ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
– Убирайся! – Но она понимала, что уже не в состоянии ничего поделать.
– Ты же не хочешь, чтобы я ушел! Признайся! Ты хочешь меня. Ты всегда меня хотела. И отныне ты жить не сможешь без меня. Пройдет время, но ты никогда не забудешь того, что произойдет между нами сейчас. Так я тебе отомщу!
Он сорвал с ее плеч халат и отступил на шаг. Ромульда стояла перед ним обнаженная. Ее тело было прекраснее, чем в его самых фантастических снах.
Хасим прижал ее к себе и начал целовать. Сколько раз она хотела такого страстного поцелуя! И насколько реальность превзошла все се ожидания!
– Хасим… – прошептала она, перебирая пальцами его роскошные курчавые волосы.
– Что? – спросил он. – Хасим, займись со мной любовью? Это ты хочешь сказать? Пусть наши тела сольются воедино? Ведь этого ты больше всего желаешь?
Да простит ее Аллах, ибо она желает только этого! Они опустились на кровать, прямо на разложенное там платье. Да какое это имеет значение!
Хасим, мой любимый, ты принадлежишь мне! Навсегда!
Нет, не навсегда. Только один раз. Это будет всего лишь один раз. По ее щекам покатились слезы. Она желает его. Он ей нужен, всегда был нужен… Пусть она будет с ним лишь однажды, хоть раз она испытает райское наслаждение.
Хасим снова поцеловал ее, и она погрузилась в совершенно новый мир. Мир, о существовании которого она и не подозревала…
Он испытал оргазм, такой сильный и глубокий, что ему показалось: он вот-вот умрет от наслаждения. Но какое это счастье – умереть вот так!..
Воздух наполнился каким-то новым ароматом. Хасим подавил стон… Все закончилось. Подобно заре на горизонте, он медленно возвращался к действительности.
Он сжал ее. Ромульда застыла в его объятиях. Его сердце колотилось с бешеной силой.
– Ты была девственницей, – прошептал он.
5
Ромульда молчала. Она открыла глаза и с удивлением обнаружила, что Хасим смотрит на нее, но не с гневом, а с недоумением и жалостью. Она дотянулась до покрывала, лежавшего на стульчике у кровати, и завернулась в него. Но нежное тепло итальянского кашемира нисколько ее не согрело. Ее бросило в дрожь.
– Скажи мне правду, – потребовал Хасим. – Ты была девственницей?
– Да, – выдавила она из себя.
– Ты солгала мне. – В его голосе не было обвинительных ноток. Он словно пытался решить какую-то сложнейшую проблему.
– Да, солгала. Пауза.
– Но, ради всего святого, зачем? Я не понимаю.
Впервые султан признал, что чего-то не понимает, что есть нечто, ему неподвластное. Ромульда посмотрела на него. Солнце проникало через неплотно прикрытые шторы и бросало блики на его тело, придавая ему бронзовой оттенок, отчего он стал похож на великолепную статую. Лежащую статую.
– Зачем? Ответь мне, Ромульда.
Хасим увидел, как задрожали ее губы.
– Не могу, – ответила она едва слышно. – Я не хочу об этом говорить сейчас, вот так. – Она чувствовала себя такой уязвимой. Что, если он дотронется до нее? Этого она больше всего сейчас боялась. Но почему-то еще больше ее пугала мысль, что он больше никогда к ней не прикоснется.
– Мне нужно одеться.
Хасим нахмурился, но тем не менее дал понять кивком головы, что согласен.
– Так иди, – сказал он. – А я не сдвинусь с места.
Ему и в голову не приходило проявить благородство. Уйти, оставить ее наедине жалеть о том, что невозможно уже исправить. Нет, он ведет себя, как кот, который стережет мышку. Сел у норки и не собирается уходить.
Ромульда взяла белье и, чувствуя на себе его взгляд, направилась в ванную. Закрыв за собой дверь, она повернула замок так, чтобы ему было слышно, и включила воду. Она долго смывала с себя свой позор, затем облачилась в бледно-голубую бахрамскую тунику и вышла в спальню, моля Аллаха, чтобы Хасим ушел.
Но он был на месте.
Пока она мылась, он успел одеться и теперь развалился на одном из кресел, стоявших спиной к окну. По его лицу было совершенно невозможно угадать, о чем он думает. Ничего не выражающим взглядом он следил за ее движениями.
– Думаю, – проговорил он наконец, – ты должна мне кое-что объяснить.
– Я ничего тебе не должна! – вырвалось у нее.
Да, сегодня она сполна отдала ему долги. Хасим усмехнулся.
– Думаешь победить меня?
– Разве с тобой можно сражаться?
– Можно. Ромульда, почему ты сказала мне, что у тебя есть любовник?
Да, я солгала тебе, но в то же время не смогла устоять перед тобой, и вот теперь ты знаешь правду.
– Зачем тебе знать?
– Потому что мне нужна правда.
Она опустила глаза.
– Я не могла допустить, чтобы ты женился на мне.
Хасим нахмурился.
– Вижу, ты готова на все, лишь бы этого не произошло! Готова даже оклеветать себя.
– Ты правильно понял. Я не хочу быть твоей женой. Сколько раз я говорила тебе об этом! Но ты ничего не желал слушать. Конечно, тебе плевать на желания других. Для тебя важно лишь то, что хочешь ты.
– Ты преувеличиваешь. Да он издевается над ней!
– Ты самый напыщенный, надменный, высокомерный человек на свете.
– И что? – спокойно спросил Хасим.
Ах так?! Я скажу тебе что.
– Я не хочу быть замужем за тем, кто интересуется только собственной персоной. Мне не нужен такой муж, как ты. – Хасим открыл рот, намереваясь возразить ей, но она не собиралась останавливаться. – В браке я хочу равноправия.
– Равноправия?
– Впервые слышишь такое слово, да, Хасим? Пожив в Америке, я захотела равноправия!
– Как бы тебе не пожалеть о своем равноправии.
– Не волнуйся, не пожалею. Я не хочу жить так, как жили твои родители. Вы, мужчины, думаете: раз вы живете в Бахраме, вам все позволено. Значит, вы можете… – Ромульда запнулась.
– Что? Продолжай, я слушаю.
Как будто ты сам не знаешь! Ромульду передернуло от отвращения.
– Иметь любовниц, вот что! Пожалуйста, Хасим, не надо прикидываться. Хоть на минуту прояви честность. Я не настолько глупа, чтобы не понимать очевидных вещей. К тому же я все прочитала в газетах.
Хасим смотрел на нее, не в силах оторвать взгляд. Никто, ни один мужчина – не говоря уже о женщине, – не позволял себе так разговаривать с ним. И все же, сказал себе он, наблюдая, как гневно вздымается ее грудь, переча ему, Ромульда становится еще прекраснее.
Но хватит! Он и так слишком много ей позволяет. Надо дать ей понять, кто в доме хозяин.
– Объясни, что ты имеешь в виду! – приказал он.
– Да всем известно, что ты завел настоящий гарем.
Хасим пожал плечами.
– Вот видишь! Ты ведешь себя так, как будто гордишься этим!
Он сохранял самообладание.
– Я не первый мужчина, который завел любовницу. Просто других не караулят папарацци, стремящиеся запечатлеть на пленке самые интимные моменты.
Ромульда задохнулась от негодования. Больше всего она винила не его, а себя. Как она могла лечь с ним в постель, заниматься сексом! Теперь она сгорит со стыда!
– Вчера на первой полосе американские газеты опубликовали твое фото. Ты выходишь из дома своей любовницы, той, которая живет в Риме. Вчера занимаешься любовью с ней, а на следующий день ложишься в постель со мной! Неплохо устроился, а?
– Я не собирался заниматься с тобой любовью. Ты была моей суженой, ты должна была достаться мне девственницей. Если бы все случилось так, как должно было случиться, я бы вел себя совсем иначе. Мягче, нежнее, ласковее! А теперь я испортил тебе впечатление от первой ночи любви.
– Мы оба виноваты, – сказала она. – Но зачем ты пришел сюда? Зачем было меня преследовать?
Неужели она думала, что он оставит ее в покое? Его привела сюда безотчетная страсть, страсть, которой он не в состоянии сопротивляться. Сам толком не зная зачем, он вошел к ней в спальню – и увидел ее в одном легком халатике… Разве мог он сопротивляться первобытному инстинкту?
– Я не мог отпустить тебя.
– Да что ты?
– Ты думала, что я оставлю все как есть? После того что ты мне наплела про своего любовника? Ты, которая должна была достаться мне непорочной!..
А ты, дорогой, разве вел себя как образцовый жених? Чем ты занимался эти четыре года? Шастал от одной любовницы к другой, разве нет?
Но Ромульда не стала этого говорить. Что толку? Сделанного не воротишь. По крайней мере он будет знать, что она до конца хранила целомудрие.
– Но мы не выяснили главного, – сказал Хасим. – Что делать дальше?
Ромульда пожала плечами.
– По-моему, нет смысла отказываться от наших планов. Если тебя не слишком затруднит предоставить мне машину, я съезжу навестить отца.
– Ты говоришь так, будто ничего не произошло?
– Ты думаешь, надо кричать о случившемся на всех углах?
– А ты думаешь, – он иронически осклабился, – об этом можно забыть?
Ромульда затаила дыхание.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ты потеряла девственность, к тому же при весьма… э… прискорбных обстоятельствах. Я виноват и должен заплатить.
Заплатить! Как будто она дорогая игрушка, выставленная на аукцион.
– Что за чушь!
– Ромульда, ты была предназначена мне. Пусть все так и останется. Разве я могу отпустить тебя к отцу, зная, что между нами произошло?
– Но при чем тут мой отец? Он ни о чем не догадается!
Хасим многозначительно помолчал.
– Даже если родится ребенок? – наконец спросил он.
Ее сердце остановилось.
– Ребенок? Ребенок?!
– Да, ребенок, ребенок! Разве в вашем колледже не преподавали биологию? Я не воспользовался презервативом, да и ты вряд ли озаботилась предотвращением беременности! А знаешь, что бывает в таких случаях?
Только теперь до Ромульды дошли все последствия ее поступка. Боже, какой неосмотрительной идиоткой она оказалась!
– Вот ты о чем?! И что же, ты всегда не предохраняешься? Конечно, тебе плевать на последствия, тебе интересно одно – удовлетворить свою похоть, а там хоть трава не расти! Твои дети небось повсюду, от Гвабоны до Рима и Парижа!
– Ромульда! Никогда, никогда мое царственное семя не оплодотворило женщину!
– Так что же случилось в этот раз?
Как ей ответить? Сказать, что он потерял над собой контроль, что животное в нем возобладало над человеческим?
– Не думаю, что я обязан перед тобой оправдываться. В любом случае нет никаких оснований откладывать свадьбу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики