ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне и так все было ясно. У меня, слава Богу, глаза на месте. – Он в раздражении вскочил и принялся ходить по комнате.
– Как ты не понимаешь, – воскликнула она, – все было подстроено!
– Как же! Пер Лагерфест был в твоей постели? Отвечай, да или нет?
– Да.
Не могла же она сказать «нет», когда он сам все видел. Она проснулась и, к своему ужасу, обнаружила рядышком в постели Пера Лагерфеста. Как он туда попал, осталось для нее загадкой. Времени выяснить это у нее не было. Фернандо рвал и метал, ему не были нужны объяснения, ему хотелось побольнее оскорбить ее.
О той ночи Бенедикт не могла вспоминать без содрогания. Вот слышатся шаги в коридоре. Человек останавливается. Ключ поворачивается в замке. Дверь распахивается. Зажигается свет.
В дверном проеме стоит ее муж, бледный как смерть, с безумным взглядом. Он молчит и смотрит на нее. Лишь несколько секунд спустя он обрел дар речи. В жизни Бенедикт уже случалось, что ее несправедливо обижали, но еще никогда ей не было так больно.
– Так что же ты стесняешься лгать моим родителям? Ты же обманывала меня в том, что для меня важнее всего на свете.
– Неправда! Никогда, никогда в жизни я…
– Ты клялась мне, что любишь меня больше всего на свете. Что ты хочешь остаток жизни провести со мной, что никто другой тебе не нужен…
Бенедикт задрожала.
– …что ты не ляжешь в постель с другим мужчиной, – безжалостно продолжал Фернандо. – Разве не так?
Уж лучше бы он ударил ее, лучше пощечина, чем эти холодные, бездушные слова, которые он цедит сквозь зубы. Его презрение ранит и отзывается болью, ибо каждое слово вонзается ей прямо в сердце.
– Фернандо, как ты не можешь понять…
– Я все могу понять. Но не надо говорить мне: «все было подстроено», «меня подставили». Может, оно и так, но у тебя нет никаких доказательств, а в голословные утверждения я не поверю, ты уж прости. – И он удовлетворенно замолчал, довольный своим красноречием.
Бенедикт взглянула ему в глаза, но не увидела в них гнева и жестокости. Она прочитала в них лишь боль и отчаяние.
– Я здорово простудилась, чихала, кашляла, температура была жуткая. Саманта Лагерфест дала мне какие-то таблетки, то ли антибиотики, то ли транквилизаторы, не помню. Короче говоря, я их выпила и заснула как убитая. А проснулась, когда ты вломился в комнату.
– Естественно, вломился! Ведь дверь была заперта изнутри. Мне пришлось просить у портье другой ключ.
– Значит, Пер ее запер!
– Может быть. Только как он попал к тебе в номер?
– Не знаю! – Бенедикт взмахнула руками. – В самом деле не знаю.
Что толку в этих объяснениях, если он все равно ей не верит? По правде говоря, на его месте она тоже вряд ли поверила бы в эту невероятную историю: легла в постель одна, а проснулась с каким-то мужчиной! Невероятно!
– В тот день мы поспорили…
– Я помню! – Фернандо сверкнул на нее глазами. – Незачем напоминать, у меня с памятью все в порядке. Мы не поспорили, а поругались, и ты решила отомстить мне – переспать с другим.
– Как у тебя язык поворачивается говорить такое!
В глубине души Фернандо не мог поверить, что Бенедикт способна так поступить. Что она пойдет на измену, лишь бы отомстить ему. Он жизнью готов был поклясться, что она его любит и никогда не предаст их любовь. А оказалось, что она провела ночь с Пером Лагерфестом, и этого он не мог ей простить.
– Ведь в тот день у меня был день рождения. Первый день рождения, который мы могли бы провести вместе. А ты, не обращая внимания на мои просьбы и мольбы, бросил меня и полетел в Нью-Йорк.
– Ты же знаешь, на то были причины. Отец был в Нью-Йорке по делам, мы с ним давно не виделись, за несколько месяцев до этого я наговорил ему лишнего и в тот момент торопился загладить свою вину. Как ты не можешь понять: я должен был с ним встретиться.
Конечно, теперь-то она все понимает. Сегодня она впервые увидела отца Фернандо, и он очаровал ее. К тому же тогда, два года назад, его отец был болен, сердце давало о себе знать, и наверняка он тяжело переживал ссору с сыном.
Но тогда Бенедикт ничего не хотела слушать.
– Если ты так хочешь лететь по делам в Америку, ради Бога! Вижу, тебе наплевать, что у меня завтра день рождения! Ну и черт с тобой! Лети, куда хочешь, хоть в Америку, хоть в Австралию, хоть в Антарктиду! Только не думай, что, если ты бросил меня, я не найду никого, кто утешит меня в мой день рождения!
Глупая угроза. Она вела себя как ребенок, даже не представляя, как обернутся против нее ее собственные слова.
– Прости, – сказала она, – я вела себя как последняя дура. Ты, наверное, ненавидишь меня за это?
– Нет. Как я могу ненавидеть тебя?
Если бы он ее ненавидел, то неужели бы отправился в Европу, чтобы найти и привезти сюда? Скорее наоборот, получив официальное письмо с требованием о разводе, он потер бы руки от удовольствия и тут же настрочил бы ответ: я согласен. Но нет, он поехал к Бенедикт, чтобы уговорить ее вернуться, потому что мысль о том, что он навсегда потеряет ее, причиняла ему невыносимую боль.
– Если б я ненавидел тебя, думаешь, ты была бы здесь? – спросил он. – Нет, красавица, я простил тебя.
Простил!..
Бенедикт ушам своим не поверила. Еще секунду назад она думала, что он по-настоящему любит ее, но стоило ему произнести это слово – «простил», – как все ее надежды обратились в прах.
– Не нужно мне твоего прощения за то, чего я не совершала! Если бы ты любил меня по-настоящему, то тебе не понадобились бы никакие доказательства моей невиновности. Потому что, когда любят, верят, верят полностью, безоглядно. А ты не веришь мне, значит, не любишь, значит, для тебя наш брак ошибка. Тогда лучше всего покончить с этой ошибкой раз и навсегда.
Мысль о том, что в ту ночь два года назад он совершил худшую ошибку в своей жизни, никогда не покидала его. Бывают в жизни происшествия, к которым мысленно возвращаешься снова и снова и никак не можешь решить, правильно ли поступил. Или заставил страдать того, кого любишь больше всего на свете?
Картина того, что произошло два года назад, до сих пор стояла перед его глазами. Он знал, что воспоминания об этом будут преследовать его до конца жизни. А он даже не знает, была ли Бенедикт действительно виновата в том, в чем он ее обвинял.
Нужно выяснить это, узнать наконец, что произошло. Бенедикт права: если бы он действительно ее любил, то не захлопнул бы за собой дверь, не ушел, даже не оглянувшись. Он бы остался, выслушал бы ее, попытался разобраться что к чему.
Но нет! В нем полыхало оскорбленное достоинство. Гордость затмила его разум. Он ни о чем не мог думать, лишь все время повторял себе: какой я идиот, что в нее влюбился, что верил ей!
А теперь… Сможет ли он все выяснить, когда прошло уже два года? И сможет ли она простить его, если окажется, что она действительно ни в чем не виновата?
– Фернандо…
– Извини, Бенедикт. Не сейчас. Я не могу… – Он встал и направился к выходу. – Наверное, ты права. Мы совершили ошибку и должны ее исправить. Прости, я больше не буду тебе докучать. – И, даже не оглянувшись, вышел из комнаты.
6
– Ты все одна да одна.
– Что вы говорите?
Бенедикт никак не ожидала, что на террасе кроме нее кто-то есть. Поэтому и замечание, сделанное отцом Фернандо, явилось для нее полной неожиданностью.
– Вижу, мой сын тебя совсем забросил, – продолжал Родриго дель Альморавида.
– Да нет. У него какие-то дела. Он на виноградники поехал, кажется, или еще куда-то.
Виноградники… Чем не предлог? Все сойдет, лишь бы она оставила его в покое. Первое время Фернандо еще выдумывал разные объяснения, говорил ей, куда он поедет и зачем. Но сейчас он даже перестал затруднять себя изобретением правдоподобных историй, чтобы объяснять свое отсутствие. Просто вставал с утра пораньше, пока Бенедикт еще спала, и потихоньку выскальзывал из комнаты. А возвращался уже на закате.
– На виноградники? – нахмурился Родриго. – Зачем же он каждый день ездит на виноградники? Виноград и без него вырастет. Фернандо должен быть здесь, рядом с будущей супругой.
– Ничего, он скоро вернется, – поспешила успокоить его Бенедикт. Но сама-то она вовсе не была в этом уверена. Прошел месяц с тех пор, как они уехали из Европы и поселились в фамильном замке. Сразу же, не успели они показаться на глаза родителям Фернандо, были начаты приготовления к свадебной церемонии и медовому месяцу. – Наверное, Фернандо хочет убедиться, что все в порядке, – сказала Бенедикт, надеясь, что ее голос звучит не слишком неуверенно. – В конце концов, мы довольно долго будем отсутствовать, надо удостовериться, что на виноградниках справятся и без него.
Сама Бенедикт тоже была занята подготовкой к свадьбе. То она ездила к портнихе на примерку, то встречалась с родными Фернандо, то беседовала со священником в преддверии церемонии. Вся эта суета помогала ей хотя бы днем не вспоминать о том, что Фернандо ее избегает. Впрочем, по вечерам, когда он наконец возвращался, говорить с ним было совершенно невозможно, так что теперь она была даже рада, когда он уходил.
– Дон Родриго, как вы себя чувствуете? – спросила она, желая сменить тему.
– Нормально. Даже отлично! Ведь я – потомок великого Альморавиды! Разве можно мне выглядеть как старая развалина? – Он улыбнулся.
Старый граф действительно превосходно держался, учитывая, что сердце постоянно давало о себе знать. По рекомендации врача он был вынужден бросить курить, но время от времени его рука по привычке тянулась к жилетному карману, где когда-то лежала великолепная гаванская сигара. Тем не менее он никогда не жаловался на здоровье, ходил всегда подтянутый, тщательно одетый, чисто выбритый – настоящий испанский аристократ.
Впрочем, в нем не было ни капли снобизма. Он гордился славой своих предков, а в Бенедикт видел женщину, которая будет достойным членом семейства Альморавида.
– Ты выйдешь замуж за Фернандо, – говорил он, – и я смогу умереть спокойно, зная, что наш род не оборвется, а ты будешь для моего сына достойной супругой. У вас родятся дети, которые тоже унаследуют титул графов де Наварра.
Сердце Бенедикт болезненно сжалось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики