ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Христиане… На Квирине, правда, они совсем другие, но все равно. Сейчас ведь еще и война с Беши.
– Понимаешь, у них много разных своих проблем. Но каждый из них во что-нибудь верит… конечно, государство для них тоже важно. И потом…
Ну как, как рассказать ей об эстаргах? Об Оливии? О Валтэне? Нет, никогда я не умел рассказывать.
– Вот видишь – каждый во что-нибудь верит. Каждый сам по себе, – подытожила Пати.
– Понимаешь, я сам эстарг. Ско, ну – полицейский. И у меня много теперь друзей. И я знаю, что каждый из них за меня погибнет, если надо… это еще лучше, чем община. Это надо пережить, а я уже всякое переживал, Пати. Неужели ты правда думаешь, что ничего лучше наших общин нет и быть не может?
Пати молчала. Потом протянула ко мне руку – маленькую, тонкую лапку. Я сжал ее, и сердце захолонуло от нежности и жалости.
– Ты не хочешь побывать еще раз… у нас? – спросила она. Я пожал плечами. Конечно, хотелось бы… Но слишком уж опасно.
– Зайнеке нету сегодня, – сообщила она, – он уехал. Да кто тебя увидит, Ландзо? Все парни сейчас на работе, только наш цех простаивает. В мужское-то общежитие можно зайти.
Все-таки она очень хорошо меня понимает. Со стороны, наверное, глупо – ну что я забыл в Общине? Но чего ради я сюда летел? Пройти по лестнице, до боли знакомой, увидеть, может быть, родную дверь, вскарабкаться на крышу, где так часто болтали с ребятами. Пати, похоже, загорелась этой идеей.
– Послушай! У нас сейчас здания перекрасили. А какой Уголок Общинника теперь у вас… Закачаешься. Там фотографии вывесили за весь прошлый год… Ну пойдем, а? Ведь хочется посмотреть? – Пати улыбалась. Я спрыгнул на землю.
– А, ладно… пошли.
В конце концов, на шее у меня маяк… Успею, если что, послать вызов.

Здания действительно перекрасили – в нежно-розоватый цвет. Точнее, грязно-розовый. А так все было по-прежнему. Странно – вроде бы война идет, а здесь, в глубоком тылу, ничто о ней не напоминает. Вот разве что длинный транспарант, что тянется вдоль натоптанной трассы «столовая – корпуса общежитий», гласит теперь: «Ударный труд – наш вклад в победу над фундаменталистами-бешиорцами!»
Я уже привык к тому, что все здесь кажется мне чужим. То есть – да, конечно, я хорошо помнил и этот транспарант, и этот куст шиповника у поворота, и даже выбоины в асфальте, перманентно заполненные водой. Только вот кажется, что это чужая память. Точно не я здесь жил, а какой-то другой парень…
А кто же тогда я?
В общежитие поднялись по черной лестнице. Нарываться на вахтера – лишний риск. Прошли через весь четвертый этаж, он был пуст. День, все на работе. Вот и наша комната… большое искушение толкнуть дверь. Интересно, кто здесь живет. Номера на двери – с 245 по 248. Кто это? Я и не знаю таких. Новенькие, что ли?
Я шел вслед за Пати, по-видимому, к уголку общинника. Мы поднялись на один пролет по парадной лестнице. Я вздрогнул – у двери стоял Треугольный. Курил. Судя по запаху – сенку. Но он лишь скользнул по нам безразличным взглядом. Все нормально… Мы завернули в коридор, прошли вдоль ряда дверей.
Уголок Общинника. Для Пати это, возможно, и любимое место – конечно, в женском общежитии. Но мы здесь бывали только по обязанности. Чаще всего Арни должен был делать наглядную агитацию для общежития. Он сидел за столом и рисовал, макая кисточки в разноцветные флаконы с тушью. А мы с Таро, чтобы ему не было скучно, рядом играли в шахматы…
– Вот посмотри… соревнования по ориентированию, – оживленно говорила Пати, – видишь – фотографии…
Да, интересно увидеть старых знакомых хотя бы на фотографиях. Ба, да это же Кабутопс. Кажется, Кабу разжирел… или это качество снимка такое? Из угла послышался какой-то шорох. Странно – я считал, что мы одни здесь.
– Пати, тут кто-то есть, – сказал я и заглянул в простенок. Там должен был находиться стол, тот самый, за которым Арни рисовал…
Стол был на месте. И за этим столом, буравя меня взглядом, сидел собственной персоной Гир Зайнеке.
Я растерялся.
Мне ничего не стоило в этот момент уйти. Оглушить Зай-Зая выстрелом… да можно и не глушить – прыжок к двери, и я свободен. Но я не выхватил минипралль и не прыгнул.
– Садись, – сказал Зай-зай спокойно, – потолкуем.
Я машинально сел. Нет, это не был страх перед Зай-заем. Наоборот… как будто во мне проснулось доверие к нему.
Ведь это не враг! Не враг. Это свой, родной старший воспитатель. Да, он был к нам несправедлив. Он причинял мне боль. Но ведь он свой… Даже если он хочет меня убить – он все равно свой. Так, наверное, другие люди относятся к отцу.
Я просто не мог в него выстрелить, хотя бы электрошокером. Понимал, что поведение мое губительно, безумно, глупо. И ничего не мог с собой сделать.
– Я знал, что ты когда-нибудь вернешься, – сообщил Зай-зай, – ну и где ты теперь? На Квирине?
– Да, – я разлепил губы. Неужели он просто хочет со мной поговорить? Без всяких санкций? Так ведь и я очень хочу поговорить с ним! Оказывается – очень хочу!
– Добился своего, значит? – Зай-зай улыбнулся саркастически. Так не говорят с преступником, так говорят с сыном, пусть плохим, непослушным… но сыном!
Я пожал плечами, не зная, что ответить.
– Ну а зачем ты сюда прилетел?
– Просто… соскучился, – ляпнул я. Глупо, ужасно глупо. Дверь щелкнула за спиной. Запор. Я чувствовал, что Пати уже нет в помещении. И дверь она заперла… заперла. Зачем? Оглушить Зая, вскрыть замок не так уж сложно… Возможно, там меня ждут Треугольные, но сколько – двое, трое? Я справлюсь с ними без труда.
– Ты нервничаешь, – заметил Зай-зай. – Ну что ж, двести восемнадцатый… я запомнил тебя на всю жизнь. Или ты уже не двести восемнадцатый? Покажи номер!
– У меня нет номера, – ответил я и послушно показал запястье. Зай кивнул.
– Да, неплохо. И номер удалили… Как же они позволили тебе сюда лететь?
– Я свободен… я сам решил.
– Свободен? – Зай-зай вскинул брови, – любопытно. А зачем тебе эта свобода, двести восемнадцатый? Для чего?
– Просто чтобы жить, – ответил я неуверенно. Зай-зай кивнул.
– Ясно… ты изменился, двести восемнадцатый. Возмужал, окреп.
– Да, я изменился…
«а вот вы – не очень», – хотел я добавить, но постеснялся. Зачем я разговариваю с ним? Но и бежать глупо… у меня уйма времени. Не соберут же они так быстро целый отряд,чтобы меня поймать. А Зай-зая я смогу обезвредить в любой момент.
Сзади послышался звук, я обернулся. Два охранника у двери, направленное на меня оружие – незнакомое, мгновенно я выхватил минипралль и выстрелил…
Слишком поздно. У меня хорошая реакция, но – слишком поздно… Тяжелое, плотное ударило в живот и грудь, швырнуло меня назад, даже не больно – только очень горячо, нестерпимо, и перед глазами все поплыло и погрузилось во тьму.

– Я так и полагал, что ты выживешь… квиринский агент.
Боли не было. Совсем. Только скованность, будто я пришпилен к ложу булавкой. Где-то в районе желудка. И еще руки. Ах да, руки действительно привязаны ремнями. И ноги. А это ощущение – просто рана.
Рана уже заживает. Уже все в порядке, наверное. Если и боли я не чувствую. Ну что ж, это понятно… Наносистема остановила кровь, залатала порванные сосуды – а может, и сердце? Может быть. Пока сердце не билось, взяла на себя снабжение мозга и важнейших органов кислородом. Если прошли сутки, то наверное, уже все должно быть в порядке. Разве что шрам остался.
И Зай надо мной, с его бровями.
И конечно, нет ни маяка на шее, ни серва. Ни малейшей возможности послать сигнал бедствия. Ну ничего, выкрутимся.
– Я не агент.
– С этим мы еще разберемся.
Он нагнулся и отстегнул ремни. Я осторожно поднял руки… так, вроде все нормально, двигаются. Зай тут же нацепил мне наручники на запястья. Не наши силовые, а нормальные железные наручники. С зубьями. И затянул. На болевой грани. Знаю я эти штучки – если дернешься, станет хуже.
– Встать. Без фокусов.
Я стал осторожно подниматься. Грудина все еще побаливала, видимо, рана затянулась не до конца. Прямо напротив меня стояли двое треугольных с теми же незнакомыми мне короткоствольными автоматами. Что-то новенькое… Зай поднял «Рокаду» и приставил дуло к моему затылку.
Выстрел в мозг – ничего хорошего, конечно. Не факт, что мозг будет полностью восстановлен. А попадание в продолговатый – верная смерть.
Я оценил ситуацию и понял, что с ними тремя, имея наручники на запястьях и тянущую боль в груди, мне сейчас никак не справиться. Что я не владею положением.
– Встать. Иди к двери. Медленно. При попытке побега сразу стреляю.

Боль невыносимая. Когда лежишь, еще ничего, но стоит шевельнуться…
Кажется, зрение уже восстановилось. Это хорошо. Но чем яснее сознание, тем боль сильнее. Вдоль позвоночника – такая знакомая… ломит, пробивает насквозь. И если бы еще не эти идиотские наручники. Они затянуты, и кости предплечья болят почти так же, как позвоночник.
Неужели они думают, что я сейчас способен на какие-то движения?
Это невозможно терпеть. Невозможно. В этот раз мне досталось, как никогда в жизни. Зай отыгрался на мне за все неудачи… Сколько ударов было – двадцать, тридцать? Я уже не знаю. Мне давали отдохнуть, потом снова привязывали…
Как пить хочется. Есть здесь какое-нибудь ведро, кран, словом, какая-нибудь вода? Хочется пить, но я и голову не могу поднять, чтобы осмотреть помещение. Боль такая, что мышцы слабеют, в глазах темнеет. Голова валится назад.
Чем могут помочь наноэффекторы, если железо вот прямо сейчас давит на запястья? Они отключат боль, когда она достигнет шокового порога, не раньше. Так настроена система. А боль от качалки, от болеизлучателя, они совсем не могут отключить, наверное.
Вот, значит, как. Я, наверное, очень тупой и наивный человек. Так страшно это чувство, что тебя обманули. Если бы хоть сразу вместо Пати пришли десять Треугольных. Но нет… Они же понимали, что я теперь квиринец, что меня так просто не взять, я наверняка хоть чем-то вооружен… И я бы действительно ушел – ну что мне даже и десять Треугольных, убежал бы. Если бы не Пати… и не моя идиотская, тупая доверчивость перед Зай-заем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики