор помню номер 920-DE75, на нем была трещинка в углу. Я думала о том, как впереди несется «Кадиллак», рычит вверх по дороге, о Рауле и Леоне и ужасной сцене, которая неизбежно скоро произойдет в библиотеке Валми. Я опять сказала:
— Вильям…
— Раз его обогнала его таратайка, мы тоже сможем.
Ни следа волнения. Он сдвинулся влево, мигнул фарами и подождал. Грузовик поехал медленнее. Я прижала руку к зубам, стараясь ваять себя в руки.
Занудней процессией мы двигались к вершине горы. Деревья вылезали на свет и отступали. Впереди показались огни быстро идущей машины, серые, все ярче, золотые… Грузовик отодвинулся к краю дороги, чтобы пропустить юс. Наши фары опять вспыхнули, что-то стукнуло меня по спине, и наш «Даймлер» полетел в брешь, как торпеда. Огня фар столкнулись с почти слышным хлопком. Мы дернулись вправо, задели передний бампер грузовика, я услышала гудок и что-то вроде крика, и мы уже неслись вниз по горе, как оборвавшийся лифт.
— Ах, моя сладкая, — сказал Вильям машине и улыбнулся мне. Я со страху прокусила себе руку, а у него даже дыхание не изменилось. — Приятно иметь лошадей…
Дорога опять пошла вверх, вырвалась из тумана, нога Вильяма опустилась ниже, и эти лошади вырвались на свободу.
Я смотрела вперед. Никакого света до тех пор, пока мы не повернули к длинному спуску к мосту Валми. Огни неслись вверх по зигзагу примерно в полумиле от нас. Я должно быть застонала, потому что Вильям посмотрел на меня и сказал:
— Не нервничайте. Они, наверняка, договорятся?
Но он явно не был в этом убежден, так же, как и я. Мы видели лицо Рауля. А огни двигались так, что было ясно — его настроение не изменилось. Исчезли перед освещенными окнами замка. Вильям поехал быстрее, мы слетели с последней горы на стену тумана, повернули на мост и остановились, скрипя тормозами.
— Что случилось?
— Могут две машины разъехаться на этой дороге?
— Нет, но… — Он махнул головой. — О господи!
Вниз очень осторожно спускалась машина. Я двинулась к выходу.
— Куда вы?
— Прямо от моста вверх идет тропинка через лес… Ступеньки… Я могу…
— Не глупи. Твое сердце разобьется, а я все равно доберусь туда раньше. Сиди.
— Но Вильям…
— Девочка, знаю. Но ничего не сделаешь. Смотри, он почти спустился. Сиди.
Я вся тряслась.
— Конечно. Тебе все это неважно, ведь так?
— А тебе так важно? Правда? — Я не ответила. Машина спускалась к мосту, пряталась в тумане. — Извините, Линда.
Перебралась через мост, выехала на дорогу. «Даймлер» рванул вперед, туман летел из под фар, как водяная пыль за эскадренным миноносцем. На секунду из тьмы возник ярко освещенный замок на фоне ночного неба, мечта Золушки, ночной бред. «При факелах банкеты, музыка, игра…» Не для тебя, девочка Линда. Вернешься в северный Лондон.
«Даймлер» обогнул последний поворот, дико зашумел колесами по гравию, повернул и остановился прямо рядом с «Кадиллаком». Недалеко стояла еще одна машина, но я ее не заметила. Открыла дверь прежде чем мы остановились, выскочила и побежала по ступеням к огромной двери. Седдон в холле шагнул вперед.
— Мисс Мартин…
Я пролетела мимо, будто его и не было, и вниз по коридору в библиотеку. Дверь слегка открыта. Свет. Я приближалась к ней, и моя отвага вытекала из меня, как вино из разбитого стакана, я замерла, прежде чем войти. Тишина.
Я мягко толкнула дверь. Три шага внутрь. В комнате несколько человек, но я увидела только двоих. Рауль де Валми стоял спиной к двери и смотрел на отца. Леон де Валми был не в кресле. Лежал на полу. Голова повернута в сторону, щека прижата к ковру. Гладкое спокойное лицо, без морщин и теней, ушли и красота и зло. Ничего не осталось. С моего места плохо было видно черную дырку на лбу.
Я упала бы там, где стояла, но руки Вильяма обхватили меня сзади, подняли и вынесли из тихой комнаты.
21
Девятая карета
…Тепло, журчание, запах азалий… Кто-то гладит мою руку. Но музыки нет, и говорит не Флоримон. И Рауль не ждет, чтобы протанцевать со мной на террасу под луну… Вильям.
— Линда, выпейте.
Язык жжет, не так-то легко глотать. Открылись глаза. Я лежала в маленьком салоне на диване перед камином. Огонь горит, бледные языки пламени лижут новые поленья. Никогда раньше не падала в обморок. Положила руку на глаза. Салон вертелся вокруг, слишком яркий и не в фокусе.
— Допейте.
Послушалась. Что-то безвкусное согревало меня и оживляло, скоро я научилась владеть глазами, пальцами и даже мозгами. И памятью.
— Как вы себя чувствуете?
— Хорошо. Прекрасно. Извините, Вильям. Крайне странный и бесполезный поступок.
Он взял у меня стакан, сел рядом на диван.
— Все, что мы сегодня делали было не слишком полезно, разве не так?
Конечно, это ничего для него не значило, я заставила себя спросить:
— Они его… Они его уже утащили?
— Нет еще.
— Вильям… Я должна… его видеть. На секундочку. Должна.
— Но дорогая Линда…
— Когда он отправится?
— Не представляю, полиция еще занята. Скорая помощь ждет.
Я дернулась.
— Скорая помощь? С ним что-то случилось?
Я села и схватила Вильяма за руку, снова вокруг засверкал сияющий туман.
— Но Линда. Ты не понимаешь? Я думал ты знаешь. Он умер. — Должно быть, я чуть не оторвала ему рукав. Вильям осторожно положил ладонь на мою руку. — Он застрелился незадолго до того, как Рауль, ты и я сюда добрались.
— Ой, Леон. Леон застрелился. Скорая помощь для Леона.
— Почему? А для кого же еще?
Я глупо хихикнула.
— Действительно для кого?
И залилась слезами.
Плохо пришлось Вильяму. Для скромного английского любителя он держался очень хорошо. Он отыскал еще этого странного напитка, еще погладил меня по руке и обнял меня огромной лапой.
— Я думал, ты все поняла. Что это просто шок от вида, э, месье Леона, и поэтому… Парень один, дворецкий, все рассказал, когда принес выпить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики