ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Его бак опять пуст?
– Да, сэр. Я обещал налить пять галлонов.
– Улисс, он использует преимущества твоей репутации великого любовника. Сегодня вечером тебе небось отломится горяченькая штучка?
– Да, сэр, – оскалился Улисс во все тридцать два зуба и потянулся к аптечке за принадлежностями для бритья.
– Бери любой галстук, ракой хочешь, Казанова. И дай мне чистую пару носков, хорошо? Я приму душ внизу, – сказал Долан.
– Улисс наверху? – спросил Томми Торнтон, один из художников, когда Долан шел через гостиную.
– Да. Спустится через минуту.
– Чертов ниггер. Нагромоздил все тарелки в раковине и так и оставил их.
– У него свидание.
– У него всегда свидание. Весь день висит на телефоне и бесконечно трещит со своими мулатками. Меня тошнит, устал я от этого.
– Пусть потешится, пока еще можно. Кобелиный век недолог, – сказал Долан, направляясь в ванную.
– Входите, – крикнул Уолтер, оборачиваясь и вытирая руки.
– Проклятье, ванная комната наверху все еще на ремонте, – пожаловался Долан. – Рэтклифф не починит ее, пока мы не заплатим за жилье.
– То же самое говорит и Улисс.
– Не могу сказать, что я очень сердит на старую даму. Она долго терпела…
– Возможно, завтра кое-что удастся сделать. Мне должны заплатить за картину.
– Надеюсь, что так, Уолтер. Пара удачных продаж – и вы будете как новенький. Положи вещи туда, Улисс.
– Да, сэр, – сказал Улисс, раскладывая носки и бритвенные принадлежности на стуле. – Могу я сделать для вас что-нибудь еще?
– Нет, все, спасибо.
– Как пожелаете. Мистер Уолтер?
– Нет, спасибо.
– Спокойной ночи, – попрощался Улисс и исчез.
– Чертов ниггер, до чего хорош, – сказал Уолтер.
– Лучше не бывает, – подтвердил Долан. – Он пойдет в ад за любого из нас. Кроме Томми. Томми сноб. Кстати, как у него с графикой? Может рисовать?
– Все может, только ни черта не делает. Не хочет работать – и точка.
– Считает себя гением, вот и все. Хочет сидеть на заднице и ждать, пока появится слава и склонит голову ему на колени, – сказал Долан, раздеваясь.
– А вы по-прежнему нарасхват у женщин, – прищурился Уолтер. – Сегодня утром, я слышал, вы вернулись вместе с молочником.
– Увы, – вздохнул Долан. – Зато сегодня после обеда общался с самой интересной девушкой изо всех, которых когда-либо встречал.
– И где я слышал это раньше? – сказал Уолтер, смеясь.
– Только представь себе: нежно-оливковая кожа, чернющие глаза, волосы цвета воронова крыла и, черт возьми, самые алые губы изо всех виденных мною прежде. Такая жестокая притягательность. Демонично… и с оттенком легкого садизма.
– Звучит интригующе.
– И в некоем ореоле тайны, – продолжил Долан, намыливая щеки. – Я всегда покупаюсь на это, как простак. Похоже, проблема в том, что я слишком, черт возьми, все драматизирую. Каждый эпизод и каждый случай для меня – некая сценка…
– Наверное, вы тоже гений, – сказал Уолтер. – Забавно, если окажется, что все мы – гении.
– К тому все идет. Туалет закрыт на ремонт, и мы не можем оплатить жилье. Классические предпосылки.
– Майк, – Томми просунул голову в дверь, – здесь тебя леди ищет.
– Леди? – спросил Долан, поворачиваясь. – Какая?
– Назвалась Мардсен.
– Мэри Маргарет? – быстро переспросил Долан.
– Ее мать, – ответил Томми.
– У меня сейчас нет времени разговаривать с ней, – произнес Долан, нахмурившись. – Мне надо побриться, принять душ и спешить на репетицию.
– Я так и сказал, но она и слушать ничего не хочет.
– Ладно, – тяжело вздохнул Долан, откладывая кисточку для бритья и стирая мыльную пену с лица.
– Я думал, с Мэри Маргарет все закончено, – не удержался Уолтер.
– Да. Я не видел ее пару недель. За исключением того пустячка на следующее утро.
– Хорошенькое определение – «пустячок», – сказал Уолтер. – Б три утра дева вваливается с воплем в парадную дверь и зовет тебя.
– Что с пьяной возьмешь? – меланхолично заметил Долан, надевая рубашку.
– Буйствовала так, что слышно было в Вестон-Парке. Что вы с ними делаете, Майк?
– Проведи исследование, – хмыкнул Долан. – Я самый обыкновенный неудачник, да и только. На меня западают лишь отпетые нимфоманки. Ну, братец, будь готов к неожиданностям, – пробормотал он себе под нос, направляясь к выходу.
– Майк, не подкинешь мне пять долларов?
– С радостью бы, Уолтер, – сказал Долан. – Но у меня их нет.
– Ладно. Не надо было и спрашивать. Просто я подумал, что тебе заплатили, когда ты уволился из газеты.
– А как же. Получил заработанное аж за один день. И попросил кассира купить на эти деньги Брэндону новую пару туфель.
– Брэндон? Кто такой Брэндон?
– Не знаешь Брэндона? Глава Общественного казначейства. Ладно, если я закричу, вбегайте, – бросил Долан, выходя. – Где она? – спросил он Томми.
– Наверху. Удачи, Казанова.
– Ты спутал меня с Улиссом, – огрызнулся Майк, поднимаясь по ступеням.
Миссис Мардсен сидела на диване, выпрямив спину, и разглядывала фетиши африканского Золотого Берега на каминной доске, когда Долан подошел к ней.
– Приветствую вас, миссис Мардсен, – сказал он.
– Добрый вечер, мистер Долан, – спокойно ответила миссис Мардсен. – Я хочу поговорить с вами о Мэри Маргарет.
– О чем именно? – поинтересовался Долан, усаживаясь на диван.
– Я отослала ее из города, – сказала миссис Мардсен, – и пришла просить вас не отвечать на ее письма.
– О, – облегченно вздохнул Долан, – конечно, не буду. Я даже не знал, что она уехала.
– На прошлой неделе. Так будет лучше. С тех пор как умер мистер Мардсен, я несу ответственность за Мэри Маргарет одна. И потому решила отослать ее к моей сестре в Мехико-Сити. Мэри так молода и невинна, вы знаете…
– Да, знаю, – кивнул Долан. – Ну что же, миссис Мардсен, вы убережете себя от хлопот. Я обещаю, что не отвечу ни на одно письмо. Но что заставляет вас думать, что Мэри будет писать мне после всего случившегося?
– Не считайте меня тупицей. Мне известно, что девочка была влюблена в вас.
– Все в прошлом, – твердо сказал Долан. – Вы помешали этому. Скажите, миссис Мардсен, что вы имеете против меня?
– Во-первых, мистер Долан, мне не нравятся мужчины, которые берут деньги у молодых девушек.
– С чего вы решили, что я их брал?
– Я видела погашенные чеки. На несколько сотен долларов.
– Увы. Не думал, что вы знаете. Но сотню долларов я вернул. Остальное отдам, как только получу.
– Боже, боже! – Миссис Мардсен наклонилась немного ближе к нему и покачала головой. – Эти юные девушки! Вы немного рисуетесь перед ними, не так ли?
– Никогда так об этом не думал, – ответил Майкл, глядя на часы. – Что же, миссис Мардсен…
– Неудивительно, что они теряют голову, – сказала миссис Мардсен, не реагируя на намек. – Этот богемный дом, старая мебель и старые картины…
– Да. Итак, – проговорил Долан, вставая.
– И эта прелестная литература, – продолжала она, поднимая книгу с журнального столика. – Я просматривала ее, пока ждала. Это вы написали?
– Нет, – ответил Долан, невольно покраснев, – не знаю, как она сюда попала.
– А уж иллюстрации! Это первая эротическая книга, которую мне довелось увидеть за все годы моей жизни.
– Понятия не имею, как она сюда попала. Я обычно храню ее в книжном шкафу в своей комнате.
– А где ваша комната? – спросила миссис Мардсен, вставая и держа книгу перед собой.
– В конце коридора.
– Я сама положу книгу на место, – сказала миссис Мардсен, делая шаг в указанном направлении.
– Простите мою неделикатность, миссис Мардсен, – не унимался Долан, следуя за ней, – но я опаздываю на репетицию, – сказал он, нажимая на выключатель.
– Не включайте, – прошептала миссис Мардсен, жарко дыша ему в ухо. – Не надо…
«Ну, гореть мне в аду», – мелькнуло у Долана в голове.
Было уже больше восьми, когда он добрался до театра-студии и появился в проходе к сцене.
– Подождите! Подождите минуту! – крикнул Майер актерам на сцене. Затем повернулся, свирепо глядя на Долана, и спросил разгневанно: – Сколько еще это будет продолжаться?
– Простите, Майер, я не мог ничего поделать, – произнес Долан покаянно.
– Вы что, считаете, мы ставим этот спектакль для вашей личной забавы?… Да? Отвечайте!
– Я сказал, что сожалею, – буркнул Долан нервно, видя, что вся труппа внимательно смотрит на него.
– Прекратите! Если бы только, – выпалил Майер гневно, обращаясь к сидящим рядом Дэвиду и членам постановочной группы, – мы уже не объявили премьеру! Если бы это не зашло так далеко, я бы бросил все дело. Извинитесь перед труппой, Долан.
– Но, Майер…
– Вы никогда не проявляли должного внимания к людям в этой труппе. Всегда вели себя оскорбительно, грубо и высокомерно, будто вы продюсер, автор, режиссер и звезда спектакля. Но никто в этом театре не является важнее кого-либо другого.
– Я вовсе не хотел хамить, Майер, – сказал Долан искренне. – Сожалею, что опоздал. Но просто ничего не мог поделать.
– Извинитесь!
– …Прошу прощения у всех и каждого, – произнес наконец Долан громко, так чтобы его услышали актеры на сцене. – Такое больше не повторится. – И спросил у Майера: – Теперь все в порядке?
– Да. Тимоти играл на замене. Спасибо, Тимоти, – сказал он, – заканчивайте. Долан продолжит…
– Оставайтесь на сцене, Тимоти, – не дал ему закончить Долан. – Вы засиделись в дублерах. Я ухожу, – сказал он Майеру, развернулся и пошел по проходу, через вестибюль в ночь.
– Долан! Долан! – позвал его Майер с лестницы и быстро спустился к машине на обочине. – Погодите минутку.
– Все нормально, Майер, – сказал Долан, выключая зажигание. – Не переживайте так сильно.
– Но у нас премьера на следующей неделе.
– Пусть сыграет Тимоти. Он ждал этого годы. Дайте ему шанс.
– Но, Долан, вы не можете бросить меня в таком трудном положении…
– Вы окажетесь в худшем положении, если я останусь. Ничего хорошего у вас со мной не получится. Майер, возможно, это лучший выход. За последнее время в моей жизни произошли кое-какие изменения, и теперь мне стало некогда валять дурака в театре.
– Но я постараюсь создать необременительный режим…
– Давайте говорить серьезно, Майер, – сказал Долан примирительным тоном.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики