науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Минут десять спустя Магги снова появилась на моей стороне озера.
- Я замерзла, - сказала она, вылезла из воды и прошла под прикрытие
камня. Я подумал, что она не кажется голой - просто она не покрыта
одеждой, подобно нашей праматери Еве. В этом заключалось различие между
ней и Мариам - та была голой.
Когда Магги вылезла из воды и мы с ней оба молчали, я понял, что в
пещере не раздается ни звука. Нет на свете ничего более безмолвного, чем
безмолвие пещеры. На поверхности земли вы всегда можете уловить
какой-нибудь шум, но совершенно особенная тишина достижимая лишь под
землей. Если под землей ты затаишь дыхание, то ощутишь бесконечную
совершенную тишину.
Я понял, что не слышу звуков от плывущих Зеба и Мариам. А эти звуки
обязательно должны были до меня донестись. Я поднялся и сделал два шага по
берегу озера, но остановился, потому что на моем пути находилась
"костюмерная" Магги.
Я в самом деле был обеспокоен и не знал, что предпринять. Кинуть им
веревку? Но куда? Прыгнуть в воду и искать их в глубине? Я тихо позвал:
- Магги!
- Что случилось, Джон?
- Магги, я волнуюсь.
Она сразу же вышла из-за камня. Она успела надеть брюки и прижимала к
груди полотенце. Мне показалось, что она только что сушила полотенцем
волосы.
- Почему ты волнуешься?
- Молчи и слушай.
Она замолчала. Через некоторое время она сказала:
- Я ничего не слышу.
- Вот именно. А ты должна слышать. Я слышал, как вы плыли, даже когда
вы были у дальнего берега озера. А сейчас ни звука, ни всплеска. Не может
быть, что они одновременно нырнули и ударились головами о камни?
- Не беспокойся, с ними все в порядке.
- Но я, честное слово, обеспокоен.
- Я уверена, что они просто отдыхают. На той стороне тоже есть
маленький пляж, даже меньше этого. Там они и лежат. Я с ними там была, но
замерзла и потому вернулась.
Но я уже принял решение. Я понял, что моя проклятая стеснительность
мешает мне выполнить свой долг.
- Отвернись. Нет, уйди за камень. Мне нужно раздеться.
- Зачем?
Я открыл рот, чтобы закричать, но не успел издать ни звука, потому
что Магги закрыла мне рот ладонью. От этого движения полотенце упало, что
заставило нас обоих смутиться.
- Боже мой! - воскликнула она. - Пожалуйста, не кричи.
Она отвернулась от меня, нагнулась, подняла полотенце. А когда она
обернулась вновь, полотенце было надежно обмотано вокруг ее груди.
- Джон Лайл, - произнесла она, - подойди сюда и сядь. Сядь рядом со
мной.
Она села и хлопнула ладонью по песку - и в голосе ее звучала такая
уверенность, что я послушно уселся рядом с ней.
- Подвинься ближе ко мне, - сказала она. - Я не хочу кричать.
Я осторожно подвинулся к ней так, что мой рукав касался ее обнаженной
руки.
- Так-то лучше, - сказала она совсем тихо, стараясь, чтобы ее голос
не разносился по пещере. - А теперь слушай внимательно: там находятся два
человека, которые хотят побыть вдвоем. Они находятся в полной безопасности
- я их видела. К тому же оба - отличные пловцы. Ты же, Джон Лайл, должен
умерить свой пыл и научиться не вмешиваться в чужие дела.
- Боюсь, что я тебя не понял, - искренне сказал я. Но, по правде
сказать, я уже подозревал, что начинаю ее понимать.
- Ну что ты за человек! Скажи мне, Мариам что-нибудь для тебя значит?
- Значит? Нет, пожалуй, не значит.
- Мне тоже так казалось. По крайней мере, за все время ты и двух слов
ей не сказал. Значит, у тебя нет оснований ее ревновать. А если так, то
оставь ее в покое и не суй нос в чужие дела. Теперь ты меня понял?
- Наверное, да...
- Вот и помолчи.
Я замолчал. Она не двигалась. Я остро ощущал ее обнаженность. Потому
что она была обнаженной, хоть и была закрыта и казалась не обнаженной; и я
так надеялся: она не предполагает, что я догадался о том, что она
обнаженная... К тому же я остро ощущал себя участником... участником, не
знаю чего. Я мысленно заявил себе: у меня нет оснований подозревать самое
худшее, тем более что я не инспектор по морали.
Наконец я выговорил:
- Магги...
- Что, Джон...
- Я тебя не понимаю.
- Почему, Джон? Впрочем, а так ли надо все понимать?
- Мне кажется, что тебя совершенно не тревожит, что Мариам осталась
совсем наедине с Зебом...
- А что я должна по этому поводу предпринять?
Ну что ты будешь делать с этой женщиной! Она нарочно делала вид, что
меня не понимает.
- Ну как тебе сказать... понимаешь, у меня создалось впечатление, что
ты с Зебом... я хотел сказать, что вы собираетесь пожениться, когда можно
будет...
Она засмеялась низким голосом.
- Полагаю, что у тебя и в самом деле могло сложиться такое
впечатление. Но, поверь мне, эта проблема решена и забыта ко всеобщему
удовлетворению.
- Да?
- Пойми меня правильно. Мне очень нравится Зебадия, и я знаю, что
тоже ему нравлюсь. Но психологически мы с ним оба доминантные типы - ты
можешь проверить по нашим психологическим таблицам. Такие люди, как мы, не
имеют права жениться друг на друге. Подобные браки совершаются не на
Небесах, поверь мне. К счастью, мы поняли это вовремя.
- Ага.
- Вот именно, ага.
А вот как случилось то, что случилось в следующую минуту, я не
понимаю. Я подумал было, что она такая одинокая... и оказалось, что я ее
целую. Она прижалась ко мне, откинулась назад и ответила на поцелуй с
таким жаром, какого я в ней и не подозревал. Что же касается меня, то в
голове у меня гудело, глаза, кажется, вылезли из орбит, и я никак не мог
сообразить, то ли я провалился на тысячу футов под землю, то ли я шагаю на
параде.
Потом я пришел в себя. Она заглянула мне в глаза и прошептала:
- Дорогой мой Джон...
Затем она неожиданно вскочила на ноги, склонилась надо мной, забыв о
том, что полотенце может упасть, и похлопала меня по щеке.
- Юдифи сказочно повезло, - сказала она, - интересно, она об этом
догадывается?
- Магги! - взмолился я.
Она отвернулась от меня и сказала, глядя перед собой:
- Пойду кончу одеваться. А то простужусь. Я совсем закоченела.
А мне она совсем не показалась закоченевшей.
Вскоре она вернулась. Она была одета и яростно вытирала полотенцем
свою пышную гриву. Я взял мое сухое полотенце и помог ей вытирать волосы.
Я не думаю, что я предложил ей помощь: просто подошел и помог. У нее были
такие густые и пышные волосы, что даже дотронуться до них - наслаждение.
По мне мурашки бегали.
За этим занятием нас и застали Зеб и Мариам, когда они медленно
подплыли к берегу. Мы слышали их смех и голоса задолго до того, как
увидели их. Мариам вылезла из воды обнаженная и бесстыжая, как
какая-нибудь шлюха из Гоморры, но я на нее почти не обратил внимания.
Зеб поглядел мне в глаза и спросил:
- Ты готов купаться, старик?
Я хотел было ответить, что и не собираюсь купаться, и намеревался в
качестве оправдания заявить, что мое полотенце уже мокрое и мне нечем
будет вытираться, - и тут я понял, что Магги наблюдает за мной. Она и
слова не произнесла, просто смотрела на меня.
- Конечно, я выкупаюсь! - заявил я. - Я вас заждался.
- Затем я крикнул:
- Мариам, скорей вылезай из-за камня! Мне негде раздеться.
Мариам захихикала и выскочила из-за камня, на ходу оправляя одежду. Я
торжественно проследовал в раздевалку.
Я надеюсь, что когда покинул это убежище, я сохранил остатки
торжественности. Во всяком случае я стиснул зубы и зашагал к воде. В
первый момент вода обожгла меня холодом, но я чувствовал холод лишь в
первые секунды. Я никогда не был хорошим пловцом, но выступал за мой класс
и как-то даже купался в Гудзоне на Новый год. В общем, купаться в черном
озере мне понравилось.
Я переплыл озеро. На той стороне тоже был маленький песчаный пляж. Я
не стал на него вылезать.
На обратном пути я нырнул и постарался достичь дна, но мне это не
удалось. Видно, озеро было глубже и абсолютно тихо. Если бы у меня были
жабры, то, наверное, стоило бы остаться в нем навсегда, подальше от
Пророков, от Каббалы, от бесконечных входящих и исходящих бумаг, от забот
и проблем, слишком сложных и тонких для меня.
Я вынырнул и с трудом восстановил дыхание. И быстро поплыл к нашему
пляжу. Девушки уже разложили на одеяле обед, и Зеб кричал мне, чтобы я
поторопился. Зеб и Магги не отвернулись, когда я вылез из воды, то я
заметил, что Мариам беззастенчиво разглядывает меня. Не думаю, что я
покраснел. Кстати, я никогда не любил блондинок. Я убежден, что Лилит была
блондинкой.

11
Высший Совет, состоявший из начальников отделов, генерала Хаксли и
еще нескольких человек, собирался примерно раз в неделю. Прошло около
месяца после нашего разговора с Магги, я сидел в комнате заседания и
стенографировал выступления. У нас остро не хватало людей. Моим
номинальным начальником был генерал Пеннойер, носивший звание начальника
Генштаба. Но я видел его только два раза, потому что еще он числился
начальником снабжения и большую часть времени уделял второй специальности.
Поэтому Хаксли приходилось самому выполнять все обязанности начальника
Генштаба, а я стал при нем идеальным адъютантом. Я даже умудрялся следить,
принимает ли он вовремя желудочные таблетки.
Совещание было шире обычного.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики