науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Иногда приходится. Например, надо срочно вывезти беглеца, и под
рукой нет никого, чью личность мы могли бы ему передать. Поэтому у нас
постоянно в запасе широкий выбор синтетиков. Посмотрим теперь, кто эти
живые?
- Минутку, доктор, - перебил его я. - А почему вы сохраняете карточки
умерших людей?
- А это те, кто формально считается живым. Когда кто-нибудь из наших
умирает и представляется возможность скрыть это от властей, мы сохраняем
его данные, чтобы ими мог воспользоваться наш агент. Да, вы поете?
- Неважно.
- Тогда этот отпадает. Он - баритон. Я могу многое в вас изменить, но
не смогу научить вас профессионально петь. А не хотелось бы вам стать
Адамом Ривсом, представителем текстильной компании?
- Вы думаете, я справлюсь?
- Разумеется. После того, как я с вами позанимаюсь.
Через две недели меня не узнала бы и родная мать. Да, думаю, и мать
Ривса не отличила бы меня от своего сына. В течение второй недели я каждый
день встречался с настоящим Ривсом. Пока мы с ним занимались, я к нему
привык, и он мне даже понравился. Он оказался тихим, скромным человеком,
которые не любил вылезать на передний план, и потому казался мне ниже
ростом, хотя он был, конечно, такого же, как и я, роста, сложения и даже
немного походил на меня лицом.
Немного - это было вначале. После небольшой операции уши мои
несколько оттопырились. Нос Ривса был с горбинкой - кусочек воска,
положенный мне под кожу на переносицу, придал горбинку и моему носу.
Пришлось поставить коронки на несколько зубов, чтобы одинаковыми стали
наши зубы. Это была единственная часть перевоплощения, против которой я
возражал. Пришлось также просветлить мне кожу на лице: работа Ривса не
давала ему возможности часто бывать на свежем воздухе.
Но самой трудной частью перевоплощения были искусственные отпечатки
пальцев. Подушечки моих пальцев покрыли тонким слоем, на котором были
выдавлены линии пальцев Ривса. Эта работа была настолько тонкая и точная,
что доктор Мюллер заставил переделать один из пальцев семь раз, пока не
признал, что трюк удался.
Но все это оказалось только началом. Теперь мне надо было научиться
ходить, как ходил Ривс, смеяться, как он смеялся, даже изучить его
поведение за столом. Я усомнился, что много зарабатывал бы как актер, и
мой тренер полностью со мной согласился.
- Послушайте, Лайл, - повторял он. - Когда вы, наконец, усвоите, что
жизнь ваша зависит от того, насколько хорошо вы будете имитировать Ривса?
Вы обязаны научиться!
- А мне казалось, что я веду себя, как Ривс, - робко возражал я.
- Ведете! В этом-то и беда, что только ведете. И разница между вами и
Ривсом, как между настоящей ногой и протезом. Вы обязаны стать настоящим
Ривсом. Попытайтесь. Беспокойтесь, как и он, о распространении тканей,
думайте о вашей последней деловой поездке, о налогах и расцветке...
Давайте. Попытайтесь.
Каждую свободную минуту я изучал дела Ривса так, чтобы полностью
заменить его как специалист по текстилю. Я изучал способы торговли и
понял: мало только развозить образцы и предлагать их розничным торговцам.
Еще до окончания работы я научился уважать своего двойника. Раньше я
полагал, что продавать и покупать - просто. Оказывается, я и здесь
ошибался. Я плохо спал и просыпался по утрам с разламывающейся головой, и
уши мои, еще не зажившие после операции, зудели до безобразия.
И вот все кончено. За две недели я стал Адамом Ривсом,
путешественником по торговым делам.

7
- Лайл, - сказал мне Питер ван Эйк. - Ривс должен вылететь сегодня на
"Комете" в Цинцинатти. Ты готов?
- Да, сэр.
- Хорошо. Повтори приказ.
- Сначала я должен проехать до побережья. Явлюсь в Сан-Францисское
отделение фирмы и отчитаюсь там в своих сделках. Потом возьму отпуск и
поеду отдыхать. В Аризоне, в городе Фениксе, я должен посетить церковную
службу. После службы я останусь и поблагодарю священника за вдохновенную
проповедь. Затем я скажу ему пароль. Он поможет мне добраться до Главного
штаба.
- Правильно. Ты попадешь к месту работы, и, кроме того, я использую
тебя как курьера. Зайди сейчас в психодинамическую лабораторию, и главный
техник даст тебе указания.
- Слушаюсь.
Питер встал из-за стола и, обойдя его, подошел ко мне.
- До свидания, Джон. Береги себя.
- Спасибо, сэр. А послание, которое я должен доставить, важное?
- Очень важное.
Он больше ничего не сказал и оставил меня в недоумении. Почему не
сказать сразу, если я все равно через несколько минут все узнаю? Но я
ошибался. В лаборатории меня попросили сесть и подготовиться к сеансу
гипноза.
- Вот и все, - сказали мне после окончания сеанса. - Выполняйте
приказание.
- А как насчет послания, которое я должен доставить в Главный штаб?
- Оно уже в вас.
- Гипнотически? Но если меня арестуют?
- Вы в безопасности. Ключ к посланию в двух условных словах. У того,
кто будет вас допрашивать, если вы попадетесь, практически нет шансов
произнести оба слова в определенном порядке. Поэтому вы не сможете выдать
послание ни во сне, ни наяву.
Сначала я думал, что мне дадут какое-нибудь средство покончить жизнь
самоубийством, если я попадусь. Но когда узнал, что послание будет в
безопасности, то на стал даже просить. Кстати, я не склонен к
самоубийству: когда дьявол придет по мою душу, ему придется тащить меня на
тот свет силой.
Ракетодром Нового Иерусалима связан с городом подземкой. Станция
находится прямо напротив универмага, так что я вышел из его дверей,
перешел улицу, разыскал тоннель с надписью "Ракетодром", подождал, пока
подъехала пустая повозка, положил туда багаж, сел сам. Служитель закрыл
колпак, включил ток, и почти мгновенно я оказался в порту.
Я купил билет и встал в хвост очереди к портовому полицейскому
участку. Должен признаться, что я нервничал. За документы Адама Ривса я не
боялся, но знал, что полицейские наверняка имеют приказ задерживать
всякого, кто напоминает бежавшего преступника Джона Лайла. Но они всегда
кого-нибудь да разыскивают, и я надеялся, что список разыскиваемых лиц
слишком длинен для того, чтобы на некоего Джона Лайла обратили особое
внимание.
Очередь продвигалась медленно. Я принял это за неблагоприятный знак,
особенно когда заметил, что нескольких человек вывели из нее и поставили у
стены. Но само ожидание позволило мне собраться с силой. Я протянул
сержанту свои документы, посмотрел на хроно, потом поднял глаза к
станционным часам и снова посмотрел на свой хроно.
Сержант проверял бумаги не спеша. Он взглянул на меня и сказал:
- Не волнуйтесь, не опоздаете. Пока мы всех не проверим, они не
полетят.
Он пододвинул ко мне блестящую дощечку:
- Отпечатки пальцев, попрошу.
Я без слов протянул руки. Он сверил эти отпечатки с отпечатками в
моем разрешении на передвижение по стране, потом с отпечатками пальцев,
которые Ривс оставил, когда прилетел сюда неделю назад.
- Все в порядке, мистер Ривс. Приятного пути.
Я поблагодарил его и пошел дальше.
Народу в "Комете" было немного. Я выбрал место у окна, в передней
части салона, и только успел развернуть свежий номер "Святого города", как
почувствовал прикосновение к плечу.
Это был полицейский.
- Прошу вас выйти.
Меня вывели из ракеты вместе с другими четырьмя пассажирами. Сержант
был вежлив.
- Придется попросить всех вас вернуться в участок для дальнейшей
проверки. Багаж будет выгружен. Билеты действительны на следующий рейс.
Я возмутился:
- Я обязан быть сегодня вечером в Цинцинатти!
- Прошу прощения. - Тут он обернулся ко мне. - А, вы - Ривс! Вроде
все сходится. И рост и лицо. Дайте-ка я еще разок посмотрю ваш пропуск. Вы
же прилетели в город неделю назад?
- Совершенно правильно.
Он снова внимательно изучил мои документы.
- Ну, конечно, теперь я припоминаю. Вы прилетели утром во вторник на
"Пилигриме". И вы не могли быть в двух местах одновременно. Так что, я
думаю, против вас мы ничего не имеем. Быстро возвращайтесь в ракету.
Остальные следуйте за мной.
Я вернулся в салон и снова развернул газету. Через несколько минут
ракета взлетела и взяла курс на запад. Я продолжаю читать газету, чтобы
успокоиться, но вскоре заинтересовался. Только что утром, в подполье, я
читал свежую канадскую газету. Контраст был поразителен. Я снова оказался
в мире, для которого не существовало других стран, "иностранные новости"
состояли из гордых отчетов наших иностранных представительств и миссий и
нескольких сообщений о зверствах "безмозглых". Я подумал, куда деваются
все деньги, которые ежегодно выделяются на миссионерскую деятельность.
Остальной мир, если верить "их" газетам, и не подозревал, что наши
миссионеры существуют.
Потом я начал выбирать из сообщений те, что были явно лживыми. К тому
времени, когда я кончил их подсчитывать, мы спустились в ионосферу и
приближались к Цинцинатти. Мы обогнали солнце и из ночи прилетели в вечер.
Очевидно, в моем роду был бродячий торговец. Я не только посетил все
пункты, намеченные Ривсом, но даже добился кое-каких успехов. Даже
обнаружил, что получаю больше удовлетворения, уговорив несговорчивого
торговца, чем от военной службы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики