науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

О Ривсе ни слова.
Напротив было открытое окно, выходившее на ракетодром. Небольшая
ракета спустилась к земле, притормозила и замерла в четверти мили от
меня... Пилот выпустил шасси, подогнал ракету к административному зданию и
оставил ярдах в двадцати от окна. Я хорошо знал этот тип ракет (я водил
такую же, играя за армию в воздушное поло; в тот год мы обыграли и флот, и
Принстонский колледж).
Пилот вышел из ракеты и скрылся в здании. Если зажигание не
выключено, почему бы не попробовать? Я посмотрел на открытое окно.
Возможно, оно снабжено виброзащитой, и тогда я даже не успею узнать,
отчего я погиб. Но я не видел никакой проводки, а тонкие стенки вряд ли
могли скрыть в себе провода. Может быть, окно было оборудовано только
контактной сигнализацией?
Пока я размышлял, до меня снова донеслись голоса из соседней комнаты.
- Какая группа крови?
- Первая, сержант.
- Совпадает?
- Нет, у Ривса третья.
- Ого! Позвони в главную лабораторию. Мы возьмем его в город на
анализ сетчатки.
Я попался и знал это. Они уже наверняка поняли, что я не Ривс. Как
только они сфотографируют рисунок сосудов на сетчатке глаза, они тут же
узнают, кто я на самом деле.
И я выпрыгнул в окно.
Я опустился на руки, перекатился через голову и, как пружина, вскочил
на ноги. Дверь в ракету была раскрыта, и зажигание не отключено - дуракам
везет!
Я не стал выводить ракету на главное поле, а дал полный газ. Мы с
ней, с моей милой, подпрыгнули, пронеслись над землей и взмыли вверх, взяв
курс на запад.

8
Я набрал высоту, чтобы включить главный двигатель. Настроение было
отличное: в руках у меня чудесный корабль, а полицейские остались с носом.
Но как только я отлетел на некоторое расстояние от аэропорта, мой глупый
оптимизм испарился.
Если кот спасается, залезая на дерево, ему приходится сидеть там,
пока собака не уйдет. Это была как раз та ситуация, в которой я оказался.
Но я не могу бесконечно находиться в воздухе, а собака ни за что не уйдет
из-под дерева. Уже дан сигнал тревоги. Через минуту поднимутся полицейские
ракеты. Меня засекут, в этом сомневаться не приходится, и экраны слежения
уже не выпустят меня из поля зрения. После этого - два пути: приземлиться,
куда прикажут, или быть сбитым.
Чудо моего спасения казалось не таким уж и чудом? Или, может быть,
слишком чудом? С каких пор полицейские стали такие рассеянные, что
оставляют пленника без охраны в комнате с открытым окном? И не слишком ли
чудесное совпадение - рядом опускается корабль, которым я умею управлять,
и пилот забывает выключить зажигание именно в тот момент, когда сержант
говорит громко, что я разоблачен?
Может, это и есть вторая, более успешная попытка запугать меня? Но
если это так, то они не будут меня сейчас сбивать. Они все еще надеются,
что я приведу их к моим товарищам.
Конечно, оставалась вероятность, что мне в самом деле повезло. В
любом случае я не хотел попадаться им снова, как и не хотел привести их к
моим товарищам. Я нес важное послание и не мог доставить врагам такое
удовольствие.
Я настроил приемник на частоту полицейских ракет. Услышал разговор,
касающийся каких-то грузовых ракет, но не больше. Никто не приказывал мне
приземлиться и не грозил карами земными и небесными. Может, это начнется
позже. Я отключился.
Приборы показывали, что я в семидесяти милях от Денвера и направляюсь
на северо-запад. Оказывается я в воздухе меньше десяти минут. Это меня
удивило. Баки были почти полные - у меня горючего на десять часов, или на
шесть тысяч миль. Но, правда, на такой скорости они меня могли
просто-напросто забросать камнями.
В голове начал формироваться план. Может, он был глуп и невозможен,
но иметь какой-нибудь план лучше, чем не иметь никакого. Я взял курс на
Гавайскую республику. Затем я заложил программу в автопилот: дальность
полета 3100 миль, скорость 800 миль в час. Только-только.
Но это меня не волновало. Где-то там, внизу, как только я изменил
курс, анализаторы принялись вычислять и пришли быстро к заключению, что я
пытаюсь скрыться в Свободную Гавайскую республику на такой-то скорости, на
такой-то высоте... Что я пересеку побережье между Сан-Франциско и
Монтереем через шестьдесят минут. Перехватить меня нетрудно. Даже если они
продолжают играть со мной в кошки-мышки. Перехватчики поднимутся из долины
Сакраменто. Если они промахнутся (вряд ли!), ракеты более быстрые, чем
моя, будут ждать меня над побережьем. Долететь до Гавайской республики у
меня не было никаких шансов.
Но я и не собирался... Я хотел, чтобы они уничтожили мою ракету,
уничтожили полностью, в воздухе, потому что не собирался в этот момент в
ней находиться.
Вторая задача. Как из этой штуки выбраться? Выход из ракеты на полном
ходу достигается простым нажатием кнопки, которая катапультирует вас с
креслом. Об этом позаботились конструкторы. Потом раскроется парашют, и вы
комфортабельно опуститесь на божью землю, неся с собой баллон с
неприкосновенным запасом кислорода.
Но есть один недостаток: и корабль и капсула с пилотом немедленно
начинают подавать сигналы бедствия. Все просто и непритязательно; как
корова в церкви.
Я смотрел перед собой и ломал голову. Каждую минуту я пролетал
тридцать миль, и каждую минуту у меня становилось минутой меньше. Конечно,
рядом со мной был люк. Я мог бы надеть парашют и выйти наружу, но нельзя
открыть люк в ракете, летящей на высоте шести миль. Стоит учесть и
скорость - меня просто разрежет дверью, как масло.
Все зависело от того, сколь надежен у этой штуки автопилот. Хорошие
автопилоты могут все сделать. Те, что подешевле и попроще, поддерживают
скорость, высоту и направление полета, но этим таланты их исчерпываются.
Мой опыт полетов на такой ракете ничему не научил по той простой
причине, что пользоваться парашютом при игре в воздушное поло не
приходится. Поверьте мне на слово. Я поискал инструкцию, но не нашел ее.
Без сомнения, я мог отвинтить панель автопилота и поработать над ним с
отверткой в руках, но для этого понадобился бы целый день; в этих
автопилотах до черта транзисторов и проволочной лапши.
Так что я вытащил парашют и принялся его надевать, напевая:
Друг, надеюсь, у тебя
Есть мне нужное устройство.
Автопилот не ответил ни слова, и надо признаться, я бы очень
удивился, если бы он ответил. Потом я снова сел в кресло и принялся
орудовать с автопилотом. Я был уже на пустыней и видел, как солнце
отражалось в водах Соленого озера.
Сперва я немного снизился. На высоте шести миль слишком холодно и
неуютно. Да и кислорода мало. Я перевел ракету на планирующий спуск. Мне
хотелось, чтобы она в определенной точке начала опускаться вертикально.
Затем я собирался выключить двигатели и выпрыгнуть наружу. Автопилот
включит двигатели снова, и я надеялся, что это случится, когда я успею
отлететь от ракеты.
Двигатели я намеревался выключить в тридцати тысячах футах от земли,
так, чтобы автопилот успел включить тормозные устройства и ракета не
врезалась бы в землю, что меня никак не устраивало.
Я выключил двигатели. Дверь не открылась. А когда открылась, это было
так неожиданно, что я буквально вывалился наружу. С секунду и я, и ракета
свободно падали рядом, потом расстояние стало увеличиваться. Я медленно
вращался вокруг своей оси.
Понемногу ракета обогнала меня, и тут заработали ее двигатели -
автопилот принялся за работу, стараясь вернуть ее на заданный курс. Так мы
расстались.
Следя за тем, как она удаляется, я почувствовал, что глаза обжигает
страшный холод. Я закрыл глаза руками, чтобы не отморозить. Но с закрытыми
глазами мне показалось, что я вот-вот врежусь в землю. На секунду я
приоткрыл глаза и обнаружил, что земля еще далеко - милях в двух-трех.
Расчеты мои могли быть и неточны, потому что внизу уже стемнело. Далеко
поблескивали выхлопы ракеты. Корабль набирал высоту и продолжал путь к
океану. Я пожелал ракете счастливого пути и благородной кончины в океане,
а не от выстрелов перехватчика.
Продолжая падать, я смотрел на удаляющийся огонек ее выхлопа.
Триумф моего кораблика заставил меня позабыть о том, как я перепуган.
Вываливаясь из него, я помнил, что должен совершить затяжной прыжок.
Расставаясь с кораблем, тело наверняка оставит второй огонек на экране
радара. Чтобы исчезнуть с экрана, я должен как можно скорее выпасть из их
поля зрения, а парашют можно будет раскрыть только у самой земли.
Мне никогда еще не приходилось совершать затяжных прыжков. Я всего-то
прыгал два раза, оба прыжка были учебными под надзором инструктора, что
только и требовалось от кадетов перед сдачей выпускных экзаменов.
Пока я падал, зажмурив глаза, я чувствовал себя вполне пристойно,
если не считать непреодолимого желания дернуть за кольцо, и пальцы
вцепились в него. Я приказал пальцам отпустить кольцо, но они почему-то не
подчинились. Но открывать парашют нельзя ни в коем случае - я был еще
слишком высоко: ведь как только парашют раскроется, я стану медленно
передвигающейся целью, которую может сбить каждый желающий.
Я намеревался открыть парашют где-то в пятистах футах над землей, но
мои нервы не выдержали, и я не дождался.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики