ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь я часто думаю, как бы все повернулось, если бы я все-таки пошел к ней тогда?
Шарлотта видела, что они с Ленноксом несутся прямо навстречу пожилому джентльмену в голубом сюртуке и даме в светло-лиловом шелковом платье.
— Лорд Леннокс, может быть, нам…
— У Дру была голова на плечах. — Леннокс ловко увернулся, в последний момент избежав столкновения. — Она понимала, что семейная жизнь не должна мешать развлечениям.
Шарлотта краешком глаза поймала движение светло-лилового шелка и облегченно заулыбалась Ленноксу, раздумывая, как бы половчее выспросить у него обо всем.
Леннокс и в самом деле производил впечатление, которое она о нем составила заранее. Добродушный джентльмен, весьма обеспеченный, он никак не соответствовал образу убийцы. И все же Друсилла упомянула его в своей последней записке.
— Я вижу, ваш жених направился в сад вместе с леди Эшертон, — заявил Леннокс, увлекая Шарлотту в очередной тур вальса. — Не завидую ему. Старик граф подложил ему большую свинью, назначив хранителем семейного кошелька.
Шарлотте припомнились слова Бакстера о том, что он занимается и своими доходами, и доходами брата. Она еще тогда подумала, что Бакстер умеет превосходно обращаться с деньгами.
— Вы хотите сказать, граф завещал мистеру Сент-Ивсу вести денежные дела семьи Эшертонов?
— Ни для кого не секрет, что старик Эшертон сделал Бакстера своим душеприказчиком, пока Гамильтон не достигнет двадцатипятилетнего возраста. Если хотите знать, это было мудрое решение. Всем известно, что Гамильтону нужно перебеситься, а для этого требуется время. Он весь пошел в отца, что и говорить. Старик граф в молодости был отчаянный повеса. — Леннокс помолчал и добавил:
— Кажется, и годы не очень-то изменили его. Он оставался распутником до самой смерти.
— Вот как?!
— Но в денежных вопросах он никогда не был легкомыслен, — продолжал Леннокс. — К тому времени, когда унаследовал состояние, ему было уже около тридцати, и Эшертон превосходно управлял своими землями. У Бакстера на этот счет тоже светлая голова, совсем как у отца, и старик знал это. Да только Сент-Ивсу не позавидуешь: очень уж на него обозлились.
— В самом деле?
Леннокс внезапно помрачнел, явно чем-то встревоженный.
— Гамильтон — не единственный из молодых людей, что проводят свою юность в буйстве, и способен на дикие выходки. Молодое поколение сейчас на диво легкомысленное. Я вам скажу, мой собственный сын, Норрис, частенько заставляет меня поволноваться. Они с Гамильтоном друзья, знаете ли.
— Полагаю, их проделки не выходят за рамки обычного безрассудства молодых джентльменов, — осторожно заметила Шарлотта. — Лихая езда, вино, рискованные пари и поединки — я угадала?
— Хорошо, если бы так, — вздохнул Лен-нокс. — Заметьте, я всегда стоял за то, что молодой человек обязательно должен перебеситься в юности. Одному Богу известно, в каких только переделках я не побывал в его возрасте. Раз меня чуть не пристрелили на дуэли из-за какой-то танцовщицы. Выходил на ринг против известного борца Балла Кили. Даже доводилось провозить контрабандный французский коньяк. Ну и тому подобное.
— Понятно.
— Все это немного старомодные, невинные забавы юности. — Леннокс стремительно развернулся, заходя на следующий круг. — Но в наши дни молодые люди взрослеют в более опасных условиях, чем в годы моей молодости.
— Что вы имеете в виду?
— Во-первых, игорные дома, — ответил Леннокс с мрачной серьезностью. — Недавно приятель Норриса проиграл все свои земли в одном карточном клубе — «Зеленый стол». Кроссмор вернулся после проигрыша домой и пустил себе, пулю в лоб.
— Какой ужас!'
— Я предупредил Норриса: если он не образумится, я пошлю его на континент.
— И ваша угроза подействовала?
— Норрис знает, что я не терплю сумасбродства. К несчастью, молодого Гамильтона некому приструнить. Отец его умер, оставив сына и все состояние на попечение Сент-Ивса.
Отзвучала последняя нота вальса, и музыка умолкла. Шарлотта остановилась, тяжело дыша. Она присела перед Ленноксом в реверансе и одарила его ослепительной улыбкой.
— Благодарю вас, милорд. Было очень приятно танцевать с вами.
— Танцуя, приобретаешь выносливость, — заверил он ее и повел к буфетному столику. — Может, принести бокал лимонада или шампанского?
— Благодарю вас, пойду поищу леди Тренглосс.
— Ах да, прелестную Розалинду. Очаровательная женщина. — Леннокс погрустнел. — Думаю, она все еще тоскует по сестре.
— Вы имеете в виду мать мистера Сент-Ивса?
— Да. Эмма умерла четыре года назад. В молодости они с Розалиндой весело проводили время. Никогда не скучали. Эмма из сестер была самой легкомысленной и отчаянной. Связь с Эшертоном продолжалась до самой ее смерти. Трудно поверить, что Сент-Ивс — плод любви этой пары.
— Почему?
— Бакстер ни по характеру, ни по темпераменту ничуть не напоминает своих родителей. О да, он многое унаследовал от Эшертона — стоит лишь взглянуть в его янтарные глаза. И волосы темные, как у матери. Но у него нет чувства юмора, которым обладала Эмма, и ее жизнерадостности, и, к сожалению, совершенно отсутствует знаменитый стиль Сент-Ивсов.
— Стиль Сент-Ивсов?
— Вы, наверное, слышали, что говорят о представителях рода Сент-Ивс. Они все делают с блеском и шиком. Гамильтон живет в полном соответствии с этим определением, но Бакстер ведет себя так, словно он чей-то поверенный в делах, не более.
— Впечатление может быть обманчивым, сэр.
— Конечно, конечно. Благодарю за танец. Шарлотта направилась к распахнутым дверям и вышла на веранду. Повсюду ворковали парочки, слышался смех. Внизу расстилался огромный сад, окутанный ночным мраком.
Бакстера Шарлотта нигде не видела, но она была почти уверена, что среди танцующих его нет.
В лунном свете проступали неясные очертания подстриженной живой изгороди и буйно разросшегося кустарника. Бакстер должен быть где-то там. Он терпеть не может общество и сейчас, видно, уединился в саду до конца бала, это на него похоже.
Девушка спустилась по каменным ступеням и пошла по дорожке, ведущей в сад. Ее ноги в мягких туфельках бесшумно ступали по камням. Ночь была прохладной. Шарлотта обхватила себя руками, пытаясь согреться. Да, здесь не выдержать долго без плаща.
Услышав тихий тревожный женский голос, Шарлотта остановилась. Слева от нее за живой изгородью притаилась парочка. Она уже намеревалась продолжить путь, как вдруг услышала еще один голос, резкий и отрывистый, который принадлежал, без сомнения, Бакстеру.
— И что, черт возьми, я должен сделать, мадам? Гамильтону уже двадцать два года. — Бакстер помолчал и сухо добавил:
— И он граф Эшертон ко всему прочему.
— И все же он еще мальчик во многом. — В женском голосе слышалось нескрываемое отчаяние. — И совсем как отец. Ты обязан что-нибудь сделать, Бакстер. После того как граф умер, Гамильтон буквально от рук отбился. Я думала, его своевольное упрямство не продлится долго и как только он излечится от печали, то станет прежним. Но недавно я узнала, что он со своим другом Норрисом…
— Это Леннокс-младший?
— Да. Они вступили в какое-то новое общество, и с тех пор я опасаюсь самого худшего. Они больше не посещают прежних клубов по вечерам. Гамильтон говорил мне, что они теперь предпочитают новый — «Зеленый стол».
— Все молодые люди отдают предпочтение новым клубам, более соответствующим их вкусам, чем те, которые посещали еще их отцы.
— Да, но я уверена: этот клуб не что иное, как карточный притон.
— Не волнуйтесь, Мериэнн. Гамильтон не проиграет наследие Эшертонов за одну ночь. Вы же знаете: я буду контролировать его денежные дела еще три года.
— Никогда не думала, что буду благодарить Бога за такое предусмотрительное решение его светлости, и, признаюсь, рада, что Гамильтон все еще не имеет доступа к деньгам. Я чувствую: мальчика с его темпераментом подстерегает множество опасностей.
— Например?
— Не знаю точно, — нерешительно промолвила Мериэнн и в отчаянии воскликнула:
— И это хуже всего, Бакстер! Я не знаю, чем он занимается, в какие авантюры его могут завлечь. И повсюду слышу ужасные истории об этих карточных клубах.
— Вы нервничаете, Мериэнн, успокойтесь.
— Не просто нервничаю — места себе не нахожу. Рассказы о порочности и развращенности молодых людей из высшего общества не могут не тревожить материнское сердце. Я слышала, что многие принимают огромные дозы опиума, вызывая фантастические сновидения.
— Вполне вероятно, что некоторые из наших поэтов и балуются опиумом, но эта мода, я думаю, не получила широкого распространения.
— Кто знает, что в действительности происходит в этом новом клубе, куда ходит Гамильтон? Я вижу, мой сын последнее время сам не свой. Он не слушает меня. Ты должен с ним поговорить.
— А с чего вы взяли, что он послушает меня?
— Ты — моя последняя надежда, Бакстер. Твой отец обязал тебя присматривать за Гамильтоном, пока тот не повзрослеет. Не пытайся этого отрицать. Мы все слышали последнюю волю его светлости.
— Поразительно, не правда ли? — задумчиво промолвил Бакстер. — Даже лежа в могиле, отец умудряется внести сумятицу в нашу жизнь. Наверное, он до сих пор забавляется, наблюдая, как разворачивается поставленная им драма.
— Не смей говорить с таким неуважением о его светлости. Бакстер, я полагаюсь только на тебя. Ты должен остановить Гамильтона, иначе он попадет в беду.
Шарлотта услышала, как женщина приглушенно всхлипнула, затем зашуршали шелковые юбки и послышались тихие шаги по мягкой траве. Шарлотта поспешно отступила в тень. В то же время Мериэнн появилась в дальнем конце изгороди и поспешила к освещенной веранде.
Вдруг среди тишины раздался голос Бакстера:
— Вы слышали достаточно, или мне повторить наиболее существенные моменты беседы?
— Мистер Сент-Ивс! — воскликнула Шарлотта, резко обернувшись.
Некоторое время она не могла различить его в темноте. Затем увидела, как он отделился от изгороди и приблизился к ней. Он вступил в полосу лунного света, и девушка заметила на его лице суровое, мрачное выражение.
— Пора бы вам звать меня по имени, Шарлотта.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики