ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Признаться, сударыня, вы меня изрядно удивили.— Напугала, — не скрывая своего торжества, поправила княгиня.— Ну, напугали, чего греха таить. Экая вышла глупость... Нет, надо же, какая глупость! Такой вздор, и тем не менее это в корне меняет дело. Я думал, что в запасе у меня целая неделя времени, и полагал, что опасаться мне следует единственно вас, княгиня. Теперь же я испытываю такое чувство, будто мир в одночасье перевернулся вверх тормашками у меня на глазах и мне надобно учиться ходить на голове... Вот что, сударыня. Вы говорили, что согласны и далее со мною сотрудничать?— На определенных условиях, — напомнила княгиня.— О, разумеется. Вы ведь говорите о деньгах, не так ли?— А вы о чем?— Оставьте, сударыня; ваши колкости сейчас ни к чему. Деньги есть, но взять их непросто. Найдется ли среди ваших дворовых несколько крепких мужиков, коими вам не жалко пожертвовать? Надобно сделать одну работу, довольно тяжелую и, главное, секретную. Речь идет о том, чтобы под покровом ночи совершить вылазку на Черное озеро и тайно добыть то, что лежит на его дне. Я укажу место, вы дадите людей. От людей этих после придется избавиться, но добыча с лихвой покроет этот мизерный убыток.— То-то, — сказала княгиня. — Гляди, как ты запел! Выходит, знаешь, зачем Огинский-то возле озера отирался?— Я знал это всегда, сударыня. Более того, я прибыл сюда вовсе не ради княжны, а именно ради того, что лежит на дне Черного озера. Там, сударыня, затонули две повозки, битком набитые золотом, каменьями и иными ценностями, стоимость коих исчисляется десятками, а может быть, и сотнями тысяч. Если вы поможете мне их достать, я готов разделить добычу поровну, не глядя — повозку вам, повозку мне.— Какая щедрость! — голосом, полным сарказма, воскликнула княгиня. — Подумать только, целая повозка золота! С чего это ты вдруг передумал?— Буду с вами откровенен, сударыня, — сказал Юсупов, от внимания коего не укрылся жадный огонек, вспыхнувший в глазах Аграфены Антоновны при упоминании о золоте. — Через неделю, самое позднее — через полторы сюда должны прибыть мои молодцы. Будь они у меня под рукою, поверьте, я ни за что не стал бы с вами делиться. Но их нет, и времени, чтобы их дождаться, нет тоже — его украла эта коварная бестия, княжна Вязмитинова.— Что бестия, то бестия, — с кривой улыбкой согласилась княгиня. — И что же, ты думаешь, что эта бестия будет сидеть сложа ручки и смотреть, как мы вытаскиваем из расположенного на ее земле озера груды золота?— Сложа ручки, говорите? А что, это мысль. Вот именно, сложа ручки. Только не сидеть, а лежать. Полагаю, мне придется нанести княжне еще один, последний визит и оставить на память о нашем знакомстве еще одну пулю — просто для ровного счета. Ну что, сударыня, по рукам?— По рукам, — согласилась княгиня таким тоном, как будто речь шла не об убийстве, а о мелкой покупке.— Старая ворона, — пробормотал Юсупов, когда за княгиней закрылась дверь. — Однако как она меня нашла?Взяв с табурета бутылку, на дне которой плескалось еще с полстакана вина, он подошел к окну и, прижавшись щекою к стеклу, выглянул наружу. У ворот постоялого двора стоял крытый экипаж, верх которого мокро поблескивал от дождя. Княгиня, подобрав юбки, как раз садилась в карету, когда к ней, скользя по грязи, подбежал какой-то невзрачный человечишка с редкой козлиной бородкой. Юсупову показалось, что он где-то видел этого человека, и притом не единожды, но где именно, припомнить не смог. Ему казалось, что это бледное, болезненно худое лицо мелькало в толпе едва ли не всякий раз, как он выходил на улицу. Впрочем, это могло ему просто чудиться: после войны вокруг появилось очень много таких вот бледных, изможденных, покрытых кустистой растительностью лиц.Человек перебросился с княгиней парой слов, а затем вскочил на запятки кареты. Кучер хлестнул худую деревенскую клячу по костлявому крупу, и экипаж медленно, с натугой тронулся, вскоре скрывшись за углом улицы. Юсупов допил вино, подумал, не заказать ли еще бутылку, но решил не увлекаться и стал одеваться с тщательностью кавалера, собирающегося на свидание к предмету своих воздыханий. Глава 14 Граф Петр Львович Шелепов, полковник и кавалер многих орденов, трясся на волосяных подушках наемного экипажа, слушая, как хлюпает под лошадиными копытами жидкая грязь и барабанит по кожаному верху коляски нудный осенний дождь. По обе стороны тракта расстилались подернутые серой дождливой мглой убранные поля, изредка оживляемые по-осеннему желтевшими перелесками и скоплениями крестьянских домишек. Время от времени в поле зрения показывались купола деревенской церквушки, и тогда Петр Львович набожно осенял себя крестным знамением, как и полагается православному христианину, чтобы затем снова впасть в тревожную и тоскливую полудрему — неизменную спутницу любого путешествия по бескрайним просторам матушки-России. Да и что еще делать в пути? Копыта чавкают по грязи, дождь сеется, кучер погоняет ленивых лошаденок, и колеса вертятся, версту за верстой наматывая на себя никем не считанные версты...Одолеваемый мрачными раздумьями, Петр Львович морщился и доставал из кармана заветную трубку, старинную подругу одиноких размышлений, молчаливую наперсницу всех секретов и тревог бравого драгунского полковника. Но и трубка более не приносила долгожданного утешения: дорога была долгой, и, коротая время, Петр Львович столько раз прибегал к испытанной помощи табака, что теперь уже не мог глядеть на трубку без дрожи омерзения. Более же всего Шелепова раздражала неотступно маячившая перед глазами спина кучера, обтянутая вместо привычного драгунского мундира каким-то неопределенного цвета армяком с прорехою, бесстыдно разместившейся прямо между лопаток. Спина эта все время напоминала Петру Львовичу о том, что он более не полковник, а лицо сугубо статское, имеющее право называться полковником лишь с добавлением унизительной приставки «отставной». Отставной полковник граф Петр Львович Шелепов... Отставной козы барабанщик, черт бы его подрал!Да-с, господа, отныне Петр Львович Шелепов более не командовал полком. Никогда уж не повести ему своих драгун в лихую атаку, никогда не обагрить кровью честного клинка, никогда не сшибиться с врагом грудью — право слово, никогда! Видно, и впрямь состарился лихой рубака, и по старости своей он стал нетерпим и излишне прям, особливо при разговорах со штабными павлинами в орденах и перьях, которые за всю войну и пороху-то толком не нюхали. Может, и не стоило им об этом говорить, да еще в столь пренебрежительном тоне; может быть, Петр Львович и погорячился несколько, в приступе раздражения составив и отослав прошение об отставке, каковое и было удовлетворено со сказочной, даже слегка неприличною быстротой. Однако ж и терпеть долее граф Шелепов не мог: война превратилась в какой-то водевиль, имевший своею целью погоню за орденами и государевыми милостями, и честному воину на подмостках этой оперетки решительно нечего было делать.К тому же Петру Львовичу не давали покоя тревожные мысли об оставленной им в полном одиночестве княжне Марии Андреевне. Чем больше он об этом думал, тем более неоправданным и едва ли не преступным казался ему собственный отъезд в армию, которая, как выяснилось, в нем совершенно не нуждалась. Княжне же, напротив, были необходимы опора и дружеский совет, и кто, как не старинный приятель ее деда, мог предложить ей и то и другое? А он вместо этого сбежал, убоявшись непонятных речей и странных поступков княжны...И еще одно не давало покоя Петру Львовичу. Уже в Вильно, догнав свой идущий на позиции полк, он вдруг вспомнил, что при споре в дворянском собрании, результатом коего и явилось злополучное решение отправиться на охоту, во время которой погиб граф Бухвостов, среди прочих завсегдатаев присутствовал и князь Аполлон Игнатьевич Зеленской — человек сам по себе безвредный и тихий, но женатый на настоящей крокодилице. Крокодилице этой, Аграфене Антоновне Зеленской, давно не давали покоя вязмитиновские деньги — пожалуй, с тех самых пор, как стало известно о смерти князя Александра Николаевича. Она уже раз пыталась сделаться опекуншей юной княжны, и воспрепятствовал ей в этом деле именно Бухвостов. Так что ежели смерть его и была кому-то выгодна, так это княгине Аграфене Антоновне, и никому более. Всякий раз, когда полковник пытался представить, на что способна почуявшая запах больших денег Аграфена Антоновна, его пробирала знобкая дрожь, оттого-то и дорога из Варшавы в Смоленск показалась ему такой немыслимо длинной.Смоленск был от Петра Львовича уже не более чем в сорока верстах — точнее, это Петр Львович был в сорока верстах от Смоленска и верстах в пятидесяти от Вязмитинова, куда он, собственно, и направлялся. Однако даже это радостное обстоятельство заставляло полковника Шелепова досадливо хмуриться и нетерпеливо грызть длинный седой ус, ибо дело близилось к вечеру, лошади заметно устали и, следовательно, без остановки на ночлег было не обойтись. Между тем лихорадочное нетерпение, снедавшее полковника в течение всего пути, уже достигло наивысшей точки, и он заранее перебирал в уме крепкие словечки, коими намеревался приветствовать предложение кучера заночевать в каком-нибудь постоялом дворе.Вскоре впереди сквозь пелену дождя проступили серые от непогоды стены и высокая соломенная кровля, выглядевшая совершенно новой. Петр Львович отметил про себя, что на всем пространстве от Москвы до Варшавы не осталось, наверное, ни одной старой соломенной крыши — все они были съедены кавалерийскими лошадьми в ходе затянувшейся военной кампании. Да-с, сперва французские лошади объедали солому с крыш, а затем сами французы ели своих лошадей... Что ж, поделом вору мука! И правильно сделал Михайла Илларионович, что, прогнав француза за Неман, удалился в свою виленскую резиденцию. Дальше уж шаркуны паркетные и без старых вояк разберутся...Между тем кучер, даже не спрашивая согласия седока, свернул в распахнутые настежь ворота постоялого двора. В горле у Петра Львовича родилось глухое ворчание, наподобие того, какое издает, готовясь залаять, старый цепной пес, но полковник сдержался, промолчал:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики