науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Жак даже мечтал сделать их религию государственной, пока жизнь не заставила его на собственной шкуре прочувствовать, что добро по отношению ко злу превращается в зло по отношению к добру. Помилованный преступник совершит новое злодеяние, а человек, сотворивший добро извергу, сам превращается в изверга.
Жак собрался с силами и решительно открыл глаза. Он ожидал увидеть клочок неба со дна окровавленной корзины для отрубленных голов. Он даже был готов узреть огромное скалистое плато, усеянное озерами кипящей лавы, багровые реки Запределья и призрачные стаи грешных душ, стиснутые когтистыми лапами безжалостного дракона Наки. Вместо страшного и в высшей мере поучительного зрелища он обнаружил себя лежащим на деревянной лавке, в углу закутка, ограниченного каменными стенами и ржавой решеткой. За решеткой виднелся плохо освещенный проход старой штольни. Не так он представлял себе загробный мир. Совсем не так. Где злобные зубастые крысы с тремя головами? Где скелеты с бензопилами? Где усыпанные колючками змеи? Нет ни одной милой зверушки, придуманной специально для развлечения души неисправимого грешника. Атмосферу грядущих бесконечных мук нагонял только чей-то горький плач, который лукавое эхо превращало в издевательский смех. Плач то затихал, то становился громче, разносясь под низкими сводами звонкими переливчатыми трелями.
Вопрос о собственной кончине для Жака всё еще оставался открытым. Так умер он или нет? Жак опасливо ощупал себя. Руки и ноги на месте. Похудел только и вроде стал меньше ростом. «Укоротили на голову», – горько усмехнулся он и еще раз более детально осмотрел себя. Грязный, провонявший от пота комбинезон, впалая грудная клетка, разбитые в кровь костяшки пальцев.
Жак спустил ноги с дощатой лежанки. Отлично! Он способен двигаться. Только это совсем не его тело! Оно слабое и гибкое. В адской канцелярии всё перепутали и выдали ему туловище не его размера! А может быть, это и есть начало нескончаемых пыток? Жак попытался встать. Каждое движение отдавалось резью во всех конечностях. Особенно болели руки, скованные длинной тонкой цепочкой. Шутам на смех. Разорвать такую ничего не стоит. Жак намотал цепь на кулаки и изо всех сил дернул в разные стороны. Потом еще и еще раз. Цепь не поддалась.
То ли металл был очень прочным, то ли сам Жак стал другим.
Послышались тяжелые шаги. Широкоплечая тень закрыла слабый светильник. Уродливая, испещренная язвами харя прижалась к решетке. Существо будто сошло со страниц теологического каталога адских тварей. Святые отцы любят изображать монстров, дабы запугать потенциальных грешников. Единственное, о чем они не предупреждают своих прихожан, так это о запахе. Жак постарался дышать пореже, опасаясь, что слишком глубокий вдох может вызвать у него паралич легких и повторную смерть.
Из пасти монстра полилась молочно-белая слюна, и он замычал, силясь произнести какое-то слово:
– Д-а-а-а-р-р-р…
– Дарлок, – почти обрадовался Жак. – Всего лишь дарлок. Как я сразу не узнал тебя, приятель.
Тварь удовлетворенно хрюкнула и неторопливо удалилась. Жак улыбнулся ей вслед. Значит, он всё-таки не умер. Как такое чудо могло случиться, он разберется потом. Волшебство, колдовство, гридерская технология – не важно, главное – он жив. А с волшебником можно и после потолковать. За кого его здесь принимают? Хлипкая решетка и дарлок-сторож не остановят даже ребенка.
Жак внимательно осмотрел решетку, отделявшую его каморку от остальной пещеры. В некоторых местах некачественная сварка отслаивалась от прутьев. Дряблые петли вообще были прикручены проволокой. Достаточно ее размотать, и дверь вместе с новым крепким замком упадет на пол. М-да. Не уважают его здесь. Совсем не уважают. Придется наказать. Сначала нужно избавиться от цепи, сковывающей руки. Она не особенно мешает, но без нее будет лучше.
Один из прутьев не был вмурован в пол, как все остальные. Очевидно, не хватило длины и ленивые строители, оставили всё как есть, не желая создавать себе лишних трудностей. Жак накинул цепь на этот прут и повернулся вокруг себя, перешагнув через получившуюся петлю. Цепь перекрутилась. Придется хорошенько покружиться, чтобы сей незамысловатый танец обрел смысл.
Только через полчаса упорной работы длинная цепь сплелась в тугой жгут, и каждый следующий поворот начал даваться с трудом. Широкие браслеты наручников защищали руки, но запястья уже начали трещать, грозя выскочить из суставов.
Жак едва сдержал стон облегчения, когда ушко на левом браслете выгнулось и лопнуло. Он быстро расплел «косичку» и, испытав прилив пьянящего ощущения свободы, несколькими ударами плеча и ноги выбил непрочную решетчатую дверь. Старая штольня тянулась вправо и влево от закутка, где наивные тюремщики пытались запереть Жака. Обычное подземелье, совсем непохожее на тюрьму. Закопченный потолок. Кое-где, на грубо отесанных стенах, еще сохранился ржавый крепеж для факелов. Грязные электрические лампы покачивались от сквозняка и повсюду создавали причудливые шевелящиеся тени. Толстые, пышущие паром трубы были проложены у самого пола. От них исходило приятное ласковое тепло.
Жак посмотрел направо, в ту сторону, куда ушел дарлок. Никого. И конца тоннелю не видно. «Значит, пойду налево», – решил и уже собрался двинуться в выбранном направлении, но его остановил плач за спиной. Охранники не плачут, значит, это еще один заключенный подземной каталажки. Возможно, страдалец сумеет объяснить, что это за место и где здесь находится выход. Жак побежал направо. Плач стал громче. Начали чудиться знакомые интонации. Не может быть! Жак с яростью отогнал мысль об Элеоноре. Сказочные совпадения никогда не случаются в реальной жизни.
Элька сидела на деревянной лавке, уткнувшись в колени мокрым от слез лицом. Редкие всхлипы гулко разносились под безмолвными сводами. Жак сам не понял, каким, образом ему удалось сломать решетку, и только, когда Элеонора прижалась к его груди, он обратил внимание на свои окровавленные руки. Но какое значение имеют телесные раны? Они заживут, а этот миг невыразимого счастья останется с ним навсегда. Он вернул себе самую большую ценность, которой когда-либо обладал. Пускай ненадолго, пускай всего на короткое мгновение, но его королева рядом с ним. Ее сердце бьется почти в его ладонях, и прекрасней этого не может быть ничего на свете.
– Блинчик, милый, ты жив, – простонала Элька, заливаясь слезами.
Жак наклонил голову и заглянул ей в глаза. Нет, это не взгляд сумасшедшей. Уж он-то знает, как сходят с ума. Женщина находится в состоянии глубочайшего стресса, но с рассудком у нее всё в порядке.
– Ты путаешь, родная, – прошептал он. – Виктор на Земле.
Король мог поклясться, что в черной глубине зрачков полыхнули пугающие багровые молнии.
– Любимый! – Она обхватила его голову и покрыла щеки торопливыми поцелуями.
Жак едва не разрыдался, видя ее искреннюю радость, но сдержался. Мужчины не должны плакать ни при каких обстоятельствах. Он с усилием оторвал от себя Элеонору, усадил ее на лавку и сам сел рядом с ней. Времени предаваться эмоциям нет совсем. Чем раньше они начнут действовать, тем больше у них шансов остаться вместе навсегда. И уже не важно, в горе или в радости. В жизни или в смерти. Главное – навсегда.
– Где мы? – деловито спросил Жак. Ему пришлось несколько раз повторить вопрос, прежде чем Элеонора его услышала.
– Жаркое место. Цитадель называется. Ты здесь уже бывал, – смущенно улыбаясь, сказала она и радостно добавила: – Нам не выбраться!
– Здесь почти нет охраны, – возразил Жак. – У нас получится.
– Нет смысла ставить сторожа рядом с каждой клеткой, если в зоопарке только один выход. – Она расхохоталась, и Жак всё-таки начал сомневаться в ее психическом здоровье. Если с ее рассудком что-нибудь случилось, бывший король не покинет планету, пока не проткнет глаза Муратона его сломанными ребрами.
– Нам не выбраться отсюда, – снова повторила она. – Не стоит портить суетой последние минуты жизни. Самые прекрасные минуты жизни. Я никогда не была так счастлива, как сейчас.
Элеонора не отрывала от супруга влюбленных глаз и буквально светилась от радостного возбуждения.
– Я тоже никогда… Не был… – запинаясь прошептал Жак.
Королева внезапно насторожилась.
– Кто здесь? – Ее лицо стало строгим.
Жак обернулся, готовый голыми руками разорвать назойливого мутанта. Рядом никого не было.
– Тебе послышалось. Нам нужно уходить отсюда.
– Привет, Хадаг, – вежливо поздоровалась Элька, глядя мимо Жака. – Ты пришел посмотреть, как я умру?
– Нет. Я хочу присутствовать при твоем новом рождении и заодно попрощаться. – Хадаг выглядел очень изможденным, если можно использовать подобное определение для существа, похожего на скелет. Его прозрачные кости совсем истончились, и даже Элька с трудом различала их на фоне серой стены. Жак же совсем не видел Хадага и не слышал, что тот говорит. Король беспомощно вертел головой, переводя вопросительный взгляд с Эльки на пустое место, к которому она обращалась.
– Миг твоего нового рождения наступил, – произнес голос, и воспоминания стремительной лавиной обрушились на измученный Элькин мозг. Она слишком устала, чтобы противостоять им, и ей больше не хотелось забыться. Перед смертью надо вспомнить всю жизнь во всех подробностях. А жизнь у нее была очень длинной… Бесконечная череда человеческих и нечеловеческих лиц промелькнула перед ее внутренним взором за доли секунды. Все, кого она знала, кого помнила или о ком мечтала забыть. Враги и друзья, убийцы и жертвы, правители и простолюдины. Злые феи и добрые гоблины. Миры и государства. Мудрые империи и людоедские демократии. Гордые и умные расы, сметенные звериными ордами псевдоразумных чудовищ. Разрушенные древние храмы. Захлебнувшиеся в собственной крови народы. Хаос, ужас, смерть и разрушения…
– Я оставляю тебя, – с грустью сообщил Хадаг. – Ты больше не нуждаешься во мне.
– Ты мне нужен. Я наделала столько глупостей. Из-за меня погибли Виктор, Дифор, Таторк и многие другие.
– Дифор погиб? – воскликнул Жак, но Элька даже не повернула голову в его сторону.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики