ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Почему? Потому что он успел позабыть, как она соблазнительна. Едва она оказалась рядом, едва он почувствовал снова тепло и мягкость ее кожи, едва вновь вдохнул пьянящий запах ее волос, как желание вспыхнуло в нем с прежней силой.
В груди его клокотала страсть, как тогда, два года назад. В то время она буквально свела его с ума и, не успев как следует поразмыслить, готовы ли они оба к браку, он предложил ей стать его женой. Она согласилась…
– Осторожно! Боюсь, как бы этот диванчик не развалился, когда ты на него сядешь. Ты все-таки крупный мужчина.
Но Фернандо пренебрег ее предупреждением. Диван жалобно заскрипел под его тяжестью, но выдержал. Бенедикт подвинула кресло поближе к нему и тоже села, положив ногу на ногу и приподняв юбку так, чтобы он мог как следует разглядеть коленку.
– Итак, – произнесла она как-то уж слишком нежно, – ты собирался объяснить, что привело тебя в наши края.
– По-моему, я и так уже все сказал. – Он забился в дальний угол дивана, подальше от Бенедикт. На нее он почти не смотрел. Он уставился в пол, словно не видел на свете ничего интереснее, чем старый дешевый ковер.
– А по-моему, нет, – заявила Бенедикт.
– Я сказал, что хочу, чтобы ты вернулась ко мне. Снова стала моей женой. Ты понимаешь, что ни в чем не будешь нуждаться. Любое твое желание будет тотчас исполнено.
– Хочешь меня купить?
Он взглянул на нее исподлобья.
– Нет. Просто говорю, что сделаю все, что ты захочешь.
Бенедикт наклонилась к нему.
– Так говоришь, это будет настоящий брак? Мы будем жить как муж и жена?
– Ну разумеется.
Она облизала губы и с удовольствием увидела, как расширились его зрачки. В его глазах вспыхнуло страстное желание. Прием сработал!
– Точно? – спросила она.
– Точно! – Он не отрывал взгляда от ее чувственного рта.
– Хочешь доказать?
Настоящая пытка! Она провоцирует его, а он не может совладать со своей страстью. Фернандо не моргая смотрел на нее.
– Тогда… поцелуй меня!
Он резко откинулся на спинку дивана, подозрительно посмотрел ей в глаза и тут же отвел взгляд.
– Что у тебя на уме? – проговорил он. – Задумала затащить меня в постель?
– Может, да, а может, нет. Зачем тебе знать? – Бенедикт обворожительно улыбнулась. – Ведь когда-то тебе в любом случае придется поцеловать меня. Если, конечно, ты на самом деле хочешь, чтобы мы жили как муж и жена.
– Бенедикт, послушай!.. – начал он.
Но она уже закусила удила. Сейчас или никогда! Она должна доказать всем – ему, самой себе, – что их чувства не умерли, что любовь и страсть, которые они когда-то испытывали друг к другу, по-прежнему живы в их сердцах.
– Поцелуй, чего ты боишься! И мы посмотрим, в состоянии ли мы выносить друг друга. Если мне станет противно от твоего поцелуя, вряд ли стоит продолжать наши отношения. Верно?
Фернандо едва сдержал тяжелый вздох. Воистину решение не из простых! С одной стороны, она, со своей обворожительной улыбкой, чувственными губами… и со страстным желанием, которое в нем будит. С другой стороны, он чувствовал, что, несмотря ни на что, в состоянии сдержаться. Ему хватит силы воли не поддаться на ее провокацию, он сможет устоять!
Более того, он устоит даже после поцелуя. В конце концов, что тут такого? Всего один поцелуй, всего один!
Посмотрим, имеет ли она над ним такую власть, как думает!
Фернандо вдруг повернулся к ней и, не дав ей опомниться, притянул к себе. Она почувствовала прикосновение его губ, резкое, грубое. В нем не было ни малейших следов нежности. Но в ту же секунду, не успев ни о чем подумать, она разжала свои губы и ощутила его теплое дыхание.
Его сердце колотилось с бешеной силой, дыхание стало резким, прерывистым, а в голове все поплыло. Поцелуй доставил ему невероятное наслаждение, и он понял, что пропал. После этого поцелуя он никогда не сможет оттолкнуть ее от себя, не сможет забыть о ней, не сможет остановиться, ибо желание дотронуться до ее нежного тела пересилит мужскую гордость.
– Фернандо… – услышал он приглушенный стон.
– Бенедикт… О Господи, Бенедикт, красавица моя…
Он почувствовал, с каким трудом даются ему самые простые слова. Он разучился говорить, разучился думать. Осталось только одно – желание, страсть, не знающая границ. Он знал, что если не овладеет ею здесь, в эту секунду, то умрет, как путник, несколько месяцев скитавшийся по пустыни, путник, который наконец добрел до источника, но чувствует, что за несколько метров до спасительной влаги силы оставляют его.
А Бенедикт? Ведь она чувствует то же самое. Она уже забыла, как и почему Фернандо оказался рядом с ней, с чего вдруг он принялся целовать ее. Ей хотелось только одного: чтобы этот поцелуй никогда не кончился, чтобы он длился вечно, ибо нет на всем белом свете ничего более сладостного, чем поцелуй любви.
Теперь она была уже на диване, Фернандо приподнял юбку и, ощутив его пальцы на ногах и на бедрах, она снова застонала. Наконец он прикоснулся к тому месту, где сильнее всего пульсировало желание, и медленно отдернул руку.
– Ты спросила, какого дьявола я сюда заявился… – Его голос напоминал то ли шепот, то ли приглушенное рычание зверя. – Что ж, я тебе объясню. Получив письмо, в котором ты требуешь развод, я понял, что ни за что не отпущу тебя. Потому что не могу без тебя. Со мной такого никогда не было. Я не могу есть, не могу спать, все время думаю о тебе. За эти годы я ни разу не отдохнул как следует. Стоило мне бросить дела и попытаться расслабиться, как передо мной вставал твой образ. Я представлял, как сжимаю тебя в объятиях, как мы занимаемся любовью… Когда сегодня после нескольких лет разлуки я снова увидел тебя, страсть с удесятеренной силой вспыхнула в моем сердце. Я почувствовал, что не могу справиться с этим непреодолимым желанием…
Фернандо замолчал. Он взглянул ей в глаза, желая прочесть ее мысли, и провел пальцами по ее щеке. Бенедикт скосила глаза на его руку, затем посмотрела на него, но ничего не сказала.
– Знаю, – прошептал он, – ты чувствуешь то же самое.
– Да…
Она и не думала отрицать, что он прав. От его прикосновений каждая клеточка ее тела наполнилась желанием. Достаточно было ему лишь поднести спичку, как любовь, которую она так долго таила, вспыхнула с новой силой.
– Ты все правильно сказал, – прошептала она. – Я чувствую то же самое, что и ты. – Она взглянула на него.
Ее взгляд притягивал его словно магнит. Ее губы приглашали, звали, требовали, чтобы он снова поцеловал ее.
И Фернандо перестал колебаться. Он нежно обнял ее, погладил золотистые волосы и, наклонившись, снова коснулся этих зовущих губ. Но на этот раз нежно, легко, будто спрашивая: ты этого хочешь? Ты правда хочешь этого?
Да, да, отвечали ее губы. Поцелуй меня!
Теперь он уже не просил, он требовал, а она отвечала ему. Ее поцелуй сказал ему все: как она желает его, как готова отдать ему всю себя и принять любой его порыв.
Он встал, держа ее в своих мощных руках, и она поняла, что он задумал. И как было не понять, если ей тоже этого хотелось? Нет, не он потащил ее в спальню, она пошла с ним по доброй воле: ведь именно этого она желала больше всего на свете.
Он безошибочно нашел спальню. Впрочем, в такой маленькой квартирке было легко ориентироваться. Итак, они вошли в спальню, не прекращая поцелуя, словно обещая друг другу все наслаждения, которые только доступны мужчине и женщине.
В их груди горел один и тот же огонь, огонь, заставлявший ее трепетать от одного прикосновения его пальцев, расстегивающих молнию. Ее юбка упала на пол, а Фернандо принялся расстегивать маленькие пуговички на блузке. За блузкой последовал лифчик.
Он не торопился, напротив, действовал медленно, тем самым еще больше усиливая свое желание. Бенедикт же не могла больше терпеть. Ее тело затрепетало в предчувствии того, что им сейчас предстоит, ноги не держали ее. Она медленно опустилась на кровать.
– Бенедикт, радость моя… Моя любимая… – Фернандо шептал ей нежные слова, чувствуя, как дрожит ее тело. Теперь он целовал ее шею, плечи, грудь. Он облизнул ее сосок, затем прикоснулся губами к ее напрягшемуся животу.
– Фернандо… – выдохнула она, чувствуя, как он снимает с нее трусики и прикасается губами к месту, которое секунду назад было прикрыто шелком. – Фернандо…
Он остановился, чтобы снять одежду. Рывком сорвал с себя белье и бросился в постель. Его поцелуи стали яростными, он прикасался к ней не нежно, а требовательно, как мужчина, который не в состоянии сдерживать свои порывы. Его смуглые пальцы выводили кружочки вокруг ее сосков, его теплые руки ласкали ее грудь. Бенедикт вскрикнула и откинулась на подушки.
– Я так долго этого ждал, – шепнул Фернандо. – Целую вечность…
– Вечность… – повторила Бенедикт.
Теперь он не прикасался к ее груди руками, он ласкал ее губами, языком и говорил:
– Больше мы не будем ждать… Никогда… Теперь ты в постели, рядом со мной…
– Да, Фернандо, любимый, да…
Это был не стон, скорее крик: его губы сомкнулись на ее соске, она ощутила тепло и еще что-то, отчего вся изогнулась. Бенедикт закрыла глаза, чтобы ничто не отвлекало ее от наслаждения, которое она испытывала. Ее тело буквально кричало от желания, в то время как сама Бенедикт потеряла способность передавать свои мысли словами.
Но Фернандо понимал ее и без слов. Ей не нужно было ни о чем его просить, он сам знал, что она хочет, он предугадывал ее желания. Его пальцы прошлись по влажным волоскам в нижней части ее живота, и, услышав ее стон, он почувствовал, каким сильным может быть вожделение.
– Радость моя, прелесть моя, любимая… – Он перешел на испанский. Разве может какой-то другой язык выразить в нескольких словах всю глубину любовного томления и силу страсти? – Любимая…
Только полный страсти мужчина может так произнести это слово. И неважно на каком языке.
Фернандо раздвинул ее ноги и лег между ними. Бенедикт приподняла бедра, приглашая его войти, и услышала его возглас. Скорее всего, так в подобных ситуациях кричал еще древний предок человека.
Лежать вот так уже достаточно, по крайней мере пока. Просто осознавать, что он с ней, он внутри нее и ей так хорошо именно потому, что те долгие дни и месяцы, что его не было рядом, наконец-то закончились.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики