науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Но нет, Джонни, нет!
Из глаз ее покатились слезы, и она всхлипнула. Но тут же взяла себя в
руки, вытерла глаза рукавом и закончила:
- Ну вот, ты заставил меня разреветься. Я не ревела несколько лет.
Я хотел обнять ее, но она оттолкнула мои руки и отступила на шаг.
- Нет, Джонни! Сначала выслушай меня. Я готова работать у тебя
экономкой, служанкой, но замуж за тебя я не выйду.
- Почему нет?
- Почему нет? Дорогой мой, очень дорогой мой мальчик, потому что я
старая, усталая женщина, вот почему.
- Старая? Ты старше меня не больше, чем на год или два. Ну три, самое
большее. И это не играет роли.
- Я старше тебя на тысячу лет. Подумай, кем я была, где я была, что я
знаю. Сначала я была "невестой" Пророка.
- Ты не виновата.
- Может быть. Но затем я была любовницей твоего друга Зеба. Ты знал
об этом?
- Ну... в общем, я в этом не сомневался.
- Но это не все. У меня были другие мужчины. Одни по необходимости -
я покупала их милости, другие от одиночества и тоски. Потом, когда Пророку
надоедает очередная невеста, она теряет во дворце всякую цену даже для
себя самой.
- Мне все равно! Мне все равно! Мне плевать! Это не имеет никакого
значения!
- Ты это сейчас так говоришь. А потом это будет иметь для тебя
значение. Я думаю, что знаю тебя, милый.
- Значит, ты меня не знаешь. Мы начнем жизнь снова.
Она глубоко вздохнула.
- Ты думаешь, что любишь меня, Джон?
- Думаю, да.
- Ты любил Юдифь. Теперь, когда ты обижен ею, тебе кажется, что ты
любишь меня.
- Но... но откуда мне знать, что такое любовь? Я знаю одно: я хочу,
чтобы ты вышла за меня замуж и чтобы мы всегда были вместе.
- И я не знаю, - сказала она так тихо, что я еле услышал ее слова.
Она подошла ко мне, и я обнял ее так естественно и просто, будто мы всю
жизнь только и делали, что обнимались.
Мы поцеловались, и я спросил:
- Ну, теперь ты согласна выйти за меня замуж?
Она откинула голову и посмотрела на меня почти испуганно:
- О, нет!
- А я думал...
- Нет, дорогой, нет! Я буду содержать твой дом, вести хозяйство,
стирать белье, спать с тобой, если ты того захочешь, но не надо тебе
жениться на мне.
- Черт возьми! На такое я не согласен.
- Нет? Посмотрим. - Она вырвалась из моих рук.
- Магги! - крикнул я.
Но она уже бежала по тропинке, будто летела по воздуху. Я хотел
догнать ее, споткнулся о сталактит и упал. Когда я поднялся, ее уже не
было видно.
И - удивительное дело. Я всегда считал Магги высокой, статной, почти
с меня ростом. Но когда я обнимал ее, оказалось, она совсем маленькая. Мне
пришлось наклоняться, чтобы ее поцеловать.

12
В ночь Чуда все, кто оставался в Главном штабе, собрались в комнате
связи перед экранами телевизоров. Наш городок совсем опустел, все
разъехались по боевым постам. Нам, оставшимся, надо было поддерживать
связь между группами. Стратегия была оговорена, и час восстания приурочен
к часу Чуда. Тактические планы для всей страны не могли быть разработаны в
Главном штабе, и Хаксли был достаточно хороший генерал, чтобы и не
пытаться сделать это. Войска стояли на исходных позициях, и их командиры
должны были сами принимать решения. Все, что нам оставалось, ждать.
На главном экране светилось объемное цветное изображение помещений
дворца. Служба шла уже весь день. Процессии, гимны, жертвоприношения,
песнопения - бесконечная монотонность красочного ритуала. Мой старый полк
стоял окаменевшими рядами; блестели шлемы, и копья казались зубьями
гребенки. Я разглядел Питера ван Эйка, живот которого был закован в
сверкающие латы, стоявшего впереди взвода. Я знал из донесений, что ван
Эйк выкрал копию нужного нам кинофильма, и его присутствие на церемонии
было хорошим знаком: значит, его не подозревают.
На трех остальных стенах комнаты связи находились многочисленные
экраны поменьше. Они показывали толпы людей на улицах различных городов,
забитые молящимися местные храмы. И на каждом экране люди не отрывали глаз
от телевизоров, показывающих ту же суету, что и наш главный экран, - в
комнатах дворца Пророка.
По всей Америке люди ждали Чуда. Чуда Воплощения.
За нашей спиной психооператор склонился над телепаткой, находившейся
под гипнозом. Телепатка, девушка лет двадцати, что-то пробормотала.
Психооператор обернулся к генералу Хаксли:
- Станция "Голос бога" в наших руках, сэр.
Хаксли кивнул головой. От этого зависело все. У меня задрожали
колени. Взять станцию в свои руки мы могли только перед самым началом
Чуда. Не раньше... Изображение передается по кабелю с этой станции, и
единственная возможность внести коррективы в передачу - захватить хотя бы
на несколько минут передающую станцию. Я был несказанно горд успехом моих
товарищей, но гордость сменилась горем, потому что я знал, что ни один из
них не доживет до вечера.
Но если они продержатся еще несколько минут, смерть их будет не
напрасна, и души их найдут успокоение. На такие подвиги обычно шил те
братья, жены которых побывали в руках инквизитора.
Начальник связи дотронулся до рукава генерала Хаксли.
- Начинается, сэр, - сказал он.
Камеры направлены на дальний конец зала храма. Мы увидели алтарь, и
затем все взоры устремились к арке из слоновой кости над алтарем - над
входом в святая святых. Вход был закрыт тяжелыми золотыми занавесями.
Я не мог оторвать глаз от экрана. После бесконечного, как мне
показалось, ожидания, занавеси дрогнули и медленно раздвинулись, и перед
нашими глазами предстал реальный, будто могущий в любой момент сойти с
экрана, сам воплощенный Пророк.
Он повернул голову, окидывая всех горящим взглядом, и мне казалось,
что он заглядывает мне в глаза. Мне захотелось спрятаться. Я с удивлением
услышал собственный голос:
- И вы хотите сказать, что можете воспроизвести это?
Начальник связи кивнул:
- С точностью до миллиметра. Наш лучший имперсонатор, подготовленный
лучшими хирургами. Может быть, идет уже наш фильм.
- Но ведь это реально!
Хаксли взглянул на меня:
- Поменьше разговоров, Лайл, - сказал он. Никогда еще он был так
сердит на меня.
Я замолчал и обернулся к экрану. Это могучее лицо и горящий взгляд,
это - актер? Нет! Я знал это лицо и видел его столько раз на церемониях.
Что-то испортилось, и наш план провалился.
Хаксли спросил почти грозно:
- Есть связь с Новым Иерусалимом?
- Простите, нет, сэр.
Пророк начал говорить.
Его покоряющий, могучий голос гремел, как иерихонская труба. Он
ниспрашивал благословения господа на грядущий год. Потом замолчал,
взглянул снова на меня, поднял очи горе и обратился к Первому Пророку,
моля того явиться народу во плоти и предлагая свое тело посредником в
этом.
Началось перевоплощение - у меня волосы стали дыбом. Я уже знал, что
мы проиграли. Пророк вытянулся на несколько сантиметров, его одежды
потемнели, и вот перед нами в старинной тоге стоял сам Негемия Скаддер.
Первый Пророк и основатель Нового Крестового похода. Я чувствовал, как
внутренности мои сковал страх, чувствовал себя снова маленьким мальчиком,
впервые увидевшим это Чудо по телевизору в приходской церкви.
Он начал с добрых пожеланий народу и выражения своей любви к людям.
Понемногу он разогрел себя, на лице появились капли пота, и пальцы
переплелись так же, как и в те дни, когда он призывал бога на ранних
собраниях крестоносцев в долине Миссисипи. Он клеймил грех во всех его
проявлениях, грех плоти, духа и денег. В самый разгар речи он перешел на
другую тему, чем весьма удивил меня.
- Но я вернулся сегодня не для того, чтобы говорить о малых грехах
народа, - сказал он. - Нет! Я пришел к вам призвать вас к оружию.
Поднимитесь и восстаньте! Сатана пришел к вам! Он здесь! Он среди вас! С
гибкостью змея он проник сюда и принял форму вашего наставника! Да! Он
принял личину Пророка!
Уничтожьте Пророка! Во имя господа уничтожьте его и его приспешников!

13
- Докладывает Брюлер со станции "Голос бога", - сказал связист. -
Станция отключена и будет взорвана через тридцать секунд. Группа
попытается отступить до взрыва. Всего хорошего. Конец сообщения.
Хаксли пробормотал что-то и отошел от погасшего экрана. Малые экраны,
передававшие сцены в различных городах страны, показывали полную сумятицу
и растерянность. Но в то же время они вселяли в меня надежду. Повсюду
начались бунты и столкновения. В шоке я смотрел на экраны, не в силах
понять, кто друг, а кто враг. В открытом театре в Голливуде толпа затопила
сцену и буквально поглотила чиновников и священников, сидевших в
президиуме. Наверху, над последним рядом, стояло немало охранников, и
поэтому я ожидал, что они сверху скосят бунтовщиков огнем из автоматов. Но
прозвучал лишь один выстрел, и он был направлен не вниз, а в сторону. Один
из охранников упал.
Дерзкий выпад против Пророка удался сверх ожиданий. И если
правительственные войска по всей стране дезорганизованы так же, как в
Голливуде, нам предстоят не бои, а удержать завоеванное.
Монитор из Голливуда погас, и я обернулся к другому экрану,
передававшему картинку из Портланда, штат Орегон. Там тоже кипела схватка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики