науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Когда зазвонил телефон, Эбби, не колеблясь, сняла трубку.
И не успела даже сказать «Алло».
– Ах ты сука! – заорал Гэри. – Думала, я не узнаю, что ты с ним спуталась?
Глава 17
Кэсси спустилась вниз по лестнице и объявила, входя в гостиную:
– Я постелила тебе в спальне для гостей.
Бен, стоявший у камина, обернулся и поморщился.
– Напрасно беспокоилась. Я же говорил, этот диван меня вполне устраивает.
– Слушай, если уж ты настаиваешь, что тебе надо ночевать здесь, в доме есть прекрасная спальня для гостей, и ты ею воспользуешься. Вчера ты наверняка не выспался на этом дурацком диване. Он тебе слишком короток.
Бен хотел сказать ей, что, поскольку он все равно не мог заснуть и на протяжении ночи периодически заглядывал к ней в спальню, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, вопрос об удобстве дивана его вообще не волновал, но по возвращении домой она держалась отчужденно и выглядела рассеянной, поэтому он решил поостеречься, боясь сболтнуть лишнее.
Он не стал возражать и только поблагодарил:
– Спасибо.
Они захватили с собой расфасованный обед из китайского ресторана, когда после возвращения Мэтта около шести вечера Бен получил возможность уехать. Он все еще не переставал удивляться тому, что Кэсси не стала спорить, когда он заявил о своем желании снова остаться у нее на ночь. Сам-то он готовился выдержать бой, но боя не последовало. Кэсси всего лишь кивнула головой в знак согласия. Она даже согласилась зайти к нему в квартиру и с любопытством оглядела обстановку, пока он заново упаковывал свой саквояж.
Бен понятия не имел, какое впечатление произвела на нее его квартира: она ничего не сказала.
И вот теперь, когда остатки обеда были убраны со стола, мокрый снег стучал в темные окна, а впереди у них был бесконечно долгий вечер, Бен по-прежнему не понимал, какое у нее настроение. Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что она пребывает где-то за тысячу миль от него.
Она свернулась клубочком в своем любимом кресле, бросила взгляд на Макса, который растянулся на своем любимом коврике у камина, поглощенный полагающейся ему на вечер костью, и рассеянно обратилась к Бену:
– Не знаю, как ты обычно проводишь свои субботние вечера, но здесь много книг и фильмов на видео.
И целый запас головоломок в стенном шкафу. Конечно, я понимаю, что все это звучит довольно пресно.
Бен подбросил в камин еще одно полено и сел на диване рядом с ней.
– Я предпочел бы поговорить. Если ты не слишком устала.
– Поговорить о чем?
– О тебе.
Кэсси криво усмехнулась:
– Ты все обо мне знаешь. Разве ты забыл, что твоя секретарша собрала на меня целое досье?
– Расскажи мне то, о чем она не узнала, – предложил он, не желая сдаваться, хотя в ее голосе явственно слышался холодок отчуждения.
– Нечего больше рассказывать. – Кэсси отвернулась и посмотрела в камин.
Бен упорно старался поддерживать разговор на нейтральные темы.
– Я даже не знаю, чему ты училась в колледже и чем потом занималась.
– Я защитила диплом по психологии и по английской литературе. После смерти матери я получила приличный доход, я же тебе говорила. Вполне достаточно, чтобы жить. – Она говорила спокойно, почти равнодушно. – А в дополнение к этому я читала сценарии. Необременительная работа на дому, позволявшая мне избегать общения с людьми.
– Если не считать тех случаев, когда ты помогала полиции, – уточнил Бен.
– Да, если не считать этих случаев. – Кэсси слегка нахмурилась. – Я никогда не стремилась делать карьеру. Мне просто хотелось, чтобы меня оставили в покое.
– А теперь?
– А теперь у меня есть это. – Она обвела жестом комнату. – Спасибо тете Алекс. Кроме того, она оставила мне множество книг, фильмов и всевозможных инструментов, так что мне есть чем заняться. Когда э того убийцу поймают, здесь больше не будет убийств в течение долгих лет.
– И тогда ты наконец обретешь покой.
– Разве я хочу слишком многого?
– Как насчет семьи, Кэсси? Ты могла бы родить дочку и передать ей свои телепатические способности.
– Нет. Никакой семьи. Никаких дочерей. Передать свое проклятие детям? – Горькая улыбка искривила ее губы, в голосе, как показалось Бену, прозвучало сожаление, а не твердая убежденность. – Нет. Ни за что.
– А может, она не будет считать это проклятием. Кэсси пожала плечами:
– Может быть. Может быть, к тому времени, как она вырастет, мир станет иным. Может, люди перестанут испытывать стремление уничтожать друг друга. Может, изобретут лекарство от безумия, и в мире больше не останется монстров, кромсающих на части юных девушек. А может быть, солнце взойдет на западе.
– Ты же говорила, что не умеешь предсказывать будущее.
– Я и не умею.
– Как же ты можешь рассуждать о нем столь цинично?
– Извлекаю уроки из прошлого.
Бен встал и подошел к камину – якобы для того, чтобы водворить на место выпавшее из него полено. Но он так и не вернулся к дивану, остался у очага, глядя на языки пламени.
На. этот раз Кэсси не понадобились телепатические способности, чтобы прочесть его мысли.
– Знаю, – сказала она тихо, – я унылая пессимистка. Но трудно сохранять бодрость духа, когда всю жизнь имеешь дело с убийцами.
– Хочешь меня отпугнуть? – спросил Бен, не глядя на нее.
– Просто объясняю все как есть.
Кэсси откинулась на подголовник кресла, наблюдая за ним из-под полуопущенных ресниц. Она ощущала тупую боль глубоко внутри, словно ныли все кости, и, когда она смотрела на него, ей ничуть не становилось легче.
«Он тебя погубит».
Так ли это? А если и так, не все ли ей равно?
Кэсси знала, что она фаталистка. У нее были на то веские причины. За прошедшие годы все те мучительные, изматывающие часы, что она провела, проникая в жуткие замыслы извращенцев и маньяков, наблюдая их глазами за их же собственными чудовищными злодеяниями, наложили неизгладимую печать на ее душу. И с тех пор ничего не изменилось.
Зло продолжало убивать. Невинные продолжали погибать.
А она сообщала полиции, где искать трупы.
Поэтому ей ничего иного не оставалось, как верить в судьбу. Кэсси понимала, что такое судьба. Она давно убедилась, что бороться с судьбой бесполезно.
– Кэсси?
Может, у нее на лице отразились ее горькие мысли? Как бы то ни было, Бен встревожился. А она уже сама не понимала, зачем так долго сопротивлялась неизбежному.
– Просто объясняю все как есть, – медленно повторила она.
Бен подошел и присел на кофейный столик прямо напротив нее, наклонившись к ней так близко, что свободного пространства между ними почти не осталось. Да и этот последний зазор исчез, когда он положил руку ей на колено.
– Кэсси, мне не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять, что с тобой что-то происходит. В чем дело? Во мне? Это из-за меня ты страдаешь?
На один краткий миг Кэсси вспомнила другую руку, отчаянно хватающуюся за нее, но образ растаял, когда она заглянула в участливые глаза Бена и ощутила тепло его руки даже сквозь плотную ткань джинсов. Руки у него всегда были теплые.
Такие теплые…
– Конечно, из-за тебя, – прошептала она, улыбаясь.
Ее улыбка не рассеяла сомнений Бена.
– Я не хочу делать тебе больно, – сказал он.
– Тогда поцелуй меня.
Бен поднялся на ноги, схватил ее за обе руки и увлек за собой, так что ей тоже пришлось встать.
– Я не отказываюсь, – проговорил он тоном человека, желающего, чтобы его поняли правильно, – но… что произошло? Я готов был поклясться, что ты всего минуту назад считала эту идею неудачной.
– Разве женщина не имеет права передумать? В моем уставе такого правила нет, – отшутилась Кэсси.
– Вот оно что. – Руки Бена обвились вокруг нее, его губы сложились в улыбку, но глаза оставались серьезными. – Стало быть, теперь ты решила, что это удачная мысль.
Кэсси не собиралась лгать ему.
– Мне кажется… у меня с самого начала не было выбора.
Она посмотрела на свои руки, лежащие у него на груди, ощутила его тепло и силу и позволила себе прислониться к нему всем телом.
– Кэсси…
– Я тебе доверяю, – сказала она, потому что это было правдой. – И еще я… ты мне нужен.
Ей была необходима его теплота, его забота. А больше всего ей необходимо было знать, хотя бы раз в жизни, каково это – быть женщиной, желанной для мужчины. Она протянула руку и с жадным любопытством коснулась пальцами его губ, пытливо вглядываясь ему в лицо.
– Ты мне нужен, Бен.
В самом отдаленном уголке сознания у Бена возникло тягостное ощущение: он осознал, что ею движет безнадежность. Он снова видел фатализм Кэсси в действии. Она приговорила себя. Надо было отступить… Будь он сильнее, он бы так и сделал, но нет, это было выше его сил. Он мечтал о ней с того самого дня, как она впервые переступила порог его кабинета – настороженная, замкнутая, раздираемая внутренними противоречиями. Ее взгляд, взгляд загнанной лани, затронул его душу. Может, у нее и были сомнения на этот счет, но у него – никаких.
Он наклонил голову и накрыл ртом ее рот. В этом поцелуе не было нежности, лишь нетерпение страсти, но Кэсси мгновенно откликнулась, поднялась на цыпочки, чтобы крепче прижаться к нему, и доверчиво раскрыла губы. Она казалась почти бестелесной в его руках, но под этой хрупкой оболочкой скрывалась невероятная сила… и в то же время женственность. И страстность. Необычайно соблазнительное сочетание.
Бен душой и телом готов был поддаться соблазну, но все-таки нашел в себе силы спросить:
– Ты уверена?
Ее глаза потемнели, приобрели цвет предгрозового неба, и голос ее дрогнул, когда она ответила:
– За всю мою жизнь я никогда и ни в чем не была так твердо уверена.
Большего ему не требовалось. Бен поцеловал ее еще раз, подхватил на руки и понес наверх по ступеням.
* * *
– Честно говоря, я почти обрадовалась, – призналась Эбби Мэтту. Она говорила искренне, хотя в то же время ей хотелось его успокоить. – Это такое облегчение – знать, что Гэри в курсе. И кроме того, он позвонил, а ведь мог вломиться сюда. Я считаю, что это добрый знак.
– Как тебе такая чертовщина лезет в голову? – бушевал Мэтт.
Он наконец перестал метаться взад-вперед по кухне и сыпать проклятиями, но было ясно, что ему надо выпустить пар.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики