ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я и сам только-только вышел из детского возраста. А он не унимался, продолжал настаивать на том, чтобы я начал подыскивать себе жену. Чем дальше, тем больше: когда мне исполнилось двадцать пять, он едва не сосватал мне одну особу. Но тут я взбунтовался, у нас был крупный разговор. Мы сильно повздорили, я сказал ему все, что думаю о его затее, и в тот же день уехал в Европу. Там мы с тобой и познакомились.
– Но теперь ты понимаешь, что он прав?
– Да… К тому же мне не хочется омрачать последние годы его жизни. Должен же я хоть как-то загладить свою вину перед ним. Он так страдал из-за нашего разрыва. Потом мне почти тридцать, в таком возрасте многие мужчины решают, что настала пора остепениться, завести семью, детей. – Фернандо замолчал. Его глаза помрачнели, он сжал губы.
Бенедикт поняла, о чем он думает.
– Ничего, – сказала она, – я закончу за тебя твою мысль. Ты подошел к тому возрасту, когда все приличные аристократы уже нашли себе подругу жизни. У тебя тоже была жена, только об этом твоим родителям не было ничего известно. И ты не спешил сообщать им об этом, потому что жена оказалась из той породы, которыми не пристало гордиться. Так? Ты был рад до смерти, что избавился от меня, что наши отношения в прошлом и это прошлое никогда не вернется.
Бенедикт ожидала, что Фернандо будет протестовать, скажет: как ты можешь так думать?
Но он ни слова не сказал. Просто стоял и смотрел на нее ничего не выражающим взглядом. И молчал.
Разумеется, глупо надеяться на что-то еще. До последней секунды у нее не пропадала надежда, что Мариетта Дарси лжет, плетет интриги, желая их разлучить, поэтому и заявила ей: ты ему и даром не нужна, ему от тебя нужны лишь дети!
Но оказалось, что Мариетта сказала правду, горькую правду.
– Так объясни мне, – проговорила Бенедикт, – зачем ты зазвал меня сюда? Зачем настаивал, чтобы я поехала с собой.
– Ты и так это знаешь.
– Нет, не знаю!
Когда она согласилась поехать с ним, ей все представлялось в ином свете. После той ночи в Майербауме она знала: даже если он не любит ее по-настоящему, он испытывает к ней настолько сильное влечение, что не сможет жить в разлуке с ней.
Оказалось, все далеко не так. Мариетта Дарси открыла ей глаза на истинные мотивы его поступка. Ей предстоит выполнить чисто техническую роль: дать наследника. А на остальное ему наплевать. В конце концов, проблем с тем, чтобы найти себе подругу на одну ночь, у него не возникнет.
– Я не могу понять, зачем я тебе понадобилась. Да, тебе нужна жена, поскольку только законная супруга графа может родить ему наследника. Но зачем было звать меня сюда? Ведь я просила у тебя развода, ты мог бы написать, что согласен, и наши отношения на этом и закончились бы. А потом женился бы еще на ком-нибудь. На ком-то, кто гораздо больше подходит на роль графини.
– Я не мог дать тебе развода. Мы венчались в храме, а католичество запрещает разводы – по крайней мере я не могу развестись, если хочу унаследовать титул отца. Среди аристократов разводы не приняты.
Вот оно что! От его слов Бенедикт стало еще больнее. Ведь Мариетта Дарси сказала ей то же самое, почти теми же словами!
– Теперь ясно. Поэтому-то ты и поехал в Майербаум, заштатный городишко, к черту на кулички? Чтобы притащить меня с собой сюда в качестве первой и единственной законной жены? Чтобы порадовать священника?
– Я приехал за тобой, потому что ты мне нужна. – Но в его голосе не чувствовалось и толики любви. Он цедил слова сквозь зубы, как будто каждое давалось ему с неимоверным трудом. – Бенедикт…
– Что, скажешь, я не права? Будет тебе прикидываться! Я же все знаю. Твой отец так прямо и сказал: ты просто обязан жениться и дать наследников.
– Да. Именно в таком свете он видит наши с тобой отношения.
– А ты? Ну конечно, у тебя другие планы! – Она говорила с неприкрытым сарказмом.
– Что ты хочешь от меня услышать? Что я никогда не думал о детях? Мы оба знаем, что это не так. Но, помимо этого, между нами есть нечто еще, нечто большее…
– Еще бы!
Как хотелось Фернандо сжать ее в объятиях. Так бы она поняла, что их отношения на самом деле замешаны не только на его обязанностях перед родителями и тем титулом, который достанется ему по наследству. Что есть, как он только что сказал, нечто большее. Такое, что словами сразу и не опишешь. А вот если обнять ее, поцеловать, заставить ее забыть все страхи… Тогда, возможно, она поймет и примет его слова, не будет такой холодной и безразличной.
Но нет! Бесполезно. Между ними возникла стена отчуждения, преодолеть которую он не в состоянии. Глаза Бенедикт стали жесткими, враждебными, ее взгляд пронизывал его ледяным холодом.
Вот почему он даже не попытался прикоснуться к ней. К тому же он дал себе слово, что не дотронется до нее, пока история, происшедшая два года назад, не выяснится окончательно.
– Теперь ты знаешь, почему я хотел, чтобы ты вернулась, – проговорил он.
Да уж, теперь-то она все знает. Знает наверняка.
Какой наивной глупышкой она была! Мечтала о том, что они начнут все сначала, что создадут настоящую семью.
Но что станет основой их брака? Любовь? Куда там! Секс. Вот что имел в виду Фернандо, когда сказал, что между ними есть нечто большее.
Самый простой, неприкрытый, животный секс.
Достаточно взглянуть на Фернандо, и все станет ясно. С каким сытым удовлетворением он говорит! Как торжествующе блестят его глаза! Да, он получил свое. Он настоял, чтобы она вернулась, поскольку хотел порадовать старика отца, находящегося при смерти. Но, снова встретив ее в Майербауме, он понял, что ему она тоже нужна. Для секса.
Как жена она ему совершенно неинтересна. Что его интересует – так это постельная часть их отношений. Он получил женщину, которая удовлетворит его половую страсть. Ну а сердце, любовь… При чем здесь они? Ни при чем.
А она-то хороша! Позволила обмануть себя, отвечала на его ухаживания как полная идиотка. Стала такой женой, которую он желал, дала ему как раз то, чего он хотел.
– Бенедикт… – Он шел к ней. Встрепенувшись, она отступила на шаг. – Какая разница, почему я захотел, чтобы ты вернулась? Ведь ты вернулась – и это главное.
Сейчас он ее поцелует! Она поняла это по его глазам. Притянет ее к себе и примется целовать, чтобы сломить ее сопротивление, показать, какая она беззащитная.
Бенедикт знала: стоит ей почувствовать его губы – и все будет кончено! Она не устоит, не сможет сопротивляться.
– Не прикасайся ко мне!
Он остановился на полпути. Его глаза яростно блестели.
Но Бенедикт не отводила взгляда.
– Не желаю, чтобы ты подходил ко мне! Ясно?
Он не пошевелился. Что-то мелькнуло в его глазах, но не более того.
– Вполне, – ответил он.
Он подстроился под ее тон: говорил с такими же ледяными интонациями, что и она.
– Я больше не хочу обсуждать эту тему. Больше вообще ни о чем не хочу говорить. Я иду спать. Одна.
Фернандо мог хоть что-то предпринять, хоть как-то попытаться растопить этот лед. Если бы он схватил ее и принялся целовать, кто знает, что бы из этого вышло.
Но он не шевелился, просто стоял и смотрел ей вслед. Бенедикт повернулась, блеснув напоследок золотистыми волосами, и, гордо подняв голову, направилась в спальню.
Ей удалось доплестись до комнаты, но, едва увидев кровать, она поняла, что не может дольше сдерживать слезы. Бенедикт бросилась на подушку и отчаянно зарыдала.
Нет, ни за что она не будет плакать из-за него! Она вытерла слезы; ее взгляд остановился на золотом кольце с бриллиантом, которое подарил ей Фернандо в тот вечер, когда они приехали в замок.
Словно клеймо выбил, подумала она. Застолбил свою собственность! Какой великолепный бриллиант! Камень редкой красоты, он стоит целое состояние. Но нет ничего более фальшивого, чем этот бриллиант. Ведь он лишь фикция: кольцо символизирует любовь, но этой любви нет и в помине.
Не нужны ей никакие бриллиантовые кольца, она согласна на дешевую подделку, лишь бы за ней стояло истинное чувство, настоящая любовь. Та, что – она это понимала – потеряна для нее, и теперь уже навсегда.
7
Бенедикт оглядела себя в зеркале. Интересно, сколько времени она еще сможет прикидываться? Ей и так уже до смерти осточертел весь этот спектакль, а ведь главное еще впереди. Сегодня торжественный прием по случаю их свадьбы. Внизу ее ожидают несколько сотен гостей. А завтра – сама свадьба. И на том и на другом мероприятии надо выглядеть счастливой новобрачной, мило беседовать с гостями и без конца улыбаться.
Что-что, а улыбка никак не появляется, хоть тресни!
Два года назад, накануне свадьбы в Майербауме, она чувствовала себя совсем иначе. Тогда напряжение, радостное предчувствие были столь велики, что она ни минуты не могла усидеть на месте, постоянно бегала из комнаты в комнату, проверяла, в порядке ли цветы, не помялось ли свадебное платье… и смеялась. Она не могла остановиться. Улыбка не сходила с ее лица, а глаза искрились неподдельным счастьем.
Но что поделать. Обстоятельства изменились.
Ну давай, улыбнись! – приказала она себе, сидя перед зеркалом. Ты же не на похороны идешь, а на свадьбу!
Вместо улыбки на ее лице появилась гримаса боли. Рот как-то искривился, и было непонятно, то ли засмеяться она собирается, то ли заплакать.
Ей позвонил Фернандо. Откуда? А черт его знает!
– Жди меня в своей спальне, – приказал он. – Я уже еду. Когда вернусь и переоденусь, спустимся к гостям вместе.
Еще месяц назад, когда он пообещал всегда на подобных церемониях сопровождать ее, Бенедикт была вне себя от счастья. Значит, Фернандо ее любит! Ну даже если не любит, то хотя бы заботится о ней, а раз так, стало быть, она ему небезразлична.
Но прошли эти четыре недели, и ситуация поменялась настолько кардинально, что Бенедикт уже не знала, на каком она свете. Фернандо, ее жених и будущий муж, казался чужаком, который неизвестно как уговорил ее выйти за него замуж.
Так и сегодня. После обеда он куда-то пропал, не сказав ни слова, и ожидание настолько затянулось, что Бенедикт начала уже гадать: а не решил ли он махнуть рукой на свадьбу и пожить лет до сорока беззаботной холостяцкой жизнью?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики