науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


У лучеметов типа «гибел» не бывает отдачи, и стреляют они совершенно бесшумно. Разве что в зоне луча может шипеть расщепляющийся водяной пар и в точке попадания иногда происходит взрывное испарение материи. Кроме того, хлопки бывают только у оружия с химической накачкой да еще у дешевеньких «эстрихов» громко щелкает реле. Однако, стреляя в Сомия, репликант ясно чувствовал сильный толчок в ладонь и слышал хлопок.
– Если это была голограмма, то откуда взялась одежда? – Джог приблизился к вороху тряпок и поворошил их носком ботинка. Из складок посыпался черный порошок. – А если я выстрелил, то почему стена и аппаратура еще здесь?
– У твоего «гибела» есть режим избирательного уничтожения органики, – пояснил голос из динамиков. Джог вздрогнул от неожиданности.
– Это ты, Гарм? – Репликант перевел дух. – Благодарю за разъяснения. Я не знал о существовании подобного режима. Значит, Сомий Джог – мертв. Только одежда уцелела.
– Сомий Скабед – бессмертен. Погибла одна из его копий, а сознание его продолжает жить в тебе. Я вижу, ты дрался, как дракон Кенрот, и, подобно Дамаху, вернулся с добычей.
– Дракон Наки тоже получил свою долю, – Сомий прошел в угол помещения и вложил голову Ормаста в крепления термосканера. – Объясни мне одну вещь, старик, если мое сознание – точная копия сознания покойного, – он мотнул подбородком в сторону одежды на поду, – то почему он не смог предвидеть покушение?
– Обстоятельства формируют личность, – задумчивопромямлил Дед. – Порой это происходит очень быстро. Ты уже не тот Сомий Скабед, с которого тебя копировали.
Почуяв в своих железных лапках теплую добычу, термосканер начал действовать. Манипулятор с бешено вращающимся диском сделал несколько аккуратных разрезов, и кости черепа осыпались в специальный поддон. Теплый стерильный воздух сдул опилки с морщинистого, испещренного складками серого вещества. Очищенный от скорлупы мозг повис в силовых полях.
– А может быть, произошел технический сбой? – рассуждал Дед. – Нервная система у каждой расы устроена по-своему. Ты оказался в теле человека, а люди, как известно, отличаются смелостью и жестокостью.
– Раньше я был самым заурядным гридером без роду и племени, – вздохнул Сомий. – Потом выяснилось, что я обыкновенный мутант из клана Скабедов, а теперь, получается, что я уже и не совсем Скабед.
– Получается так.
Тонкий луч термосканера забегал по складкам головного мозга Ормаста. Нейроны сгорали слой за слоем, отдавая содержащуюся в них информацию жестким дискам вычислительной машины. Сомий зачарованно наблюдал за хитрыми вензелями, выписываемыми лазером. Очень скоро смрад сжигаемой органики стал непереносимым, и репликант отошел подальше от жутковатого аппарата.
– Я хочу сказать тебе одну вещь, старик, – произнес Сомий, включая вытяжную вентиляцию. – Меня не устраивает твой вариант бессмертия.
– Мне он тоже не очень нравится, но ничего другого я тебе предложить не могу.
– Я больше не позволю себя копировать, – категорично заявил Джог и даже замахал руками, будто кто-то невидимый подступился к нему с нейрорепликатором.
– Договорились, – Дед, очевидно, ожидал чего-то подобного и заранее приготовил ответ. – Следующая копия будет усеченной. Это снизит боевые качества репликанта, но зато ты сможешь спать спокойно. Никто не покусится на твое первородство.
– Согласен. Пусть будет так, – Джог направился к выходу. – Я очень устал. Думаю, лечением моего зрения мы займемся, когда я высплюсь.
– Не спеши, – остановил его Дед. – Посмотри на экран.
– Я только что выполнил совершенно невыполнимую миссию. Я ранен. Мне нужен отдых! – возмутился Сомий, но покорно повернулся к ближайшему интерфейсному устройству. На мониторе появилось человеческое лицо, неприятно отягощенное мощными скулами и крутыми надбровными дугами. Низкий лоб, глубоко сидящие глаза, оттопыренные уши выдавали в нем гуманоида весьма низкой психической организации.
Древняя легенда гласила, что в незапамятные времена, когда Исток Сущего прилетала на незаселенную планету, она смешивала в волшебной чаше свое грудное молоко и шерсть животного. Из полученного раствора она создавала тварей, наделенных разумом и одновременно прекрасно приспособленных к климату планеты. У серьезных ученых никогда не возникало сомнений в правдивости старой сказки, поскольку у каждой разумной расы действительно имелись свои неразумные родичи, и у всех рас был общий первоначальный предок. Однако, судя по изображению на экране, этому парню не досталось от Истока ни одной молекулы грудного молока.
– Перед тобой человек по имени Соримэр. Отчаянный вояка и преданный слуга Истока. Я только что узнал о нем из мозга Ормаста, – сообщил Гарм Скабед. – Сейчас он сидит в тюрьме, но в ближайшее время будет отпущен на свободу. Нынешний правитель планеты и гридерский резидент предполагали через него выйти к убежищу Истока. Ты скопируешь в него свое сознание.
– Ты обещал сделать усеченную версию! – напомнил Сомий.
– Не беспокойся. На этот раз у нас нет возможности полностью очистить мозг реципиента. Нам нужны все его знания. Новый Сомий не будет осознавать себя как личность. Он использует мозг Соримэра в качестве источника информации, выполнит программу и умрет.
– Отлично. Теперь, надеюсь, всё. Я иду спать.
– Тебе придется изменить мозг Соримэра сегодня. Отправишься прямо сейчас, – категорично потребовал Дед.
Сомий набрал в грудь воздуха, чтобы изрыгнуть все самые грязные ругательства, которые только знал.
– Я внимательно слушаю, – подбодрил его Гарм. – Бранись. Это поможет тебе снять стресс.
Джог безнадежно махнул рукой. Бессмысленно спорить с тем, в чьей абсолютной власти находишься. Особенно, когда этот деспот и самодур говорит разумные вещи. Не проронив ни слова, Сомий вернулся к лифту и молча спустился в шлюзовую камеру.
– Ты нейрорепликатор забыл, – хихикнул у него в голове голос Гарма Скабеда.
– Раньше не мог напомнить? – с трудом сдерживая раздражение, поинтересовался Сомий.
– Нет. Я тестировал реакции твоей нервной системы.
– И каковы результаты?
– Плохие. Новое тело оказало отрицательное влияние на твой разум. В ближайшее время тебе придется пройти реабилитацию, иначе через год ты утратишь рассудок и исчезнешь как личность.
– Убить тебя мало, – репликант скрипнул зубами.
– Бесполезно. Я – бессмертный.
Возвращение в лабораторию заняло совсем немного времени. Сомий забрал из шкафа нейрорепликатор и сунул за пояс оставленный рядом с термосканером «гибел». С его мозгом действительно было не всё в порядке. Горестно вздохнув, Сомий осушил одиноко стоящую на столе мензурку с разбавленным спиртом и через минуту снова очутился на незнакомой улице спящего города. Где-то в глубине мозга Гарм Скабед бубнил свои скучные поучения. Назойливый старик решил поддерживать с Джогом постоянную телепатическую связь, дабы полностью контролировать процесс выполнения задания и не допустить неприятных накладок.
– Вперед! – скомандовал Дед, и Сомий послушно двинулся туда, куда глядел его единственный глаз. Дорогу скупо освещал газовый фонарь, висевший над какой-то лавкой. Судя по потрепанному сапогу в витрине, это была либо лавка старьевщика, либо сапожная мастерская. Рекламная надпись подтверждала первую догадку: «Практически новые вещи из лучших бутиков Плобоя».
По другой стороне улицы тянулся длинный бревенчатый барак. В каждом его простенке, между зарешеченными окнами, красовались веселенькие плакаты с оптимистическими лозунгами: «С Тинором – победим!» и «Имперские собаки – бегут!» Слоганы сопровождались соответствующими иллюстрациями. Жизнерадостные богатыри в серебристых латах рубили мечами комично извивающихся имперских гвардейцев. Рядом с бараком возвышалась добротная долговременная виселица. На кирпичном эшафоте разместилась не лишенная изящества шестиместная конструкция из блестящего металла. Три места занимали покойники с посиневшими лицами. Молодые мужчины с одинаково выбритыми головами синхронно вращались на толстых веревках. К груди каждого была прибита гвоздями пластиковая табличка с надписью: «Дезертир».
Мрачный параллелепипед тюрьмы располагался сразу позади зрительских мест, амфитеатром окружавших лобное место. На верхнем этаже железобетонного острога светились окна, замазанные белилами. Там царила кипучая деятельность. По стеклам прыгали энергичные тени. Время от времени ночную тишину нарушал пронзительный вопль. Похоже, трудолюбивые дознаватели Эстеи любили работать по ночам. У Джога зачесались руки. Ему захотелось бросить всё и оказаться на своем привычном рабочем месте. Выведывать, допрашивать, обманывать, вселять беспочвенные надежды, брать измором, пытать и запугивать. Зря он погнался за эфемерным богатством. Настоящее счастье там – на верхнем этаже тюрьмы, за столом дознавателя.
Дверь тюрьмы долго не открывалась. Пришлось несколько минут изо всех сил колотить в нее сапогом, прежде чем за тяжелыми дверными створками послышались шаркающие шаги. Попасть внутрь узилища в неурочный час ненамного легче, чем выбраться оттуда.
– Сказано вам, мест нет! – рыкнул хриплый сонный голос. – Везите в Северную крепость.
В смотровом окошке появилась заспанная бородатая физиономия. Почему-то на этот раз обильная волосяная поросль не вызвала у Сомия брезгливости. Скорее всего, потому, что и на его собственном подбородке присутствовала приятная жесткая шетинка, которую он время от времени не без удовольствия поглаживал.
– Открывай! Государево дело!
– Глашатай? – удивился бородач. – Ты-то сюда на какой свинье приехал? Да еще вся рожа в крови. Кто это тебя так изуродовал?
«Тебе нужно переговорить с заключенным три-десять», – прошелестел Дед в мозгу Сомия.
– Тебе нужно… – начал послушно повторять Сомий, но вовремя остановился. – Кабанячий хвост тебе в ноздрю! – ругнулся он, заминая оплошность. – Велик и славен наш оранжевый вождь. Сказал: «Вырву тебе глаз, улитка садовая!» И вырвал! И тебя зрения лишит, если не поторопишься. Мне срочно нужен заключенный три-десять.
Заскрипели засовы. Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы Джог смог проскользнуть в узкую щель.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики