ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Итак? Скажешь, что нет?
– Разумеется, нет. Я был в посольстве.
– А вчера ты тоже был в посольстве? И позавчера? Брось, Хасим! У тебя была масса возможностей встретиться с ней так, чтобы никто не знал! И не говори, что она отказывается заниматься с тобой любовью! Разве есть женщины, которые могут перед тобой устоять?!
Ну, спасибо на добром слове!
– Ты – единственная женщина, которую я люблю. И с которой занимаюсь сексом. Ведь ты моя жена.
– На словах, но не на деле… – Ее гнев прошел. Теперь в глазах Ромульды Хасим читал только отчаяние и печаль.
– Ты и в самом деле хочешь узнать правду? – спросил он.
– Может, и нет. Смотря какая это правда.
– Вскоре после того, как я позвонил тебе в Чикаго и попросил стать моей женой, я полетел сюда, в Рим…
– Не продолжай! Не надо! – простонала она.
Но Хасим не собирался останавливаться.
– Я встретился с Анной и сказал ей, что между нами все кончено, потому что я женюсь. Ты права, она не желала сдаваться, предложила заняться с ней любовью…
– Замолчи, во имя Аллаха!
Хасим покачал головой.
– Я отказался. С тех пор мы с ней не виделись. Я ни разу не говорил с ней и не собираюсь с ней встречаться. Она мне даром не нужна.
– Правда?
– Клянусь. Ромульда, почему ты так уверена, что я тебе изменяю? Неужели ты считаешь, что я способен тебе лгать?
– Я уже ничего не знаю. Я не знаю тебя, потому что ты никогда не бываешь рядом.
– Но каждую ночь мы проводим в одной постели!
– Когда ты не в отъезде!.. Но речь даже не об этом. Мне хочется не только физической близости. Для меня важен эмоциональный контакт…
– Эмоциональный контакт? – переспросил он так, словно впервые слышал эти слова и не понимал, что они означают.
– С тех пор как прошел наш медовый месяц, у меня такое чувство, что я живу с бездушной машиной.
– Похоже, – заметил Хасим, – сегодня у тебя не найдется для меня ни одного доброго слова.
– Я не хочу тебя обижать. Но и ты пойми меня. Не смотри так, Хасим! Знаю, ты привык сам устраивать другим выволочку, когда настроение паршивое. А эту беседу завела я. У меня нет другого выхода. Формально мы состоим в браке, а по существу между нами нет ни малейшей душевной близости.
– Ты недовольна нашим браком? – осведомился он тоном светской беседы, но его глаза сверкнули.
– Да! – Ромульда набрала в грудь воздуха. Или она скажет все сейчас, или больше никогда не решится! – Ты почти не говоришь со мной. Не рассказываешь, как прошел твой день. С кем ты встречался. Учитывая, что мы остаемся вместе лишь ночью, представляешь, что я могу навоображать относительно того, где и с кем ты проводишь остальное время? Ты помнишь, когда мы последний раз были вдвоем, так, чтобы нам никто не мешал, чтобы нас не отвлекали твои вечные дела? Не помнишь? Так я тебе скажу: во время медового месяца. С тех пор прошло уже полгода!
Хасим посмотрел на нее с искренним сочувствием.
– Мне некому поручить управление государством. Но, похоже, придется поискать людей, которым я могу безоговорочно доверять. А что до того, что я не делюсь с тобой проблемами, которые приходится решать каждый день, полагаю, так даже лучше.
– Почему?
– В стране полно людей, которые готовы на все, лишь бы занять престол. Когда я уезжал, ты спросила: можно мне поехать с тобой? Я сказал «нет», и ты обиделась. Не понимая того, что эта поездка таила в себе опасность для жизни.
– Так что ж ты сразу мне об этом не сказал?
– Ты бы стала волноваться. Или нет?
– Разумеется, я беспокоилась бы о тебе.
– Поэтому я решил все от тебя скрыть. По-моему, я был прав.
Опять разговор завел их куда-то не туда. Ведь Ромульда имела в виду совсем не это. Он хочет в одиночку управлять государством – пусть! Но одиночество в браке – совсем другое дело.
– Ты никогда не говоришь мне о том, что чувствуешь…
– А что я чувствую?
– То-то и оно, что ничего! – выпалила она. – Ты никогда не говоришь, что любишь меня. И что прикажешь думать? Что ты меня не любишь? Если так, понятно, что рано или поздно ты меня бросишь.
– Какое право я имею говорить с тобой о любви? Ведь это я лишил тебя невинности и вел себя при этом как настоящий мужлан. Тебе ничего другого не оставалось, кроме как выйти за меня.
– Перестань, ты же не насиловал меня.
– А это ничем не лучше! Я не должен был так себя вести!
– И я тоже! Мы оба не соображали, что творим. Все произошло не только по твоей вине, но и по моей.
– Но я старше, опытнее. Я должен был вовремя остановиться. Но не смог.
– Что с того? Ты думаешь, что совершил преступление, раз не повел себя так, как тебе хотелось бы? Послушай, – Ромульда приблизилась к нему, – если хочешь знать, я горжусь тем, что из-за меня ты потерял голову. Ты просишь у меня прощения – я даю тебе его. Если только ты сам себя простишь.
– Но ведь это я заставил тебя стать моей женой! Тебе была отвратительна сама мысль об этом!
– А знаешь почему?
– Потому что те чувства, которые ты испытывала ко мне много лет назад, умерли…
– Нет… Потому что эти чувства не умерли, Хасим. Я пыталась, пыталась изо всех сил убить эти чувства, но ничего не вышло.
Он прикоснулся пальцем к ее щеке.
– В газетах, – продолжала Ромульда, – только и писали, что о твоих любовных похождениях. Я жутко ревновала!
Хасим больше не мог сдерживаться. Он сжал ее в объятиях и поцеловал. Как все вышло! Он пытался защитить ее, сделать так, чтобы она ни о чем не тревожилась, а в результате она стала еще больше волноваться, думая, что он предает ее любовь.
– Не могу отрицать, что у меня были любовницы. – Ромульду передернуло, и он погладил ее по волосам. – Но газетчики раздували всякие мелочи!
– Мелочи! Одна любовница – этого уже достаточно!
– Ромульда, попытайся понять. Женившись на тебе, я обещал, что буду верен тебе по гроб жизни. Так оно и есть. Когда ты направилась на учебу в Штаты, я знал, что не смогу посвятить свою жизнь только тебе. Я едва вступил на престол, и у меня было столько забот!.. – Хасим понизил голос. – Мне нужно было как-то отвлечься, познать мирские утехи… Разве нет? Если бы я не испытал всех плотских радостей до брака, женившись, я только бы и мечтал о них. Неизведанное всегда манит к себе. Скажешь, я эгоист?
– Да. – Ромульда не могла оправдать подобное поведение, но теперь она хотя бы знала, какие побуждения двигали Хасимом. А понять – значит простить. Но пока ему еще рановато об этом знать. – Представь себе, что я рассуждала бы подобным образом. Тебе бы это понравилось?
– Разумеется, нет! Считаешь, это несправедливо?
– Я знаю, что это несправедливо! И ты знаешь.
Но в глубине души она знала, что все равно никого так не полюбит, как его. И никто, кроме него, не сделает ее счастливой.
– Знаю, Ромульда. Но в жизни столько несправедливости.
Хасим взглянул на нее и прочитал в ее глазах невысказанную мольбу: скажи, скажи мне, что все эти годы я не зря надеялась; что во время медового месяца ты чувствовал то же, что и я; скажи, что так было всегда.
– Я люблю тебя, Ромульда, – проговорил он. – И никогда не переставал любить.
– Но ты и пальцем не пошевельнул, чтобы удержать меня, когда я собралась в Америку.
– Неужели ты не понимаешь? Я только что стал султаном. В стране творилось черт знает что. Появилась куча самозванцев, которые только и думали, как бы занять престол. Разве мог я в такой момент предаваться любовным утехам?
– Хочешь сказать, что, если бы я осталась, ты не стал бы заводить любовниц? – спросила она язвительно.
– Если бы ты осталась, я лишился бы сна, потерял бы способность думать, так велика была моя страсть. – Он взял ее за голову и заглянул ей в глаза. – Скажи, Ромульда, скажи мне правду, осталось ли в твоем сердце хоть немного места для любви ко мне? Сможешь ли ты снова полюбить меня?
– Смогу, – прошептала Ромульда. – Я уже люблю тебя.
Хасим глубоко вздохнул.
– Ты ни о чем не пожалеешь, – сказал он, – обещаю. Я докажу тебе, как сильно я тебя люблю.
И он сжал ее в объятиях. Вот как? Говоришь, что любишь? Это мы сейчас проверим.
– Хорошо, – сказала Ромульда, высвобождаясь из его объятий. – Я согласна. Но при одном условии.
– Каком же?
– Ты убедишь отца, чтобы он позволил Сусанне выйти замуж за того, кого она любит.
9
– Эта свадьба совсем не похожа на нашу, – заметил Хасим, улыбнувшись ей.
Ромульда улыбнулась в ответ. Никогда она не испытывала такого счастья, как в эти несколько дней.
Вокруг кружились танцевальные пары, оркестр играл джаз, а за окном сияло солнце, бросавшее свет на небоскребы из стекла и бетона и на расположенный рядом парк. Хасим со своей свитой приехал в Чикаго на празднование свадьбы Сусанны и Боба.
Ромульда посмотрела направо. Ее отец стоял в окружении своих американских друзей и рассказывал им что-то веселое. Он тоже был счастлив, а ведь когда Хасим сообщил ему, что его младшая дочь влюбилась в американца и уже год живет с ним, он готов был рвать и метать.
Но больше всего Ромульду удивила реакция Хасима. Он спокойно выслушал ее рассказ о Бобе и Сусанне и произнес:
– Неисповедимы пути Аллаха. Если они любят друг друга, пусть женятся и будут счастливы. Что толку заставлять Сусанну выходить за бахрамца? Ведь она всю жизнь будет тосковать по первому возлюбленному.
– У этого брака нет будущего! – заявил ее отец, узнав от султана о намерениях младшей дочери. – Она родилась в Бахраме, провела здесь детство, а этот ее жених американец! Как они уживутся вместе?
– Но Аршар, ты-то ужился с Нэнси! – напомнил ему Хасим. – Она тоже была американкой.
Родители Ромульды и Сусанны были счастливы в браке, и кому, как не Аршару, знать, что различия в языке и культуре не имеют никакого значения: ведь самое главное не то, откуда ты, а любишь ли ты свою вторую половину или нет. Ему не оставалось ничего другого, как смириться.
И вообще, подобного развития событий следовало ожидать. Разве отец мог перечить Хасиму? В конце концов, он же султан!
– Что такое? – спросила она, увидев, что Хасим внимательно смотрит на нее.
А он размышлял. Надо же, он стал податливым как расплавленный воск.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики