науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я хочу увидеть Бена.
– Попробуй. Но очень осторожно.
Целая минута прошла в молчании, потом Кэсси вздрогнула и откинулась на спинку дивана. Ее глаза открылись. Расширенные черные зрачки зияли слепотой.
* * *
Бен понял, что контакт состоялся, что Кэсси или какая-то часть ее души проникла сюда. Он не знал, видит ли она его, но ему было ясно, что его похититель находится в некоем трансе: взгляд у «Боба» был пустой, все внимание обращено внутрь.
Другого шанса не будет.
* * *
– Кэсси?
– Он не дает мне посмотреть. Он… ему это нравится. Он хочет, чтобы мой голос звучал у него в голове. Он хочет, чтобы я осталась там… навсегда.
Бишоп наклонился и с силой сжал ее запястье.
– Кэсси? Держись за меня, Кэсси. Он не сможет задержать тебя, если ты ему не позволишь.
Ее дыхание замедлилось и стало неглубоким, бледность увеличивалась с каждой минутой, даже губы стали бескровными.
– Я… стараюсь, – прошептала она. – Он такой сильный… такой сильный. Он начинает сердиться. Он в ярости оттого, что я… смею ему противиться…
– Держись за меня, Кэсси. Не отпускай.
* * *
– Ты пришла ко мне. Я знал, что ты придешь.
– Я должна была прийти.
– Да. Мы принадлежим друг другу.
– Нет.
Вайсек испытал мгновенный шок, услыхав ее твердый отказ, но тут же ему на помощь пришел горячий и подкрепляющий приступ гнева.
– Да! Мы принадлежим друг другу.
– Я принадлежу Бену.
– Ты заблуждаешься, любовь моя. Но это не страшно. Я покажу тебе, где правда.
Он сконцентрировал свои способности, чтобы крепче ухватиться за нее и затянуть поглубже. Он попытался отрезать ей путь назад.
– Я не твоя любовь.
– Конечно, моя!
– Нет! – Каким-то чудом Кэсси удалось противостоять ему, не дать ему схватить себя. – И ты не часть меня. У нас нет ничего общего, что бы ты там ни думал. Сколько бы раз ни забирался ко мне в голову, как тебе кажется, без моего ведома.
Вайсек почувствовал растерянность, к этому он просто не был готов. Так, значит, ей все было известно?
– Ты ничего не знала. Ты понятия не имела! Никогда!
– Да ну?
У него в голове зазвучал ее серебристый смех, раскатывающийся, как шарики ртути.
– Ты ничего не знала! – завопил он, но это были пустые слова, и он сам ощущал их несостоятельность. Его чувство превосходства было поколеблено, впервые он почувствовал себя неуверенно.
– Конечно, я знала.
– Я тебе не верю!
Он попытался проникнуть за фасад ее уверенности, проверить ее утверждения, но она была подобна гранитной стене – такая же твердая, гладкая и прохладная, удивительно отрешенная. Он ощущал ее присутствие, но не ее дух. Он читал только те мысли, в которые она позволяла ему заглянуть.
Гнев разрастался в нем, поднимаясь к горлу горячей, неуправляемой, удушающей волной. Нет! Быть того не может. Он ни за что не поверит… Он никогда…
– Ты проиграл.
* * *
Впоследствии Бен так и не смог объяснить даже самому себе, как ему удалось настолько ослабить веревки, чтобы освободить руки. Возможно, это произошло из-за того, что маньяк не имел навыка связывания своих жертв, поскольку предпочитал убивать их на месте. Возможно, его сбила с толку непривычная ситуация, так как ему никогда раньше не приходилось похищать мужчин, и он проявил непростительную небрежность. А может быть, все объяснялось еще проще: отчаяние пробудило в Бене силы, о существовании которых он сам не подозревал.
Он в кровь разодрал кожу на запястьях, но все-таки добился своего и освободил руки от пут. Он наклонился, чтобы развязать веревки на лодыжках. При этом он не сводил глаз с неподвижно застывшего, немигающего чудовища, моля бога, чтобы хватило времени на бросок: надо было преодолеть несколько футов разделявшего их пространства, схватить мерзавца за горло и выдавить из него его гнусную жизнь.
Бен не переставал думать о Кэсси. Когда-то он спрашивал ее, что будет, если она погрузится слишком глубоко, и она ответила со слабой улыбкой, что может не вернуться. Насколько глубоко она сейчас проникла в сознание маньяка? И что будет, если этот ублюдок, загнавший ее в ловушку у себя в голове, умрет раньше, чем она сумеет выбраться?
Бен помедлил только секунду, но в эту самую секунду раздался звон разбитого стекла. Двое полицейских вломились в комнату через окно и тотчас же взяли преступника на мушку. А тот уже поворачивал к ним искаженное в жуткой гримасе лицо, но через плечо успел бросить на Бена взгляд, полный злорадного торжества. Одновременно его рука с ножом вздернулась вверх в угрожающем жесте, на который рефлекторно должен был отреагировать любой полицейский.
– Нет! – закричал Бен, рванувшись со стула.
Но было уже слишком поздно.
Его крик слился воедино со звуками выстрелов.
* * *
– Кэсси?
В комнате установилась мертвая тишина. Было до того тихо, что звуки выстрелов, донесшиеся из включенной трубки мобильного телефона, заставили Бишопа вздрогнуть. Выстрелы прозвучали очень кучно, но он автоматически насчитал три, и при каждом из них хрупкое тело Кэсси дергалось, словно от удара. Потом ее глаза закрылись, а тело обмякло, как будто лишилось костей.
Бишоп осторожно уложил ее на подушки дивана и стал нащупывать пульс на шее. Пульс был очень слаб, едва различим, а кожа казалась холодной как лед.
– Кэсси? – Он наотмашь ударил ее по щеке, но она так и не очнулась. Тогда Бишоп бросил через плечо помощнику шерифа: – Вызывайте «Скорую».
– О мой бог, – прошептал Дэнни. – Вы посмотрите на ее волосы!
– "Скорую" сюда немедленно! – рявкнул Бишоп.
* * *
10 марта 1999 г.
– Я провел все анализы, какие только можно. – Нейрохирург, приглашенный Беном, озабоченно просмотрел свои записи. – Ядерно-магнитный резонанс показывает отсутствие опухоли, гематомы или кровотечения в мозгу; нет никакого явного повреждения или травмы; нет болезни, которую мы могли бы определить. Она дышит самостоятельно. Электроэнцефалограмма зафиксировала наличие мозговой деятельности, хотя и несколько необычной – это я должен признать.
Бишоп, стоявший в изголовье больничной кровати, оторвался от созерцания пейзажа за окном и повернулся к врачу.
– Что это значит? – спросил он. Доктор Роудз покачал головой:
– Это значит, что зафиксирована активность в той области мозга, которая обычно бездействует, особенно в состоянии комы.
– Это хороший признак?
– Я не знаю, – признался доктор. – Точно так же я не могу объяснить, откуда взялась эта седая прядь у нее в волосах. Если бы кто-то другой мне сказал, что она появилась почти мгновенно…
– Я там был, – прервал его Бишоп. – Эта прядь появилась за несколько секунд, когда она потеряла сознание. Седина началась у корней и мгновенно распространилась до самых кончиков волос.
– Медицинская литература утверждает, что подобного не бывает, – пробормотал доктор себе под нос.
– А вы перепишите литературу, – посоветовал Бишоп.
– Видимо, придется. Причем по нескольким причинам. Я просто не понимаю, чем вызвана эта кома. Медицинских показаний для нее нет.
Бен положил конец их бесполезному спору:
– Итак, вы понятия не имеете, что с ней происходит на самом деле? Вы это пытаетесь нам объяснить?
– Я знаю, что она в коме, но не знаю, чем это вызвано. Я не знаю, как долго это будет продолжаться. Она может выйти из этого состояния так же внезапно, как в него впала. – Доктор Роудз беспомощно пожал плечами. – Я сожалею. Мы не волшебники, и наши возможности не беспредельны. – Он перевел взгляд с одного мужчины на другого, тяжело вздохнул и вышел из палаты.
– Она не выздоровеет сама собой, – сказал Бишоп.
– Вы были ее проводником, – резко напомнил Бен. – Почему вы ее отпустили?
– Если бы я ее отпустил, она сейчас была бы мертва, – спокойно, почти мягко возразил Бишоп.
Бен протянул руку и нежно коснулся щеки Кэсси, напряженно вглядываясь в ее лицо. Оно было неподвижно, как у мертвой. И оставалось таким всю неделю, все бесконечно долгие часы, что он провел у ее постели.
– Что, черт побери, произошло? – спросил он грубо.
– Я вам уже говорил. Она оказалась в западне – в мозгу у этого маньяка, когда он умер. Она была не настолько сильна, чтобы вырваться на волю, вовремя ускользнуть… Ее накрыло обратной волной телепатической энергии.
– И где же она сейчас?
– Где-то посредине.
У Бена вырвался горький смешок.
– Посредине. Боже, какая ценная информация!
– Вы спросили – я ответил, – пожал плечами Бишоп.
– Слушайте, если вы собираетесь стоять тут, как индийский гуру, и изрекать премудрости, скажите по крайней мере что-нибудь такое, что помогло бы мне вернуть ее назад.
– Ладно. Если хотите вернуть ее назад, отправляйтесь за ней.
– Каким образом? Я же не телепат!
Бишоп пожал плечами и отошел от окна к двери.
– Тогда она пропала. Закажите поминальную службу по Кэсси и продолжайте жить своей жизнью.
– Ублюдок!
У двери агент обернулся и в последний раз бросил пристальный взгляд на Бена.
– Вы единственный, кого она подпустила близко к себе за последние десять лет. Единственный, кто связан с ней буквально плотью и кровью. И вы единственный, кто может вернуть ее назад.
С этими словами он вышел за дверь.
Бен поглядел ему вслед, потом снова перевел взгляд на бледное неподвижное лицо Кэсси. Он наконец начал понемногу привыкать к снежно-белой пряди в черных волосах у нее над левым виском, но ее полная неподвижность буквально убивала его.
Он пытался разговаривать с ней, пытался звать ее, – она не откликалась. Он наблюдал, как Роудз и бригада врачей испытывают различные методы, пытаясь вывести ее из этого состояния, но все было безуспешно. Ее сердце билось. Она дышала. По словам озадаченного доктора, ее мозг продолжал действовать.
Но ее здесь не было.
«Единственный, кто связан с ней буквально плотью и кровью…»
Что это должно было означать? Они были связаны друг с другом, потому что были любовниками? Бену хотелось бы так думать. Но за всю эту бесконечную неделю, пока он сидел здесь и смотрел на нее, разговаривал с ней, пытался достучаться до нее, ему не удалось добиться никакого ответа.
Седая прядь в волосах Кэсси заставила его вспомнить о ее тетке, и он в отчаянии начал перечитывать дневники Александры Мелтон в поисках чего-то такого, что могло бы помочь ему вернуть Кэсси.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики