демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


От дома Клири до Уэхайна было пять миль, и когда Мэгги увидела вдали телег
рафные столбы, у нее дрожали коленки и совсем сползли носки. Прислушивая
сь Ч не звонит ли уже школьный колокол. Боб нетерпеливо поглядывал на се
стренку Ч еле тащится, порой поддергивает штанишки и тяжко вздыхает. Ро
зовое лицо ее в рамке густых локонов как-то странно побледнело. Боб вздох
нул, сунул сумку с книгами Джеку и вытер ладони о штаны.
Ч Поди сюда, Мэгги, я тебя дотащу на закорках, Ч проворчал он и свирепо гл
янул на братьев Ч пусть не воображают, будто он разнюнился из-за девчонк
и.
Мэгги вскарабкалась ему на спину, подтянулась повыше, обхватила его нога
ми, блаженно прислонилась головой к костлявому братнину плечу. Теперь мо
жно с удобством поглядеть на Уэхайн.
Смотреть-то было не на что. Уэхайн, беспорядочно раскинувшийся по обе сто
роны дороги с полосой гудрона посередине, в сущности, был просто большой
деревней. Самым большим домом тут была гостиница Ч двухэтажная, с навес
ом от солнца Ч он тянулся над дорожкой, ведущей к крыльцу, и дальше, на сто
лбах, вдоль сточной канавы. Следующим по величине был универсальный мага
зин, он тоже мог похвастать навесом для защиты от солнца, да еще под завале
нными всякой всячиной витринами стояли две длинные деревянные скамьи, ч
тобы прохожие могли передохнуть. Перед зданием муниципалитета красова
лся флагшток, на ветру полоскался трепаный, линялый государственный фла
г. Город еще не обзавелся гаражом, экипажи на бензиновом ходу были напере
чет, зато по соседству с муниципалитетом имелась кузница и за нею Ч коню
шня, а бензоколонка торчала рядом с колодой, из которой поили лошадей. Лиш
ь один-единственный дом Ч какая-то лавка Ч и правда бросался в глаза: пр
естранный, ярко-синий, очень неанглийского вида; все остальные выкрашен
ы были в скромный коричневый цвет. Бок о бок стояли англиканская церковь
и городская школа, как раз напротив Ч церковь монастыря Пресвятого Серд
ца и монастырская школа.
Мальчики Клири поспешно миновали универсальный магазин, и тут зазвонил
колокол монастырской школы, и тотчас отозвался звоном погуще колокол на
столбе перед городской школой напротив. Боб пустился рысцой, и они вбежа
ли в посыпанный песком двор, там с полсотни детей уже выстраивались в ряд
перед монахиней очень маленького роста, у нее в руках была гибкая трость
выше нее самой. Не дожидаясь ее распоряжения. Боб отвел своих в сторону от
общего строя и остановился, не сводя глаз с трости.
Не сразу можно было заметить, что здание монастыря двухэтажное, потому ч
то стояло оно за оградой, поодаль от дороги, в глубине просторного двора. Ч
етыре монахини ордена милосердных сестер жили в верхнем этаже, одну из н
их никогда никто не видел Ч она исполняла должность экономки; три больш
ие комнаты внизу служили классами. По всем четырем сторонам здания снару
жи шла широкая крытая веранда, в дождь ученикам разрешалось чинно сидеть
здесь во время перемены и завтрака, но в погожие дни никто из детей не сме
л сюда сунуться. Несколько ветвистых смоковниц давали кое-какую тень пр
осторному двору перед школой, а позади нее пологий спуск вел к поросшему
травой кругу, вежливо именуемому «крикетной площадкой» Ч здесь и правд
а частенько играли в крикет.
Боб и его братья застыли на месте, не обращая внимания на приглушенные см
ешки остальных, а те вереницей двинулись в дом под звуки гимна «Вера наши
х отцов», который бренчала на плохоньком школьном фортепьяно сестра Кэт
рин. Лишь когда вся вереница скрылась в дверях, сестра Агата, все время сто
явшая точно суровое изваяние, повернулась и, величественно шурша по песк
у широчайшим саржевым подолом, прошествовала к детям Клири.
Мэгги уставилась на нее во все глаза Ч она никогда еще не видела монахин
и. И правда, необычайное зрелище, живого Ч только три красных пятна: лицо
и руки сестры Агаты, а остальное Ч ослепительно белый крахмальный чепец
и нагрудник, и черным-черны складки необъятного одеяния, да с железной пр
яжки Ч кольца, скрепляющего на плотной талии широкий кожаный пояс, свис
ают тяжелые деревянные четки. Кожа сестры Агаты навек побагровела от чре
змерного пристрастия к чистоте и от острых, как бритва, краев чепца, стиск
ивающих голову спереди, и то, что даже трудно назвать лицом, словно сущест
вовало само по себе, никак не связанное с телом: на двойном подбородке, нем
илосердно сжатом тисками того же головного убора, там и сям пучками торч
али волосы. А губ вовсе не видно, озабоченно сжаты в жесткую черту Ч нелег
кая задача быть невестой христовой в такой вот глуши, в далекой колонии, г
де времена года Ч и те шиворот навыворот, если дала монашеский обет полв
ека назад в тихом аббатстве в милом Килларни, на юге милой Ирландии. Сталь
ная оправа круглых очков безжалостно выдавила на переносье сестры Агат
ы две ярко-красные отметины, из-за стекол подозрительно высматривали бл
екло-голубые злые глазки.
Ч Ну, Роберт Клири, почему вы опоздали? Ч отрывисто рявкнула сестра Ага
та, в голосе ее не осталось и следа былой ирландской мягкости.
Ч Простите, сестра Агата, Ч без всякого выражения сказал Боб, все еще не
сводя голубовато-зеленых глаз с тонкой, подрагивающей в воздухе трости.

Ч Почему вы опоздали? Ч повторила монахиня.
Ч Простите, сестра Агата.
Ч Начинается новый учебный год, Роберт Клири, и я полагаю, что хотя бы сег
одня ты мог постараться прийти вовремя.
Мэгги бросило в дрожь, но она собрала все свое мужество.
Ч Ой, извините, это все из-за меня! Ч пропищала она. Взгляд блеклых голуб
ых глаз передвинулся с Боба на Мэгги и пронизал ее насквозь; в простоте ду
шевной девочка не подозревала, что нарушила первое правило в нескончаем
ой войне не на жизнь, а на смерть между учителями и учениками: пока тебя не
спросят, молчи. Боб поспешно лягнул ее по ноге, и Мэгги растерянно покосил
ась на него.
Ч Почему из-за тебя? Ч спросила монахиня. Никогда еще с Мэгги не говорил
и так сурово.
Ч Ну, меня за столом стошнило, даже до штанишек дошло, и маме пришлось мен
я вымыть и переодеть, и я всех задержала, Ч простодушно объяснила Мэгги.

Ничто не дрогнуло в лице сестры Агаты, только рот стал совсем как сжатая д
о отказа пружина да кончик трости немного опустился.
Ч Это еще что? Ч отрывисто спросила она Боба, словно перед нею появилос
ь какое-то неведомое и до крайности отвратительное насекомое.
Ч Извините, сестра Агата, это моя сестренка Мэгенн.
Ч Так объяснишь ей на будущее, Роберт, что есть вещи, о которых воспитанн
ые люди, настоящие леди и джентльмены, никогда не упоминают. Никогда, ни пр
и каких обстоятельствах мы не называем предметы нашей нижней одежды, в п
риличных семьях детям это правило внушают с колыбели. Протяните руки, вы
все.
Ч Но ведь это из-за меня! Ч горестно воскликнула Мэгги и протянула руки
ладонями вверх Ч она тысячу раз видела дома, как это изображали братья.

Ч Молчать! Ч прошипела, обернувшись к ней, сестра Агата. Ч Мне совершен
но неинтересно, кто из вас виноват. Опоздали все, значит, все заслуживают н
аказания. Шесть ударов, Ч с холодным удовлетворением произнесла она пр
иговор.
В ужасе смотрела Мэгги, как Боб протянул недрогнувшие руки и трость так б
ыстро, что не уследить глазами, опять и опять со свистом опускается на рас
крытые ладони, на самую чувствительную мякоть. После первого же удара на
ладони вспыхнула багровая полоса, следующий удар пришелся под самыми па
льцами, там еще больнее, и третий Ч по кончикам пальцев, тут кожа самая то
нкая и нежная, разве что на губах тоньше. Сестра Агата целилась метко. Еще
три удара достались другой руке, потом сестра Агата занялась следующим н
а очереди Ч Джеком. Боб сильно побледнел, но ни разу не охнул, не шевельну
лся, так же вытерпели наказание и Джек, и даже тихий, хрупкий Стюарт.
Потом трость поднялась над ладонями Мэгги Ч и она невольно закрыла глаз
а, чтоб не видеть, как опустится это орудие пытки. Но боль была как взрыв, бу
дто огнем прожгло ладонь до самых костей, отдалось выше, выше, дошло до пле
ча, и тут обрушился новый удар, а третий, по кончикам пальцев, нестерпимой
мукой пронзил до самого сердца. Мэгги изо всей силы прикусила нижнюю губ
у, от стыда и гордости она не могла заплакать, от гнева, от возмущения тако
й явной несправедливостью не смела открыть глаза и посмотреть на монахи
ню; урок был усвоен прочно, хотя суть его была отнюдь не в том, чему хотела о
бучить сестра Агата.
Только к большой перемене боль в руках утихла. Все утро Мэгги провела как
в тумане: испуганная, растерянная, она совершенно не понимала, что говори
тся и делается вокруг. В классе для самых младших ее толкнули на парту в по
следнем ряду, и до безрадостной перемены, отведенной на завтрак, она даже
не заметила, кто ее соседка по парте; в перемену она забилась в дальний уго
л двора, спряталась за спины Боба и Джека. Только строгий приказ Боба заст
авил ее приняться за хлеб с джемом, который приготовила ей Фиа.
Когда снова зазвонил колокол на уроки и Мэгги нашла свое место в верениц
е учеников, туман перед глазами уже немного рассеялся, и она стала замеча
ть окружающее. Обида на позорное наказание ничуть не смягчилась, но Мэгг
и высоко держала голову и делала вид, будто ее вовсе не касается, что там ш
епчут девчонки и почему подталкивают друг друга в бок.
Сестра Агата со своей тростью стояла перед рядами учеников; сестра Дикле
н сновала то вправо, то влево позади них; сестра Кэтрин села за фортепьяно
Ч оно стояло в классе младших, у самой двери, Ч и в подчеркнуто маршевом
ритме заиграла «Вперед, христово воинство». Это был, в сущности, протеста
нтский гимн, но война сделала его и гимном католиков тоже. Милые детки мар
шируют под его звуки и впрямь как крохотные солдатики, с гордостью подум
ала сестра Кэтрин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики