науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Просто боец не хотел отходить от придворного этикета.
– Слушайте меня внимательно, лейтенант, – она сделала паузу и вопросительно посмотрела на лицевую часть его шлема. Сквозь тонированное стекло не видно глаз, и солдат не поднял «забрало», как принято в подобных случаях. Немочь диктовала свои законы, которые были сильнее королевских указов и элементарного приличия.
– Лейтенант Соримэр. – Шлем слегка склонился в поклоне.
– Соримэр, слушайте внимательно мою просьбу. Вы, конечно, можете ее не выполнить и поступить по инструкции и вас за это только похвалят, ибо король, которого я хочу спасти, при смерти. – Элеонора посмотрела на Жака.
– Вы хотите спасти короля?! – хором воскликнули доктор и лейтенант.
– Это невозможно, – добавил врач и решительно замотал головой. – Полный бред с медицинской точки зрения.
– Слушаюсь и повинуюсь, ваше величество, – ответил Соримэр. Его голос звучал внушительно и отдавался легким эхом, будто он говорил в пустое ведро.
– Отлично. – Элька подошла к лейтенанту и положила руку ему на плечо. Для этого ей пришлось встать на цыпочки. Большой рост не относился к ее достоинствам. К тому же этот карантинщик оказался очень высоким. Почти таким же высоким, как Жак.
– Ты можешь отличить человека, который переболел пепельной немочью и изменился? Который готов убивать… Ну ты понимаешь?
– Вы хотите сказать, могу ли я узнать дарлока? – переспросил офицер. – Его даже ребенок узнает. Он похож вот на него.
Лейтенант махнул рукой в сторону Жака. Элеонора проглотила комок, который непонятно откуда появился у нее в горле, и, стараясь говорить спокойно, задала следующий вопрос:
– Твое подразделение сможет справиться с дарлоком?
– Безусловно, – карантинщик с готовностью щелкнул каблуками. – Если он свежий, то легко. Другое дело, когда дарлок застарелый. Тогда его кожные покровы затвердевают, и очень трудно бывает… – он смущенно умолк на полуслове.
– Слушай приказ, – Элька слегка выпятила грудь и немного приосанилась. – Я, Жак, то есть король Тинор Четвертый, и доктор останемся здесь. Выставь вокруг дома посты. Расставь людей так, чтобы мышь не проскочила. Арбалетчики на крышах и всё такое. Ну ты лучше меня знаешь.
– Да, ваше величество.
– Не забудь про канализацию. Перекрой все тоннели.
– Понял, ваше величество.
– Через двадцать четыре часа, если никто не выйдет, сожги дом и убей короля.
– Будет исполнено.
– То есть как это никто не выйдет! – Доктор взвился со своей табуретки и едва не подскочил до потолка. – Я не собираюсь оставаться здесь. Лейтенант, у вас же есть инструкция! В конце концов, вы должны подчиняться только мне!
Элеонора измерила врача взглядом и положила палец на спусковой крючок.
– Если доктор выйдет один и раньше, чем через сутки, убей его, – процедила она сквозь зубы. – Когда всё закончится, я тебя не забуду, лейтенант.
– Лейтенант Соримэр, ваше величество, – офицер еще раз щелкнул каблуками и вытянулся в струнку. Казалось, он стал еще выше, преисполненный гордостью от возложенной на него ответственной миссии.
– Я помню, Соримэр. Ступай.
– Постойте, а как же я? – Доктор попытался увязаться за лейтенантом, но дуло направленного на него лучемета заставило его застыть на месте.
– Ты нужен мне здесь, док, – сказала Элька.
– Зачем? – простонал врач, с тоской провожая взглядом карантинщика. – Отпустите меня, ваше величество. У меня двое детей. Ты хоть понимаешь, что обрекла меня на смерть, сука?! – неожиданно заорал он. – Солдаты теперь не выпустят меня!
– Остынь, – она ткнула врача лучеметом в грудь. – Остынь и приготовь всё для переливания крови.
– От кого и кому я должен переливать кровь?! – Доктор в отчаянии поднял руки к потолку, почерневшему от свечной копоти.
– Мою кровь ты будешь качать королю Тинору Четвертому, а его кровь закачаешь мне. Организуешь замкнутый цикл.
Врач бессильно опустился на пол и снизу вверх удивленно уставился на Эльку.
– Вы хотите, чтобы я… От вас… – он ткнул в Элеонору скрюченным пальцем. – К нему…
Врач перевел палец на то, что осталось от Жака.
– Это же просто протухший кусок мяса, нашпигованный смертельной инфекцией!
Эти слова стоили врачу двух зубов. Элька медленно вернула на пол пятку, которой нанесла молниеносный удар в челюсть доктора, вбив дыхательную маску ему в рот. Резко выдохнув, она повернулась к Жаку. Он действительно был похож на полуразложившийся труп с уже проступившими костями и раздутым от газов животом. Пустить в свое тело его кровь означало быструю и мучительную смерть, если не от инфекции, то от трупного яда. Смерть для нее и для их ребенка, но она должна использовать все шансы для спасения любимого. Если ее кровь действительно содержит антидот, то он может уничтожить заразу в теле мужа. Стоило попробовать.
– За работу, док!
Врач перестал ползать по дощатому полу, где он зачем-то собирал собственные зубы, и занялся делом. Открыл свой саквояж и разложил на столе инструменты, внушающие ужас любому непосвященному.
– Ваше величество, – прошепелявил он. – У вас еще есть шанс одуматься. Вспомните о том, что вы носите под сердцем единственного потомка принца Дкежрака.
Врач преднамеренно назвал ее мужа прежним титулом и именем. Он рассчитывал разжалобить Эльку, но она была непреклонна. Свежеиспеченная королева легла на кровать рядом с Жаком. Когда-то это было очень удобное супружеское ложе, теперь оно должно было превратиться в общую могилу, где их подвергнут огненному погребению.
Элька сама закатала рукав и подставила сгиб руки под острую длинную иглу.
– Может быть, вы измените свое решение? – еще раз спросил доктор, в нерешительности застывший над Элеонорой. – Может быть, будет разумнее ограничиться инъекцией порции вашей крови больному?
– Он весит раз в пять больше меня, и стакан моей крови ничего не изменит. Придется мне поработать фильтром. Начинай! – твердо приказала она и красноречиво щелкнула предохранителем на лучемете.
Холодный металл безошибочно вонзился в вену. Доктор хорошо знал свое дело. Недаром он слыл лучшим придворным врачом. Еще одна игла вошла в артерию. Через минуту доктор повторил те же манипуляции с Жаком. Загудел компрессор, и густая бурая кровь ее мужа толчками двинулась к Элькиной руке по прозрачной трубочке. Навстречу ей по другой трубке потекла алая и светящаяся жизнью кровь молодой женщины.
Элеонора отбросила в сторону бластер.
– Док, принеси мне бумагу и перо. Они лежат на столе.
Врач послушно исполнил ее приказ. Она обмакнула кончик пера в услужливо приготовленную чернильницу, написала несколько строк на пергаменте и поставила свою размашистую подпись.
– Ты можешь идти, док. С этой бумагой тебя выпустят, – прошептала она побелевшими губами. Жидкость из жил Жака уже добралась до ее плоти, и Элькину руку скрутила острая обжигающая боль. Как будто ей в вену впрыснули кислоту.
– Спасибо, ваше величество, – кивнул врач. – Я останусь здесь.
– Иди, у тебя дети. Наверное, есть жена. Позаботься о них.
– Всю мою семью забрала немочь, – было видно, как он через силу усмехнулся под окровавленной дыхательной маской. – Я остался совсем один, и я очень хочу, чтобы вы победили Седую Смерть, ваше величество.
– Зови меня Элькой.
– А я Таторк. Сейчас я подключу вам энцефалограф и приготовлю стимуляторы. Я достал отличные гридерские стимуляторы. Давно хотел их испытать.
– Если есть спирт, то плесни мне немного. Хочу выпить, – сказала она, глядя на свою руку.
– Это очень вредно, пить дезинфицирующее средство, госпожа Элеонора, – запротестовал было доктор, но, проследив за ее взглядом, молча налил прозрачную жидкость в мензурку.
Элька с ужасом взирала на свою быстро чернеющую руку.

* * *

Тамара с трудом разлепила глаза, и ошметки сна нехотя оставили ее. Радужный шар, звездная ночь – эти видения посещали ее каждый раз, когда ей удавалось сомкнуть веки и каждый раз она поступала одинаково. Она делала шаг вперед, и реальный мир разбивался вдребезги. Разум молил ее бежать, бежать прочь с этого проклятого места. Бежать туда, где дома, маленькие кафе и комфортабельные проспекты с аккуратно постриженными газончиками и гранитными тротуарами. Но нет, она упорно делала шаг внутрь шара и оказывалась на борту крошечного гадкого звездолетика, который Виктор гордо именовал космической яхтой. Может быть, эта яхта и очень красивый корабль, если смотреть на нее снаружи, однако изнутри это просто обрезок толстой трубы. Три метра в длину, полтора метра в высоту. Большая бочка, с одной стороны которой установлен пульт и пилотское кресло, с другой – люк. Посередине кровать. Канализационные услуги здесь же, на кровати. Под матрасом оборудована дырка с крышечкой. Никаких иллюминаторов не предусмотрено. Есть два монитора над пультом управления, но они показывают цифры, в которых разбирается только Виктор. Романтика звездных странствий превращена в скучную математику, которую она ненавидела со школы.
Виктор с самого начала полета поселился в пилотском кресле. Он там и ел, и спал. Облегчался он тоже не вставая со своего места. В кресло, как и в кровать, была вмонтирована дырка с крышечкой. Целыми днями он пялился на мониторы, время от времени нажимая какие-то кнопки. Тамара регулярно пыталась его разговорить, но Виктор был мрачен и отвлечь его от тягостных дум никак не удавалось. Как только она пыталась развеселить его, он отворачивался и тягостно вздыхал.
Вчера Тамарино терпение лопнуло, и Виктору пришлось объяснить причину своего похоронного настроения. Он долго увиливал, уходя от прямого ответа. Но в конце концов ей удалось припереть его к стене и буквально щипцами вытянуть признание. Оказывается, сразу после их старта с земной орбиты у яхты вышел из строя единственный двигатель. Стартовый импульс самый мощный, и в дряхлых потрохах утлого суденышка что-то не выдержало. Неисправность, по словам Виктора, была пустяковой, и устранить ее возможно даже в полете. Нужно просто выйти в открытый космос и проволокой скрутить два оборванных патрубка в системе охлаждения. Сложность в том, что на борту нет ни одного скафандра.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики