науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Для этого не надо было обладать телепатическими способностями. Ни о чем другом, кроме убийств, они говорить не могли, причем версии обсуждались самые диковинные.
– Это какой-то чужак, точно вам говорю. Ну кто из здешних на такое способен? – спросил у своих товарищей один из механиков, стоявший в нескольких футах от Кэсси.
– Ну… я знаю многих, кто был бы рад прирезать Айви, – усмехнулся другой. – Но только не двух других – мисс Керквуд и Бекки, – добавил он уже серьезно.
– Думаешь, это был один и тот же парень?
– Должно быть, так. Я слыхал, шериф нашел всех несчастных с цветами в руках. Значит, это точно какой-то психованный.
– С цветами? Я слыхал, это были свечи.
– Свечи? Ну, Пол, ты веришь всякой ерунде…
Больше Кэсси ничего не услышала, так как они ушли в заднюю часть гаража, а поскольку в тот же момент ей доставили ее машину, она покинула гараж и направилась к следующему пункту назначения: к супермаркету. Воспользовавшись поездкой в город, чтобы сделать кое-какие покупки, она заодно решила разузнать, какие настроения царят вокруг.
Кассирша в супермаркете, в отличие от механиков в гараже, была настроена более эмоционально. Когда покупательница, стоявшая впереди Кэсси, упомянула об убийствах, девушка едва не разрыдалась.
– О, миссис Холланд, это такой ужас! Бекки училась в колледже вместе с моей сестрой, а мисс Керквуд была такая приветливая, такая милая! И я слыхала… с ними сотворили что-то ужасное, просто ужасное! Я так боюсь, все девочки так напуганы!
Участливая покупательница пробормотала несколько слов, чтобы ободрить девушку, но было видно, что она сама в них не верит; Кэсси заметила, что она внимательно огляделась по сторонам, выкатив тележку с продуктами из магазина.
Кэсси купила продукты, оставила машину на стоянке в центре города, заперла ее и отправилась прогуляться. Она останавливалась у витрин, разглядывая выставленные в них товары, и в то же время прислушивалась к разговорам прохожих вокруг. В конце концов она зашла в аптеку и села за столик.
Молодой человек за прилавком с напитками, отзывавшийся, судя по значку на нагрудном кармане, на имя Майк, был явно польщен тем, что помощники шерифа его допрашивали, и не замедлил поделиться этим с Кэсси, пока наливал ей кофе.
– Это из-за того, что Бекки здесь подрабатывала, – объяснил он. – И они хотели знать, может, мы заметили, что за ней кто-то следит, или, может, она рассказывала кому-то, что за ней следят, и все такое.
– А она рассказывала? – спросила Кэсси. Ей не очень хотелось с ним разговаривать, но зато его прямо-таки распирало от желания поговорить.
– Ни словечка никому из нас. – Майк принялся усердно полировать прилавок перед Кэсси. – Я не слишком много с ней общался, потому что она работала в бухгалтерии, но миссис Селби говорит, что ей она тоже ничего не сказала. И никто из нас не видел, чтобы за ней кто-то шел, никто о ней не спрашивал. – Он понизил голос, как заговорщик. – А теперь еще и миссис Джеймсон, и мисс Керквуд. Вот ведь ужас, правда?
– Да, – согласилась Кэсси. – Это ужасно.
Но не успел он продолжить свою мысль, как она отступила к заранее занятому столику, неся в руке чашку кофе, а под мышкой – местную газету.
Заметки в газете отличались весьма сдержанным тоном, особенно принимая во внимание необычайно жестокий характер преступлений. Сообщения о новых убийствах занимали всю первую полосу, о них возвещала газетная шапка, но в остальном это было просто изложение фактов и больше ничего. Две женщины убиты, по-видимому, на протяжении нескольких часов и на расстоянии меньше мили друг от друга. Преступник неизвестен. Департамент шерифа проводит расследование, и если кто-то может сообщить что-то по существу, просьба обращаться по указанному номеру телефона.
Редакционная статья, помещенная на обороте газетной полосы и выдержанная в более эмоциональной тональности, вопрошала, не следует ли ввести в городе комендантский час и усилить патрулирование, а также требовала большей «открытости» от шерифа. В статье содержался намек на то, что шериф умалчивает о деталях, которые – будь они известны всем – помогли бы добропорядочным гражданам Райанз-Блафф лучше защитить себя. Возможно, им не следовало голосовать за человека, едва накопившего десятилетний стаж работы в полиции, невзирая на то, кем был его отец…
– Ну и дела, – покачала головой Кэсси.
Неужели методичная полицейская работа шерифа Данбара, его приверженность процедуре станут для него помехой на следующих выборах? Опыт работы полицейского он приобрел в Атланте, и Мэтта возвели в ранг детектива незадолго до возвращения в Райанз-Блафф, когда его отец объявил об уходе на покой с поста шерифа.
Недоброжелатели действительно могли бы утверждать, что Мэтт Данбар выиграл выборы только благодаря своему имени, но это было бы неправдой. Он, безусловно, обладал необходимой квалификацией, чтобы выполнять свою работу, и был неплохим шерифом.
В любом случае во всем округе не было, по-видимому, человека, более подходящего для этой должности. Очевидно, ехидная редакционная статья была продиктована не столько объективными причинами, сколько злостью.
Или паникой.
На другой странице были напечатаны статьи об Айви Джеймсон и Джилл Керквуд – что-то вроде развернутых некрологов, содержащих информацию о жизни обеих женщин. Повествование о добрых делах Айви Джеймсон было выдержано в строгих, торжественных тонах и представляло покойную чуть ли не христианской мученицей. О жизни Джилл было рассказано с подлинной теплотой и сожалением.
Две женщины. Одна вызывала всеобщую неприязнь, другая пользовалась единодушным признанием. И молодая девушка, ни разу никому не причинившая вреда. Все трое умерли страшной насильственной смертью в маленьком городке в течение нескольких дней.
Кэсси подумала, что редактор газеты проделал неплохую работу, выдав такое количество информации уже на другой день после смерти этих женщин. Но она не сомневалась, что следующие выпуски уже не будут отличаться такой сдержанностью. Предстояли жаркие дни.
Она отложила газету и принялась задумчиво отхлебывать кофе, почти не замечая того, что происходит вокруг. В аптеке не только делали покупки; это было излюбленное место встреч и свиданий. Кэсси поняла это уже давно, с первого своего появления в городе.
Но в этот день посетителей было совсем немного, и, когда кто-то остановился возле ее столика, Кэсси сразу почувствовала, что это неспроста. Она подняла голову и увидела рыжеволосую красотку, чья ослепительная наружность скорее подходила фотомодели, чем жительнице скромного провинциального городка.
Не совсем обычным путем Кэсси уже знала, кто она такая.
– Мисс Нейл? Меня зовут Эбби. Эбби Монтгомери. Я была знакома с вашей тетей. Могу я с вами поговорить?
«Зеленые трусики». Кэсси усилием воли заставила себя выбросить эту мысль из головы. Уже в который раз ей пришло в голову, что телепатические способности порой снабжают ее знаниями, без которых она вполне могла бы обойтись.
Она указала на противоположный стул.
– Прошу вас, присаживайтесь. И зовите меня Кэсси.
– Спасибо.
Эбби села и поставила на стол свою чашку кофе. Она улыбалась, но ее зеленые глаза, хотя и смотревшие прямо на Кэсси, хранили загадочное выражение.
Даже не прилагая особых стараний, Кэсси сразу поняла, что перед ней еще один ум, к которому она не сможет подключиться, и эта уверенность помогла ей чувствовать себя более свободно, чем обычно.
Приятно было сознавать, что не нужно перенапрягаться, охраняя от вторжения свои собственные мысли.
– Значит, вы знали тетю Алекс.
– Да. Мы встретились случайно за несколько месяцев до ее смерти. Во всяком случае… мне казалось, что это вышло случайно.
– А на самом деле нет?
Смешок Эбби прозвучал немного нервно.
– Теперь, когда я вспоминаю, мне кажется, что она хотела со мной увидеться. Ей надо было кое-что мне сказать.
– Вот как? – заинтересовалась Кэсси.
– Да. Она предсказала мою судьбу.
– Ясно. – Кэсси не стала спрашивать, в чем заключалось предсказание. Вместо этого она сказала: – Мне говорили, что тетя Алекс обладала даром пророчества.
– Вам говорили?
Кэсси не сомневалась, что Мэтт Данбар уже успел обсудить ее способности со своей возлюбленной; он был общительным, открытым человеком и не мог не поделиться такой новостью с любимой женщиной. Конечно, Эбби уже знает от него, что она является – или, по его мнению, притворяется – экстрасенсом. Значит, эта встреча задумана как своего рода испытание. Очередная проверка, устроенная недоверчивым шерифом.
– Я была совсем еще маленькой, когда моя мать поссорилась с тетей Алекс, – пояснила Кэсси вслух, оставив свои мысли при себе, – и после этого я ее больше ни разу не видела. И ничего не знала о ней до тех самых пор, пока я не получила известие о ее смерти. Только после этого я узнала, что унаследовала от нее недвижимость в вашем городе. Поэтому все, что мне о ней доподлинно известно, – это то немногое, что я слышала в детстве.
– Значит, вы не знаете, случалось ли ей ошибаться?
Голос Эбби звучал так же спокойно, как до этого голос самой Кэсси, ее зеленые глаза хранили непроницаемость, но в ее напряженной позе, в побелевших костяшках пальцев, сжимавших кофейную чашку, было что-то, говорившее о сильном волнении. Кэсси решила быть очень осторожной.
– Ни один экстрасенс не бывает прав в ста случаях из ста. То, что нам удается увидеть, – это всегда субъективные, иногда символические образы, которые мы интерпретируем, исходя из своих знаний и опыта. Если хотите, мы переводчики, пытающиеся расшифровать язык, который сами понимаем только отчасти.
Эбби криво усмехнулась.
– Стало быть, ответ отрицательный.
– Отрицательный. Мне неизвестно, всегда ли тетя Алекс была права, но я в этом сильно сомневаюсь.
– Она говорила… она мне сказала, что есть разница между предвидением и пророчеством. Это верно?
– Вообще-то это не моя епархия, но моя мать всегда говорила, что между ними есть разница. Предвидение – это нечто трудноуловимое, мгновенная вспышка, зрительный образ некоего события, на которое люди могут повлиять, делая тот или иной выбор, поэтому исход события нельзя увидеть с абсолютной ясностью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики