ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

У меня было такое чувство, что я обязательно должна его увидеть.
— Знаю, — сухо промолвил Бакстер. — Ты очень настаивала, прямо рвалась туда.
Она вспыхнула.
— Уверяю тебя, это был временный эффект. Я полностью пришла в себя и стала такой, как обычно.
— Шарлотта, дорогая моя, слово обычно к тебе никак не подходит.
Она не знала, как реагировать на это замечание, и решила пропустить его мимо ушей.
— Да, о гипнозе. Я знакома с работами доктора Месмера. А также изучала отчеты тех, кто якобы использует тот же метод в медицине и достигает поразительных результатов. Но мне всегда все это казалось не более чем шарлатанством.
— Мне тоже, но поэтические натуры без ума от этой чепухи. Да еще мой дворецкий, Ламберт. Он лечит свой ревматизм у некоего доктора Флатта.
— То, чему мы стали сегодня свидетелями, не имеет никакого отношения к медицине.
— Совершенно верно. — Бакстер задумчиво смотрел в окно на улицу, окутанную мглой. — Но среди последователей Месмера, включая почитателей человека по имени де Менодюк, есть и те, кто проводит эксперименты с гипнозом, изучая всякие оккультные науки.
— Оккультные?
— Алхимию, к примеру.
— Так вот что значит это пение, — прошептала Шарлотта. — Я уловила некоторые термины алхимиков в тех странных куплетах, которыми члены клуба вызывали колдуна. Ртуть, сера, соль.
— Ты права, — подтвердил Бакстер, по-прежнему неотрывно глядя в окно кареты. — В древности алхимики считали ртуть, серу и соль основой многих веществ, в том числе и золота. У них была теория: если отделить сверхъестественную сущность этих веществ от их материальной формы, то, кроме всего прочего, можно открыть и секрет превращения любого металла в золото.
Что-то в его голосе привлекло внимание Шарлотты.
— Кроме всего прочего? Но что еще могло интересовать алхимиков, кроме превращения свинца в золото?
Бакстер взглянул на нее. Опасные огоньки мерцали за стеклами его очков.
— Для настоящего алхимика секрет превращения обычного металла в золото является всего лишь знаком, что он на правильном пути.
— Не понимаю. Тогда в чем истинная цель этих опытов?
— Алхимики искали философский камень — тайну, заключающую в себе знание, которое дает власть над миром.
При этих словах Шарлотта похолодела. Ощущение напоминало то, что она испытала, увидев таинственного мага. Она смотрела Бакстеру в лицо, очарованная холодным блеском его глаз.
И все-таки это другое. Бакстер совсем не похож на колдуна в черном балахоне.
Но мощный интеллект вкупе с несгибаемой волей — опасное сочетание. А Бакстер обладает и тем, и другим.
Звуки улицы постепенно отдалялись. Казалось, туман и ночь поглотили все, кроме экипажа, который оставался единственной реальностью в целом мире. А остальное — призрачный туман.
И Шарлотта заключена в этот круг света, отбрасываемого каретным фонарем, как в ловушку, вместе со своим любовником, сила желания которого соперничает с одержимостью древних алхимиков. В этот момент ей вдруг подумалось: если Бакстер так и не поймет, что имя его философского камня — любовь их обоих поглотит пламя страсти, из которого им не выйти живыми.
— Что с тобой, Шарлотта? У тебя такой странный вид.
Резкий вопрос разрушил чары. Она заморгала и отвела взгляд.
— Ничего, — ответила она. — Я задумалась над строчкой из той песни. Что означает фраза скрыто от времени в огненном пламени?
— Это древний термин алхимиков. Он возник потому, что все опыты проводились в тигле, раскаленном на огне.
— А почему они упоминали Гермеса?
— Это Гермес Трисмегист. Считается первооткрывателем законов алхимии, которые были выгравированы на изумрудной плите.
— «Зеленый стол»! — прошептала она. Бакстер мрачно усмехнулся:
— Вот именно. Так называется этот притон. И в деятельности клуба Гамильтон и его друзья на первое место поставили гипноз и алхимию. Они добавили кое-какие ритуалы и травы, вызывающие наркотический транс, а также подыскали себе артистичного шарлатана, чтобы тот их забавлял,
— Возможно, это он их нашел, — предположила Шарлотта.
— Возможно. Такие, как этот мнимый маг, здорово разбогатели, поступив на службу к господам из высшего общества. Светские денди страдают от скуки. Нескончаемая праздность вынуждает их искать экзотические развлечения, чтобы хоть как-то развеять хандру.
— Мне кажется, Гамильтон выбрал себе довольно безобидное развлечение, — осторожно заметила Шарлотта. — Его тайный клуб в отличие от других не требует от него безрассудных поступков. Согласись, он не рискует жизнью, участвуя в полночных гонках на фаэтонах, и не посещает публичных домов в поисках острых ощущений. «Зеленый стол» — заведение, конечно, не для благородных джентльменов, но есть и хуже.
— Верно. — Бакстер замолчал и снова уставился в окно, за которым проплывали туманные картины ночного города.
— Тогда что тревожит тебя, Бакстер?
— Я кое-что вспомнил.
— Что ты имеешь в виду?
Когда он повернулся и встретился с ней взглядом, У Шарлотты снова поползли по спине мурашки.
— Рисунок Друсиллы Гескетт.
— И что же?
— Теперь я понял, почему он показался мне таким знакомым. Я почти уверен, что видел его много лет назад в одном из древних манускриптов алхимиков из моей библиотеки.
Шарлотта вскинула на него глаза:
— Думаешь, он имеет отношение к алхимии?
— Не могу этого утверждать — я еще не нашел ту книгу. Мне нужно время. Прошли годы с того момента, как я заметил рисунок, и мне теперь трудно вспомнить, в какой именно книге я его видел.
— Боже правый! — Разные мысли и догадки вихрем проносились у нее в голове. — Значит, между клубом в «Зеленом столе» и убийством миссис Гескетт существует прямая связь?
— Это только предположение, — спокойно заметил Бакстер. — И самое маловероятное из всех. Но я бы хотел проверить эту версию.
— Почему ты думаешь — маловероятное? — Шарлотту лихорадило от возбуждения — наконец-то тайна раскрыта. — Все сходится. Не забывай: миссис Гескетт имела связь с лордом Ленноксом, чей сын Норрис является членом клуба. И сегодня он подвергся гипнозу.
— Да, но любовником Друсиллы Гескетт был лорд Леннокс, а не его сын. — На губах Бакстера промелькнула улыбка. — Абсолютно убежден, что Леннокс не имеет никакого отношения к клубу в «Зеленом столе». Это не в его вкусе. В любом случае посетители клуба — молодые люди, ровесники Гамильтона.
— Вполне вероятно и то, что к Друсилле каким-то образом попала информация об одном из завсегдатаев клуба, пока она встречалась с отцом Норриса. — Шарлотта сдвинула брови. — Ума не приложу, что это за тайна и почему она оказалась для нее смертельной.
— В этом-то все и дело. Что именно ей удалось узнать, за что пришлось поплатиться жизнью? Джентльмены из клуба балуются гипнозом, но ведь не они одни.
— Не нравится мне все это, Бакстер.
— Мне тоже.
— Если убийца находится среди посетителей клуба, тогда твоему брату грозит опасность.
Он снова встретился с ней взглядом.
— Мы проверим все по порядку, шаг за шагом, как в хорошо разработанном эксперименте. Сперва я проверю свои догадки относительно рисунка. А потом мы попытаемся выяснить, кто владелец «Зеленого стола». Кто бы это ни был, но он должен кое-что знать.
Шарлотта смотрела на него с нескрываемым восхищением.
— По-моему, сэр, вы и впрямь обещаете стать образцовым поверенным в делах.
Глава 13

Маленький томик был одним из самых старых изданий в библиотеке Бакстера. Он давно к нему не обращался. Книга содержала труды алхимиков, которые он изучал в течение многих лет. Зачем? Этого он не мог сказать.
Алхимия — наука прошлого, современные исследователи никогда к ней не обращались. Это темная сторона химии, дьявольская смесь из оккультных ритуалов, метафизических теорий и чего-то сверхъестественного. В общем, всякий вздор.
Но тайна, окутывавшая предмет алхимии, всегда притягивала его, особенно в юности. Бесконечные поиски философского камня, призванного открыть загадочные законы природы, притягивали его помимо воли.
Потому-то он и начал собирать книги, подобные этой.
Кожаный переплет потрескался, но плотные страницы все еще были в прекрасном состоянии. Если бы он не валился с ног от усталости после бессонной ночи, его бы немало позабавила титульная страница. В соответствии с древними традициями алхимиков, писавших научные трактаты, автор выбрал себе потрясающий псевдоним — Аристотель Август.
Почти так же броско, как и Бэзил Валентайн, — псевдоним, который выбрал Бакстер для своей книги «Беседы о химии». Но ему тогда было двадцать лет, и он только что окончил Оксфордский университет. Юноше хотелось подобрать себе солидный псевдоним.
Бэзил Валентайн — легендарный алхимик, изучавший природу огня. Его имя было окутано тайной. Говорили, что он открыл множество секретов природы и постиг сущность власти и могущества.
Словом, его имя звучало гораздо более романтично и захватывающе, чем Бакстер Сент-Ивс.
Бакстеру приятно было сознавать, что со времени учебы он заметно повзрослел и остепенился.
Он оперся ладонями о полированный стол черного дерева и принялся изучать тоненький томик, лежавший перед ним. Латинское заглавие переводилось как «Истинная история секретов огня».
Рисунок, изображавший треугольник внутри круга, находился где-то в середине книги. В отличие от наброска Друсиллы Гескетт он был нарисован гораздо отчетливее: фигурки по сторонам треугольника оказались вовсе не червями, а мифическими животными, точки — символами, в которых Бакстер признал древние знаки алхимиков.
В картинке сочетались метафора и загадочные символы, которые так любили использовать алхимики. Древние обожали тайны и умели скрывать их от непосвященных. Бакстер догадывался: эта диаграмма не что иное, как ключ, графическое описание опыта, который, если поставить его правильно, может привести к открытию философского камня.
Без сомнения, рисунок имеет прямое отношение к «Зеленому столу». И все же кое-что до сих пор неясно. Почему Друсилла Гескетт скопировала диаграмму в свой альбом? Зачем кому-то понадобилось выкрасть альбом у Шарлотты и почему погибла Друсилла?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики