науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Зеб лежал на койке и курил. Я знал и раньше, что он курит, и он знал,
что я не одобряю этой греховной привычки. Но это был не очень крупный
грех, и мне даже в голову не приходило донести на Зеба, когда мы жили с
ним во дворце. Я даже знал, что его обеспечивал контрабандными сигаретами
один из сержантов.
- А кто тебе здесь достает сигареты? - спросил я.
- Зачем просить других, когда можно купить их в лавке?
Он покрутил в пальцах эту отвратительную штуку и сказал:
- Мексиканские сигареты крепче тех, которыми я пользовался раньше. Я
подозреваю, что в них кладут настоящий табак вместо заменителей, к которым
я привык. Хочешь закурить?
- Нет уж, спасибо.
Он сухо усмехнулся.
- Давай, прочти мне обычную лекцию. Тебе самому станет легче.
- Послушай, Зеб, я тебя не критикую. Может быть, я и здесь
заблуждался.
- Ну уж нет. Это гадкая привычка, которая разрушает мне зубы, портит
дыхание и в конце концов убьет меня, породив во мне рак легких. - Он
глубоко затянулся, выпустил клуб дыма и был, по-видимому, вполне доволен
жизнью. - Но я не могу устоять против этой гадкой привычки. К тому же
господь бог не обращает на это никакого внимания.
- Не богохульствуй.
- А я и не богохульствую.
- Да? Ты нападаешь на одно из основных положений религии. Господь
всегда следит за нами.
- Кто тебе сказал?
На секунду я лишился дара речи.
- Это же... это же аксиома. Это...
- Я повторяю вопрос: "Кто тебе сказал об этом?" Допустим, что за мной
следит сам господь бог и накажет меня вечными муками ада за то, что я
курю. Но кто тебе сказал об этом? Джонни, ты уже достиг в своем воспитании
момента, когда ты понимаешь, что Пророка стоит скинуть и повесить на
высоком-высоком дереве. И в то же время ты пытаешься навязать мне
собственные религиозные убеждения. Поэтому я еще раз спрашиваю: "Кто тебе
сказал?" На каком холме ты стоял, когда с неба упала молния и просветила
тебя? Какой архангел принес тебе эту новость?
Я не смог ничего ответить.
- Я знал разных людей, - продолжал Зеб. - И хороших, и скромных, и
преданных. Но как ты назовешь человека, который уверяет, будто знает, о
чем думает сам господь бог? Человека, уверяющего, что он - его поверенный?
И это помогает ему чувствовать себя всемогущим и править мной и тобой.
Итак, появляется человек с громким голосом и средними умственными
способностями. Он слишком ленив, чтобы стать фермером, слишком глуп, чтобы
работать инженером, ненадежен, чтобы быть банкиром, но, братишка, он может
молиться! Он собирает вокруг себя других таких же. И вот родился Первый
Пророк.
Я готов был согласиться с Зебом, пока он не назвал Первого пророка. Я
уже пришел к внутреннему заключению, что наш теперешний пророк плох, но
это еще не поколебало основы моей веры, впитанной с молоком матери. Я
хотел реформировать церковь, но не хотел ее ломать.
- Что-то не так? - спросил Зеб, разглядывая с интересом мое лицо. - Я
опять тебя чем-то обидел?
- Нисколько, - ответил я тихо и принялся объяснять ему, что если
власть в стране держит в своих руках дьявольская банда, это еще не значит,
что неверна сама вера.
Зеб вздохнул, будто устал от нашего разговора.
- Повторяю, Джонни, что совсем не собираюсь спорить с тобой о
религии. По натуре я не агрессор - вспомни, что даже в подполье меня
пришлось тащить чуть ли не силой... - Он помолчал. - Ты полагаешь, что
доктрины - дело логики?
- Конечно, это завершенное логическое построение.
- Тогда фигура бога очень удобна. Ты можешь с его помощью доказать
все, что тебе хочется. Ты просто подбираешь выгодные тебе постулаты, а
затем уверяешь, что они тебе внушены свыше. И никто не может доказать, что
вы врешь.
- Ты хочешь сказать, что Первый Пророк не был назначен свыше?
- Я ничего не хочу сказать. Насколько я знаю, я сам и есть Первый
Пророк, прибывший вновь на землю для того, чтобы изгнать торгующих из
храма.
- Не смей... - начал я, но тут раздался стук в дверь. Я осекся и
сказал: "Войдите!"
Вошла сестра Магдалина.
Она кивнула Зебу, улыбнулась, глядя на мою глупую физиономию, и
сказала:
- Привет, Джон Лайл. Добро пожаловать.
Я впервые увидел ее без сутаны и капюшона. Она показалась мне
удивительно хорошенькой и совсем молоденькой.
- Сестра Магдалина!
- Нет. Сержант Эндрюс. Для друзей - Магги.
- Но почему вы здесь?
- Сейчас потому, что узнала за ужином о вашем приезде. Не найдя вас
нигде, я решила искать у Зеба. А вообще-то, я не могла вернуться во
дворец, а так как наш тамошний подпольный центр переполнен, меня перевели
сюда.
- Очень приятно видеть вас здесь!
- И мне тоже, Джон.
Она потрепала меня по щеке и снова улыбнулась. Потом села на кровать
к Зебу. Зеб зажег еще одну сигарету и протянул ей. Она взяла ее,
затянулась и выпустила дым так естественно, будто курила всю жизнь.
Никогда в жизни я не видел, чтобы женщина курила. Никогда. Я понимал,
что Зеб следит за мной, и тщательно делал вид, что меня это совсем не
шокирует. Вместо того, чтобы продолжать спор, я сказал:
- Как хорошо, что мы снова все встретились. Вот если бы еще...
- Знаю, - сказала Магги, - если бы Юдифь была с нами. Вы не получили
от нее писем?
- Разве это возможно?
- Я не помню номер почтового ящика, но вы можете заглянуть ко мне в
комнату. Будете писать, не запечатывайте. Мы проверяем письма, чтобы вы не
написали лишнего. Я сама написала ей на прошлой неделе, но еще не получила
ответа.
Я подумал, что надо извиниться и убежать писать письмо, но не сделал
этого. Уж очень было в самом деле приятно сидеть с ними обоими, и мне не
хотелось, чтобы этот вечер кончался. Я решил, что напишу перед сном, и тут
же, к собственному удивлению, подумал, что не удосужился вспомнить о Юдифи
с самого... самого Денвера, по крайней мере.
Но я не написал письма в тот вечер. Было уже больше одиннадцати,
Магги сказала, что завтра рано вставать, и тут вошел ординарец.
- Командующий просит легата Лайла немедленно прибыть к нему.
Я быстро причесался и поспешил к генералу, жалея, что одет не в
форму, а в гражданский костюм.
Дом Администрации был темен, и даже мистер Джайлс отсутствовал в этот
поздний час. Я нашел дверь в кабинет, постучал, вошел и, щелкнув
каблуками, сказал:
- Легат Лайл прибыл по вашему приказанию, сэр.
Пожилой человек, сидевший спиной ко мне за столом, обернулся, и у
меня дух перехватило от удивления.
- А, Джон Лайл, - сказал он, встал из-за стола и подошел ко мне,
протягивая руку. - Давно не виделись, не так ли?
Это был полковник Хаксли, начальник отдела прикладных чудес в Вест
Пойнте и единственный мой друг среди офицеров. Не раз по воскресеньям я
отсиживался у него дома, отдыхая от гнета мертвой дисциплины.
- Полковник... Я хотел сказать, генерал, сэр. Я думал, что вы умерли.
- Мертвый полковник становится живым генералом. Неплохо звучит. Нет,
Лайл, я только считаюсь мертвым. На самом деле ушел в подполье. Они всегда
так объявляют, если пропал офицер. Так лучше для общественного мнения. Ты
тоже мертв, разве ты не знаешь?
- Нет, не знаю. Впрочем, это не играет роли. Как хорошо, что вы с
нами, сэр.
- Хорошо.
- А как вы...
- Как я попал сюда и стал большим начальником? Я состою в движении
много лет, Лайл. Но я не переходил на нелегальное положение, пока мне не
пришлось это сделать, - никто из нас не скрывается в подполье по своей
воле. Они хотели, чтобы я постригся в монахи. Им не нравилось, что мирской
офицер знает слишком много о том, как организуются чудеса. Я взял отпуск и
умер. Очень печально. - Он улыбнулся и продолжал. - Но ты садись, садись.
Я ведь собирался тебя позвать, да очень был занят. Только сейчас выбрал
время, чтобы прослушать запись твоего доклада.
Мы поболтали немного. Я уважал Хаксли больше, чем любого другого
офицера. И его присутствие здесь развеяло бы любые сомнения в правоте
нашего дела, если бы они у меня еще оставались. Раз уж полковник здесь,
значит здесь и мое место.
В конце беседы Хаксли сказал:
- Как ты понимаешь, Лайл, я тебя вызвал в этот поздний час не только
для того, чтобы просто поболтать. У меня есть для тебя работа.
- Да, сэр?
- Без сомнения, ты уже обратил внимание, что среди нас мало
профессиональных военных. Не думай, что я недоволен моими товарищами, -
каждый из них посвятил нашему делу жизнь. Все они сознательно отдали себя
под власть военной дисциплины, что не всегда легко сделать, если ты уже не
мальчик. Но все-таки нам остро не хватает настоящих кадровых солдат. У
меня уходит масса лишних усилий на то, чтобы превратить Главный штаб в
успешно функционирующий организм. Я буквально завален административными
делами. Не поможешь ли ты мне?
Я поднялся.
- Я сочту за честь служить с вами.
- Отлично! Назовем тебя пока моим личным адъютантом. На сегодня все.
Увидимся утром, капитан.
Я уже был на полпути к двери, когда до меня дошли его последние
слова. Но я решил, что генерал оговорился.
Оказалось, нет. На следующее утро я отыскал свой кабинет по табличке:
"Капитан Лайл", приколотой к двери. С точки зрения профессионального
военного, революция имеет большое преимущество - она дает возможность
быстро расти по службе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики