науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Мирный договор подписали быстро и как-то очень легко. Стороны обменивал
ись правами на станции. Красная Линия получала в полное свое распоряжени
е полуразрушенную Площадь Революции, но уступала Арбатской Конфедерац
ии Библиотеку им. Ленина. И для тех, и для других этот шаг был нелегок. Конфе
дерация теряла одного члена и, вместе с ним, владения к северо-востоку. Кр
асная Линия становилась пунктирной, поскольку прямо посередине ее тепе
рь появлялась станция, ей не подчиняющаяся, и разрубала ее пополам. И не см
отря на то, что обе стороны гарантировали друг другу право на свободный т
ранзитный проезд по бывшим территориям, такой расклад не мог не беспокои
ть красных… Но то, что предлагала коалиция, было слишком заманчиво. И Крас
ная Линия не устояла. Больше всех от мирного соглашения выигрывала, коне
чно, Ганза, которая теперь могла беспрепятственно замкнуть кольцо, слома
в последние препоны на пути к процветанию. Договорились и о соблюдении с
татуса кво, и о запрете на ведение агитационной и подрывной деятельности
на территории бывшего противника. Все остались довольны. И теперь, когда
и пушки и политики замолчали, настала очередь пропагандистов, которые до
лжны были объяснить массам, что именно их сторона добилась выдающихся ди
пломатических успехов, и, в сущности, выиграла войну.
Прошли годы с того памятного дня, когда сторонами был подписан мирный до
говор. Статус кво соблюдался обеими сторонами: Ганза усмотрела в Красной
Линии выгодного экономического партнера, а та оставила свои агрессивны
е намерения: товарищ Москвин, генсек Коммунистической Партии Московско
го Метрополитена имени В.И. Ленина, диалектически доказал возможность по
строения коммунизма на одной отдельно взятой линии и принял историческ
ое решение о начале оного строительства. Старая вражда была забыта»
Этот его рассказ Артем запомнил крепко, как старался запоминать все, что
отчим говорил ему.
Ч Хорошо, что у них резня кончилась… Ч произнес Петр Андреич.
Ч Полтора года ведь за Кольцо ступить было нельзя Ч везде оцепление, до
кументы проверяют по сто раз. У меня там дела были в то время Ч и кроме как
через Ганзу, никак было не пройти. И пошел через Ганзу. И прямо на Проспект
е Мира меня и остановили. Чуть к стенке не поставили.
Ч Да ну? А ты ведь не рассказывал этого, Петр… Как это с тобой вышло? Ч заи
нтересовался Андрей.
Артем слегка поник, видя, что переходящеее знамя рассказчика беспардонн
о вырвано из его рук. Но история обещала быть интересной, и он не стал встр
евать.
Ч Как-как… Очень просто. За красного шпиона меня приняли. Выхожу я, значи
т, из туннеля на Проспекте Мира, на нашей линии. А наш Проспект Мира тоже по
д Ганзой. Аннексия, так сказать. Ну там еще не очень строго Ч там у них же яр
марка, торговая зона. Ну, вы знаете, Ч у Ганзы везде так: те станции, которы
е на самом Кольце находятся, Ч это вроде их дом, в переходах с кольцевых с
танций на радиальные у них граница, Ч таможни, паспортный контроль…
Ч Да знаем мы все это, чего ты нам лекции читаешь… Ты рассказывай лучше, ч
то с тобой произошло там! Ч перебил его Андрей.
Ч Паспортный контроль! Ч повторил Петр Андреич, сурово сводя брови. Теп
ерь он был должен досказать из принципа. Ч А на радиальных станциях у них
ярмарки, базары… Туда чужакам можно. А через границу их Ч ну никак.
Ч Да что ты будешь делать! Ч возмутился Андрей.
Ч Что с тобой случилось-то, ты можешь мне сразу сказать, или нет? Чего ты т
янешь?
Ч Ты не перебивай меня. Ты хочешь слушать Ч слушай. А не хочешь Ч сиди во
т, чай пей. Развоевался тут!
Ч Ладно, ладно… Молчу я. Молчу. Нем, как лосось дальневосточный, консерви
рованный, Ч примирительно сказал Андрей. Ч Продолжай.
Ч Ну вот… Я на Проспекте Мира вылез, было у меня чая с собой полкило… Патр
оны мне нужны были, к автомату. Думал сменять. А там у них Ч военное положе
ние. Боеприпасы не меняют. Я одного челнока спрашиваю, другого Ч все отне
киваются, и бочком-бочком Ч в сторону от меня отходят. Один только шепнул
мне: «Какие тебе патроны, олух… Сваливай отсюда, и поскорее, на тебя, навер
ное, настучали уже. Это тебе будет мой дружеский совет». Сказал я ему спаси
бо и двинул потихоньку обратно в туннель, и на самом выходе останавливае
т меня патруль, и со станции Ч свистки, и еще один наряд бежит. Документы, г
оворят. Я им Ч паспорт свой, с нашим станционным штампом. Рассматривают о
ни его так внимательно и спрашивают: «А пропуск ваш где?». Я им Ч так удивл
енно Ч «Какой такой пропуск?». Выясняется, что чтобы на станцию попасть
Ч пропуск обязательно получить, при выходе из туннеля столик такой стои
т, и там у них канцелярия. Проверяют личность, цели, и выдают в случае необх
одимости пропуска. Развели, крысы, бюрократию… Как я мимо этого стола про
шел Ч не знаю… Почему меня не остановили эти обормоты? А я теперь Ч патру
лю это объясняй. Стоит такой стриженый жлоб в камуфляже, и говорит: проско
льзнул! Прокрался! Прополз! Просочился! Листает мой паспорт дальше Ч и ви
дит у меня там штампик Сокольников. Жил я там раньше, на Сокольниках… Види
т он этот штамп и у него прямо глаза кровью наливаются. Просто как у быка н
а красную тряпку. Сдергивает он с плеча автомат и ревет: руки за голову, па
дла! Сразу видно выучку. Хватает меня за шиворот и так, волоком, через всю с
танцию Ч на пропускной пункт, в переходе, к старшему. И приговаривает: под
ожди, мол, сейчас мне только разрешение получить от начальства Ч и к стен
ке тебя, лазутчика. Мне аж плохо стало. Оправдаться пытаюсь, говорю: «Какой
я лазутчик? Коммерсант я! Чай вот привез, с ВДНХ.» А он мне отвечает, что, мол,
он мне этого чая полную пасть напихает и стволом утрамбует еще, чтобы бол
ьше вошло. Вижу, что неубедительно у меня выходит, и что если сейчас началь
ство его даст добро, отведут меня на двухсотый метр, поставят лицом к труб
ам и наделают во мне лишних дырок, по законам военного времени. Нехорошо к
ак получается, думаю… Подходим к пропускному пункту, и жлоб мой идет сове
товаться, куда ему лучше стрелять. Смотрю я на его начальника, и прямо каме
нь с сердца Ч Пашка Федотов, одноклассник мой, мы с ним еще после школы ск
олько дружили, а потом вот потеряли друг друга…
Ч Твою мать! Напугал как! А я то уже думал что все, убили тебя…Ч ехидно вст
авил Андрей и все люди, сбившиеся у костра на двухсот пятидесятом метре, д
ружно загоготали.
Даже сам Петр Андреич, сначала сердито взглянув на Андрея, а потом не выде
ржав, засмеялся. Смех раскатился по туннелю, рождая где-то в его глубинах
искаженное эхо, непохожее ни на что жутковатое уханье… И прислушиваясь к
нему, все понемногу затихли.
И тут из глубины туннеля, с севера, довольно отчетливо послышалось те сам
ые подозрительные звуки Ч шорохи, и легкие дробные шаги.
Андрей, конечно, был первым, кто все это расслышал. Мгновенно замолчав и да
в остальным знак молчать тоже, он поднял с земли автомат и вскочил со свое
го места. Медленно отведя затвор и дослав патрон, он бесшумно, прижимаясь
к стене, двинулся от костра Ч в глубь туннеля. Артем тоже поднялся, очень
любопытно посмотреть было, кого он упустил в прошлый раз, но Андрей оберн
улся и шикнул на него сердито, и он послушно опустился на место.
Приложив автомат прикладом к плечу, Андрей остановился на том месте, где
тьма начинала сгущаться, лег плашмя, и крикнул: «Дайте света!»
Один из его людей, державший на готове мощный аккумуляторный фонарь, соб
ранный местными умельцами из старой автомобильной фары, включил его, и л
уч света, яркий до белизны, вспорол темноту. Выхваченный из мрака, появилс
я на секунду в их поле зрения неясный силуэт Ч что-то совсем небольшое, н
естрашное вроде, которое тут же стремглав бросилось назад, на север. Арте
м, не выдержав, заорал что было сил: «Да стреляй же! Уйдет ведь!»
Но Андрей отчего-то не стрелял. Петр Андреич поднялся тоже, держа автомат
наготове и крикнул: «Андрюха! Ты живой там?» Сидящие у костра обеспокоенн
о зашептались, и послышалось лязганье затворов. Но тут он наконец показа
лся в свете фонаря, вставая с земли, отряхивая свою куртку и смеясь.
Ч Да живой я, живой! Ч выдавил он сквозь смех.
Ч Что тут смешного-то? Ч настороженно спросил Петр Андреич.
Ч Три ноги! И две головы! Мутанты! Черные лезут! Всех вырежут! Стреляй, а то
уйдет! Шуму-то сколько понаделали! Это надо же, а! Ч продолжал смеяться Ан
дрей.
Ч Что же ты стрелять не стал? Ладно, еще парень мой Ч он молодой, не сообра
зил… А ты как проворонил? Ты ведь не мальчик… Знаешь, что с Полежаевской сл
училось? Ч спроил сердито Петр Андреич, когда Андрей вернулся к костру.

Ч Да слышал я про вашу Полежаевскую уже раз десять! Ч отмахнулся Андрей
.
Ч Собака это была! Щенок даже, а не собака… Она тут у вас уже второй раз к о
гню подбирается, к теплу и к свету. А вы ее чуть было не пришибли, и теперь ещ
е меня спрашиваете Ч почему это я с ней церемонюсь? Живодеры!
Ч Откуда же мне знать, что это собака? Ч обиделся Артем.
Ч Она тут такие звуки издавала… И потом, тут, говорят, неделю назад крысу
со свинью размером видели…Ч его передернуло.
Ч Пол-обоймы в нее выпустили, а она Ч хоть бы хны…
Ч А ты и верь всем сказкам. Вот погоди… Сейчас я тебе твою крысу принесу!
Ч сказал Андрей, перекинул автомат через плечо, отошел от костра и раств
орился во тьме.
Через минуту из темноты послышался его тонкий свист. А потом и голос его р
аздался тихо, ласковый и зовущий: «Ну иди сюда… Иди сюда, маленький, не бой
ся!» Он уговаривал кого-то довольно долго, минут десять, и подзывая, и свис
тя, и вот, наконец, его фигура снова замаячила в полумраке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики