ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Тридцать пять тысяч, крупными купюрами. А теперь, ради бога, подпишите этот отказ, или я лично вышвырну вас в окно.
– Спасибо, – сказал Долан, поднимаясь и направляясь к столу. – Где я должен расписаться, мистер Оппенгеймер?
– Здесь и здесь.
Долан написал свое имя и выпрямился.
– Спасибо, – сказал он снова, рассовал деньги по карманам и вышел.
Секретарша открыла дверь и заглянула в кабинет:
– Извините, что прерываю вас, мистер Баумгартен, но вы должны быть на Пасифик-Пресс в одиннадцать, а сейчас десять тридцать.
– Хорошо, – сказал ей Баумгартен. – Успею.
Голова секретарши исчезла, и дверь снова закрылась.
– Они собираются приобрести какое-то оборудование, – вновь обратился он к Долану. – О чем вы пытались мне рассказать?
– Я выпускаю журнал, – начал Долан терпеливо.
– Я знаю. «Космополит». Видел. Что вы говорили насчет печатного станка?
– Вы продали Лоуренсу оборудование, не так ли?
– Да.
– Это я и хотел знать. Я больше не печатаю у него журнал. У меня есть формы и все остальное, и я просто хочу знать, не могли бы вы мне сказать, где в городе есть точно такие же станки.
– Вы хотите напечатать журнал где-нибудь в другом месте?
– Правильно. И сохранить тот же формат.
– В городе есть несколько печатных машин того же типа, что и у Лоуренса. Один есть у Грина…
– Отпадает. Его дядя – издатель «Курьера», и рано или поздно… Нет, он отпадает.
– Есть приличная машина у Гриссома, прямо за углом. Он печатает множество ведомственных изданий и информационных брошюр. Пару месяцев назад я продал ему еще несколько станков.
– Вы думаете, он возьмется за «Космополит»?
– Не вижу, почему бы нет. Возможно, он ваш единственный шанс. Конечно, тесное сотрудничество с ним не улучшит ваше положение в обществе…
– Сейчас я не могу позволить себе привередничать. Я готов на все. А почему это не улучшит мое положение?
– Гриссом регулярно печатает коммунистические брошюрки. А Лоуренс, как я понимаю, стал болыщ заниматься ведомственными делами.
– Похоже, сотрудничество с Гриссомом не слишком влияет на ваше положение в обществе. Вы ведь активист Американского легиона…
– Бизнес есть бизнес, – сказал Баумгартен. – Я принадлежу Легиону только по ночам.
– Гриссом, говорите?
– Прямо за углом. Я бы проводил вас туда, но спешу.
– Все в порядке. Спасибо, Генри.
– Не за что, Майк. Дайте мне знать, как все сладилось.
Гриссом оказался чуть полноватым человеком, старше пятидесяти, белокурым, с голубыми глазами и с ученым лицом. Предложение Долана его очень заинтересовало. Он кивал головой и улыбался, слушая историю о происшествии с «Космополитом», и когда Долан рассказал о том, что несколько часов назад Лоуренс остановил печать, Гриссом искренне рассмеялся, его очень позабавила история Майкла.
– Ну что же, мистер Долан, – произнес он, успокоившись, – теперь вам не стоит бояться, что печатные станки будут остановлены. Рискуя показаться непочтительным, я все же хочу, чтобы вы знали: я не испытываю благоговейного страха перед Джеком Карлайлом.
– У вас здесь не найдется места, которое мы могли бы использовать под офис?
– Это. – Он указал на крытую лоджию. – Подойдет? Мои корректоры обычно используют его… когда у меня есть корректоры. Насколько велик ваш штат? И вообще, у вас есть штат?
– Трое. Еще два человека и я.
– Тогда места должно хватить.
– В конце концов, это не важно. Важно лишь то, когда мы сможем закончить перепечатку.
– В любое время. Начнем хоть сейчас, если дадите формы. Еще надо будет взять несколько девушек на фальцовку…
– Делайте все, что понадобится. Вот, – сказал Долан, засовывая руку во внутренний карман и вытаскивая купюры, – здесь пятьсот долларов. Просто в качестве доказательства, что мы не валяем дурака.
– Зачем, в этом нет необходимости.
– Берите.
– Ну ладно… – согласился все еще удивленный Гриссом, принимая купюры.
– Я достану грузовик и привезу все сюда. Будьте на месте в течение часа. Хорошо бы начать около полудня, если это возможно.
– Я подсуечусь с командой, – сказал Гриссом.
Полчаса спустя Долан пригнал в фургоне на автостоянку фабрики Лоуренса. Все формы и сложенные и несложенные листы журнала были уложены на скамейке аккуратными стопками и охранялись мордоворотами, собранными шефом полиции.
– Загрузите все в машину, ребята, и можем слегка перекусить. Сегодня после полудня надо подготовить журнал к распространению.
Он обошел здание и поднялся по лестнице.
– Ну? – поинтересовались Бишоп и Майра.
Долан вытащил деньги и выложил на стол.
– Тридцать четыре тысячи пятьсот долларов. Наличными.
– Отлично, черт возьми, – воскликнул Бишоп, беря деньги и тасуя их. – Это самые большие деньги, которые я когда-либо держал в руках.
– Что насчет журнала? Куда мы отправимся? Я видела, на каком грузовике ты приехал, в нем достаточно места, чтобы перевезти всю контору Лоуренса, – сказала Майра.
– Я нашел место на Шестой авеню, прямо около вокзала. Хозяина зовут Гриссом.
– Гриссом? – быстро переспросил Бишоп.
– Ты знаешь его?
– Мне ли не знать? Он радикал. Полицейские арестовывали его пару раз.
– Мне он показался достаточно безвредным. Очень приятный и очень безобидный. Мне все равно, радикал он или нет. У него есть печатные станки, и это все, что меня интересует.
– Хорошо. Я готов, – заявил Бишоп. – Но могу сказать тебе прямо сейчас, и к гадалке ходить не надо, что может случиться дальше.
– Первым делом Майра и я отправимся в банк. Ты же отправляйся к Гриссому на грузовике с материалами. Встретимся там.
– Ты же не думаешь положить все эти деньги на мое имя, не так ли? – поинтересовалась Майра, забирая пачки денег у Бишопа.
– На свое имя я не могу положить их без проблем – все из-за этих судебных дел и наездов против меня, – сказал Долан. – Как только у меня появятся деньги в банке, мой счет сразу арестуют. Так быстро, что у тебя голова закружится.
– Увидимся у Гриссома, – отозвался в дверях Бишоп.
– Непременно. Пойдем, Майра.
– Надо бы тебе позвонить Томасу, – проговорила Майра, надевая шляпу. – Он пытался застать тебя пару раз.
– Начинает смахивать на то, будто парень неравнодушен ко мне, – сказал Долан. – Ладно, давай отнесем эти деньги в банк, пока нас не ограбили.
Тираж пятого номера «Космополита» возвратился в газетное киоски около пяти часов вечера, – подходящее время, чтобы поймать поток возвращающихся домой.
Большие плакаты гласили:
«В продаже «Космополит»!
Журнал, который пытались запретить!
В этом номере: Тайная история доктора Гарри Карлайла».
«Космополит»! Правда, только правда, и ничего, кроме правды!»
В каждом из семи наиболее важных и оживленных мест продаж рядом с кипами журналов стоял и следил за порядком один из специально подобранных Бадом мордоворотов. У каждого при себе кожаная дубинка и пара внушительных медных кастетов (их Долан купил в ломбарде). Парни были подготовлены и отлично знали, что делать, если будет предпринята любая силовая акция.
Долан, Бишоп и Майра обошли все семь точек, производя проверку, и дали каждому здоровяку десятидолларовую банкноту. По столько же было обещано, если ребята Бада будут охранять журналы до девяти часов.
– Отлично. Раскупаются нарасхват, – радовался Долан, когда отъезжал от последнего киоска. – И никакого чириканья со стороны Карлайла.
– Давайте не будем забегать вперед, – сказал Бишоп. – У него еще достаточно времени что-нибудь предпринять.
– Наши парни знают, что делать. Им нравится их работа. Трое из них славно потрудились на Бергофа.
– Кто такой Бергоф?
– Перл Бергоф. Ты никогда не слышал о Перле Бергофе?
– Кажется, что-то припоминаю, – сказал Бишоп. – Статья в «Форчун», да?
– Правильно.
– Майк, – напомнила Майра, – надо связаться с Макгонахилом насчет той девушки, которая работала в офисе Карлайла. Тебе она понадобится. Несомненно, теперь Большое жюри захочет об этом знать, и Медицинская ассоциация…
– Я собираюсь позвонить ему вечером. О, я контролирую события, не волнуйся.
Он остановился на светофоре.
– Посмотри, – сказал Бишоп спокойно. – В машине, слева от тебя.
Долан взглянул на остановившийся рядом дорогой «седан». Мужчина за рулем; на соседнем кресле – женщина, вслух читает «Космополит». Мужчина наклонил голову, чтобы лучше слышать.
– Видишь? – спросил Бишоп.
– Это будет сегодня вечером по всему городу.
Светофор перемигнул, и Долан тронулся дальше, на юг, к океану.
– Где мы собираемся поесть?
– Господи, Майра, – воскликнул Бишоп, – ты снова проголодалась?!
– Я могла бы съесть мертвого солдата конфедератов, – ответила она.
– Не хотите поехать на пляж? – спросил Долан. – Тебе нравится похлебка из моллюсков?
– Мне нравится хорошая похлебка, но я никогда еще не пробовала ее на пляже. Это так близко к океану…
– Моллюски водятся в океане, к твоему сведению, – заметил Долан.
– Я знаю. Именно это я хотела сказать…
– Я буду все, что угодно, кроме гамбургера, – встрял Бишоп. – Теперь, когда у нас есть деньги, не хочу, и не захочу впредь, ни одного гамбургера.
– Майра, – сказал Долан, – напомни мне вечером: надо выписать чек Дэвиду и миссис Мардсен.
– Зачем, ради бога? – удивился Бишоп. – Нам могут понадобиться деньги. Не обязательно платить им прямо сейчас.
– Лучше это сделать, пока есть деньги. Надо оплатить еще несколько счетов. Я подумал только о самых срочных, – сказал Долан и, смеясь, нажал на газ, торопясь добраться до пляжа и пообедать, а затем вернуться домой.
Телефон зазвонил, и несколько минут спустя Улисс вошел в комнату:
– Это был мистер Макгонахил. Он сказал, что вы знаете…
Долан поднялся с кровати и направился к двери.
– Он уже отсоединился, – остановил его Улисс.
– Почему ты не позвал меня? – спросил Долан сердито. – Ты знаешь, как я хотел поговорить с ним.
– Нет, сэр, я не знал. Вы сказали, что никого не хотите слышать. Не так ли, мисс Майра?
– Да, Улисс. Это не его вина, Майк, – вступилась она за Улисса. – Он весь вечер только и делал, что отвечал по телефону.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики