ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Шарлотта коснулась рукой его щеки.
— Бакстер, ты не болен?
— Очень может быть. — Он обхватил ладонями ее лицо. — Если это так, то ты единственная, кто может меня излечить.
— О Бакстер. — Она приподнялась на цыпочки и крепко обвила его шею руками. — Ты самый удивительный, но и самый упрямый человек на свете.
Она поцеловала его с таким пылом, что ее зубы скрипнули о его. Бакстер отшатнулся, обхватил ее за талию, прижал к себе и вернул поцелуй с чувством какого-то отчаянного безрассудства.
Ее нескрываемое желание окончательно сломало все заслоны его сдержанности. Она хочет его — в данный момент значение имеет только это.
Он безо всяких сожалений расстался со своим самообладанием и позволил дать волю чувственному голоду, который снедал его.
Все вокруг внезапно превратилось в ртуть — мерцающую, изменчивую, очаровывающую. Предметы потеряли ясность и четкость. Логика и разум были забыты — осталась лишь неутолимая жажда.
Он впился в ее губы неистовым поцелуем, стремясь проникнуть во влажный горячий рот. Прижался к ней всем телом с такой силой, что она отклонилась назад и уперлась спиной в лабораторный стол.
— О! — испуганно выдохнула Шарлотта, но не отстранилась, а запустила пальцы в его волосы.
Содрогаясь от желания, он принялся целовать ее щеки, глаза, уши, шею.
Он остановился только затем, чтобы сорвать очки
|и отбросить их в сторону. Потом просунул ногу между ее ног, затянутых в чулки, и скользнул коленом вверх. Оказавшись верхом на его бедре, она вскрикнула и прильнула к нему.
— Я чувствую твое желание, — пробормотал он.
Она охнула и спрятала лицо у него на груди.
— Вы смутили меня, сэр.
— Клянусь, у меня и в мыслях не было. — Он вытащил несколько шпилек у нее из прически. — Если хочешь, я так уж и быть, прочту этих чертовых поэтов-романтиков. Может, мне удастся выучить изящные выражения, которые больше подходят для подобных случаев.
— Не утруждай себя:
— Она расстегивала пуговицы его рубашки дрожащими пальцами. — Ты прекрасно обходишься и без курса обучения.
Она прижала ладони к его груди. Бакстер зажмурил глаза и с трудом перевел дух. Ему казалось, еще немного, и он не выдержит.
Шарлотта прикоснулась губами к его груди и что-то прошептала. Он не смог разобрать слов, но понял их значение. Чувство торжества и благодарности заполнило его — она желает его так же сильно, как и он ее.
Ему хотелось потянуть время, чтобы сполна насладиться этим первым соединением, но он был не в силах остановить безудержное лихорадочное стремление, ибо Шарлотта тоже спешила ему навстречу. Сопротивляться силе их желаний было бессмысленно.
Позже у него наверняка появится возможность продлить сладостные мгновения до нескольких часов, пообещал он себе. Сегодня все происходило с лихорадочной поспешностью.
Он сгреб в охапку ее юбки из тончайшего муслина и поднял их ей выше талии. Медленно опустив колено, он подсадил ее на край лабораторного стола.
Керамическая колба повалилась на стол, пока он сражался с пеной нижних юбок. Стеклянная реторта покатилась к краю и упала на пол, разбившись вдребезги. Он ничего не замечал.
— Бакстер? — смущенно проговорила Шарлотта, немного сбитая с толку.
— Просто держись покрепче, милая. — Он обхватил ее ноги руками и обернул вокруг своей талии. — Больше тебе ничего не надо делать — об остальном позабочусь я сам.
Он быстро расстегнул бриджи и придвинулся к ней.
— О Господи, Бакстер. — Она вцепилась ему в плечи.
Ощутив ее ноготки на своих шрамах, он почувствовал, что его снова накрыла волна небывалой силы, как и прошлой ночью. Но сейчас он не старался противостоять стихии.
— Скажи, что хочешь меня, — прошептал он, приблизив губы к ее шее. — Я хочу услышать, как ты это говоришь.
— Я хочу тебя. — Женская страсть трепетала в ее голосе.
Он положил ладонь у нее между ног. Она затрепетала, плоть набухла от желания. Он чувствовал, как напрягся маленький бутончик под его пальцами. Он осторожно погладил его, и по телу ее пробежала дрожь.
— Возьми меня, Бакстер. Умоляю тебя.
Он чуть не рассмеялся — из горла его вырвался хриплый звук.
— Я не мог бы сейчас остановиться даже во имя всех секретов философского камня.
Он обхватил ее, притиснув к устойчивому столу, и двинулся ко входу в ее влажный проход. Она застыла, не шевелясь.
Он с силой толкнулся в нее, намереваясь двигаться как можно осторожнее, поскольку знал, что она плотная и тугая. Наверное, прошло много времени, с тех пор как у нее был последний любовник, — гораздо больше, чем со времени его последней связи.
Но его воля, как и рассудок, отказывалась подчиняться. Стоило ему почувствовать вокруг себя ее бедра, как он мигом позабыл о сдержанности. Оказавшись во власти страстного безрассудства, он обхватил ее ягодицы и нырнул в нее.
Шарлотта пронзительно вскрикнула. Ее тело напряглось, ногти вонзились в шрамы.
Он все понял — у Шарлотты не было любовников.
Несмотря на ее знание мужчин, несмотря на имидж умудренной жизненным опытом женщины, несмотря на возраст, наконец, она оказалась девственницей.
Она была девственницей.
Он остановился, но поздно, так как зашел уже слишком далеко. Ее маленькие мускулы напряглись, окружив его со всех сторон.
— Почему ты мне не сказала? — спросил он.
— А ты не спрашивал. — Она поцеловала его в шею и улыбнулась. — Да это и не важно. Я сама этого хотела.
— Бог свидетель, я тоже.
Он начал двигаться внутри нее. Сначала медленно принялся выходить — ощущение было одновременно и болью, и удовольствием. Ему казалось, пока он вернется, пройдет целая вечность. Она так и льнула к нему. Он остановился, только когда почти полностью вышел из нее.
Она глубоко, прерывисто вздохнула.
Он просунул руку между ними, нашел упругий узелок, спрятанный в нежных складках ее плоти, и стал гладить его, пока не почувствовал, что она успокоилась.
— Да. — Она яростно целовала его, ноги ее крепко обвились вокруг его талии. — Да. Да.
Она опустила руку и нежно, осторожно прикоснулась к нему. Кровь бешено бурлила в его жилах.
Продолжая нежно поглаживать ее, он вновь двинулся вперед, пока полностью не погрузился в нее.
Она ахнула и качнула бедрами.
— Ради Бога, не двигайся, — пробормотал он.
Но Шарлотта не услышала. А может, и не слушала. Она продолжала двигаться навстречу ему. Бакстер прикрыл глаза. Руки его тряслись, когда он попытался удержать ее на месте. Сейчас он был слишком близко к огню.. Соблазн был слишком велик.
Шарлотта снова поцеловала его, и он окончательно сдался.
— В следующий раз, — хрипло прошептал он и принялся двигаться в ней быстрее. — В следующий раз…
Вдруг он услышал ее крик. Это был торжествующий крик восторга и удовлетворения.
Она дрожала, судорожные спазмы сжимали его плоть. Он толкнулся в нее последний раз, и его семя выплеснулось в ее горячее, зовущее тело.
Лабораторный стол дрожал и сотрясался.
Бакстер слышал звук разбившегося стекла. Еще одна колба грохнулась на пол. Что-то тяжелое, возможно, металлический желоб, ' опрокинулось и свалилось со стола. Лязг металла эхом отозвался в комнате, в которой два живых инструмента соединялись друг с другом.
Бакстер забыл о хаосе, царящем вокруг него, и погрузился в водоворот страсти:
Шарлотта медленно возвращалась в мир реальности и наконец открыла глаза.
Бакстер больше не был внутри нее, но все еще стоял между ее ног. Он пристально смотрел на нее.
— Ты должна была сказать мне, что у тебя раньше не было любовника.
Его холодный, бесстрастный голос отрезвил ее.
— Это мое личное дело, — огрызнулась она. — Ты не обязан беспокоиться по этому поводу. И на тебе не лежит никакой ответственности за то, что ты оказался моим первым возлюбленным. Я не девочка, а взрослая женщина.
— Премного благодарен. — Взгляд его стал жестким. — Однако меня не слишком радуют подобные сюрпризы.
Смешно, но ей внезапно захотелось плакать. Усилием воли она удержала готовые пролиться слезы. Она не раскиснет только из-за того, что к Бакстеру вернулась его обычная холодность.
Но ведь так не должно быть после всего, что с ними только что произошло, подумала она. Сейчас им следует быть особенно нежными друг с другом — по крайней мере, хоть несколько минут, пока свежо это непередаваемое чувство близости, которое совсем недавно обволакивало их обоих.
Возможно, ее эмоциональное состояние так изменчиво по вполне понятным причинам — черт возьми, она начинает влюбляться в этого до крайности непростого человека. А он стоит у нее между бедер и сурово хмурится, словно она совершила непростительный поступок. Неужели их страсть ничего для него не значит?
— Бакстер, ты придаешь этому слишком большое значение.
Его скулы напряглись.
— Может быть. Если уж на то пошло, ты стремилась к этому так же, как я сам.
— Действительно, — холодно откликнулась она.
Он криво усмехнулся и, взглянув вниз, с удивлением обнаружил, что его пальцы все еще сжимают ее бедра.
Шарлотту охватило смущение. Она вдруг остро почувствовала странный запах и между ног ощутила влагу. Девушка робко пошевелилась и принялась оправлять юбки.
— Постой, — пробормотал Бакстер. — У меня где-то был чистый платок.
Он выудил из кармана аккуратно сложенный льняной платок. Шарлотта отпрянула и вспыхнула от стыда, когда он принялся стирать следы страсти с ее бедер. Несколько секунд она терпела это унижение, наконец, не выдержав, оттолкнула его руку.
— Довольно, уже все. — Она сдвинула ноги, оправила юбки и соскользнула со стола.
Колени ее дрожали, она чуть не упала и вынуждена была ухватиться за край стола.
— Почему? — вдруг спросил Бакстер. Она покосилась на него:
— Что — почему?
Он мял мокрый платок в руке. Его глаза загадочно мерцали,
— Почему ты захотела, чтобы я стал твоим первым любовником?
Черт бы его побрал! Шарлотта изобразила на лице холодную усмешку.
— Уж вам-то, сэр, следовало понять, что порой желание провести эксперимент оказывается непреодолимым.
Глава 11

Он был для нее экспериментом, не более. Всего лишь экспериментом
К бешеной злости, клокотавшей в нем, прибавилось теперь безнадежное отчаяние.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики