науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

кроме того, мы заключили соглашение, согласно которому за двадцать лет службы я получала гражданство. Вот так и случилось, что я продала свою душу хранителям на ближайшие два десятилетия…
Мне тогда было пятнадцать лет.
От агента по особым поручениям
Ш. айсо Фаболда,
Департамент разведки,
Федеральное министерство торговли, Келлс,
Достопочтенному
М. айсо Кипсуону,
Президенту Национального общества научных, антропологических и этнографических исследований не-келлских народов
43/18 месяца Двух Лун, 1793
Дорогой дядюшка!
Я очень Вам признателен за добрые, слова, сказанные после моего выступления. Я не был уверен в благосклонном приеме, поскольку многие из присутствующих горячо мне возражали. Однако Вы совершенно правы: подобные живые дискуссии полезны для Общества и для будущего этнографических исследований. Не помню, говорил ли я Вам, что почтенный Веской айсо Маттин после моего выступления высказал мне свое возмущение тем, что я выбрал в качестве объекта изучения такую малопочтенную личность, как Блейз Полукровка. Это яркий пример того, что среди келлских ученых есть еще такие, кто не понимает истинной сути полевых антропологических исследований. Знал бы он, как многое я опустил, описывая сексуальные эскапады Блейз и Флейм! Таково одно из неудобств, связанных с присутствием на заседаниях Общества дам: на многое приходится лишь намекать.
Непременно передайте тетушке Росрис, что я, как всегда, высоко ценю ее доброту ко мне. Я посылаю ей отдельное благодарственное письмо, но все-таки сообщите тетушке, что я нашел госпожу Аниару исключительной молодой леди. Так приятно встретить представительницу прекрасного пола со столь живым умом и глубоким интересом к этнографии. Если госпожа Аниара и была шокирована темой моего выступления, она ничем этого не показала, хотя потом и призналась, что была смущена готовностью женщины так откровенно описывать свою жизнь мужчине.
Я собираюсь на следующей неделе посетить госпожу Аниару и все семейство Терон в их сельском поместье недалеко отсюда.
Остаюсь Ваш покорный племянник Шор айсо Фаболд

Глава 15
Ну вот, теперь ты знаешь обо мне немного больше. Странно: я многие годы никому не рассказывала об этой части своей жизни, а теперь откровенничаю перед человеком, который не верит половине того, что слышит. Ах, не надо извиняться. Это не имеет значения. Оказывается, предаваться воспоминаниям очень приятно.
Так, значит, если вернуться на косу Гортан… Я оставила Датрика исцелять Флейм, а сама отправилась искать Ниамора.
Только уже спускаясь по лестнице, я сообразила, что понятия не имею, где он может находиться. Потом я ощутила беспокойство. Почему он ничего мне не сообщил? Прошло уже больше двух дней, а от него не было никаких известий…
Я прошла через зал, где сидела группа молчаливых хранителей — наверняка телохранители Датрика. Увидев, что я спускаюсь одна, кто-то из них поспешил наверх удостовериться, что с их господином все в порядке. Я кисло улыбнулась: по крайней мере, Датрик не сделал глупости, явившись в гостиницу в одиночку. Я оглядела помещение, высматривая Танна. Меня интересовало, поправился ли он настолько, чтобы быть в силах работать, — однако всех посетителей обслуживал один Янко. Увидев меня, он осклабился; похоже, я оказывала на него такое же действие, как вид еды — на собаку: он тоже сразу начинал пускать слюни. Я уже привыкла не обращать на это внимания.
Только оказавшись на улице, я почувствовала какое-то смутное удивление. Что-то было не так, как раньше… что-то во внешности Янко. Его нога… Я попыталась представить себе, что изменилось, но не смогла. Особой важности это, казалось, не представляло, так что я сделала мысленную заметку: на обратном пути присмотреться повнимательнее, — и отправилась в город.
Сначала я решила заглянуть на прежнюю квартиру Ниамора — вдруг он еще там.
Нельзя сказать, что прогулка до набережной оказалась для меня совсем безмятежной — в Гортанской Пристани такое случается редко. Не отойдя еще и на сотню шагов от гостиницы, я получила непристойное предложение от толстого молодого человека без татуировки на мочке уха. Он был пьян, и я решила, что с его стороны скорее имеет место несбыточное желание, чем практическая возможность, — похоже, у него на плече было такое же клеймо, как у меня. Его предложение я отклонила, и гуляка тут же привалился к стене и заснул. Если у него, в самом деле, были те деньги, что он предлагал мне, к утру он их недосчитался бы.
Пройдя еще немного, я оказалась вынуждена сделать крюк, чтобы обойти дерущихся, — десять или пятнадцать человек размахивали различными орудиями, собираясь перебить друг друга из-за какой-то, несомненно, ерунды.
В доме Ниамора у двери опять спали бродяги, прижимая к себе свои жалкие пожитки. Никто из них и не пошевелился, когда я стала стучать в дверь. Никто не вышел мне открыть — впрочем, дверь не была заперта. Я вошла и на ощупь поднялась по темной лестнице в апартаменты Ниамора. Еще внизу я почувствовала смрад дун-магии и порадовалась тому, что вовремя его предупредила.
Дверь Ниамора тоже оказалась не заперта. Я распахнула створки, и на меня пахнуло таким зловонием гниения, что я невольно отшатнулась.
Потом я услышала тихие звуки: скрип дерева, приглушенный стон. В темноте комнат был кто-то живой.
По полу и мебели перебегали багровые всполохи дун-магии. В их свете я нашла лампу, а в своем кошеле на поясе нащупала огниво. Казалось, прошла вечность, пока я зажгла лампу и при ее желтом сиянии оглядела помещение.
В первой комнате никого не оказалось — и ничего заслуживающего внимания тоже. Держа в одной руке лампу, а в другой — меч, я прошла на цыпочках, готовая ко всему, в следующее помещение. Это оказалась спальня Ниамора.
На первый взгляд там все было в порядке — все предметы на своих местах. Однако запах был ужасным. Вонь разложения оказалась такой нестерпимой, что у меня заслезились глаза и запершило в горле.
И тут я увидела источник зловония.
Ниамор лежал на своей постели — жертва магии настолько чудовищной, что любое живое существо должно было бы сделать все для ее искоренения…
Он был жив, если такое состояние можно назвать жизнью. Единственным, по чему еще можно было узнать Ниамора, была татуировка на мочке уха — только этот кусочек кожи не был поражен разложением. Остальное тело представляло собой вспухшую зеленоватую массу; на ногах и руках образовались рыхлые складки, сочащиеся гноем. Страдание Ниамора казалось, хлынуло навстречу мне с такой силой, что у меня перехватило дыхание.
— О боже… — Вырвавшийся у меня шепот был призывом к существу, в которое я на самом деле не верила.
Я опустилась на колени и коснулась покрытой пятнами щеки. Когда-то Ниамор был так красив… Мои руки тряслись. Мне хотелось что-то сделать, положить этому конец, прекратить его мучения… прекратить собственную муку. Горе безжалостно терзало меня. Сначала Танн, теперь Ниамор… Из-за меня.
Потребовались все мои силы, чтобы прошептать:
— Ниамор, это я, Блейз.
Он взглянул на меня налитыми кровью глазами, в которых не было надежды; веки его так воспалились, что он с трудом смог их разлепить.
— Убей меня, — выдохнул Ниамор; я разобрала эти слова только потому, что мое ухо находилось у самых его губ.
— Да. — Я сглотнула; Ниамор уже давно перешагнул тот рубеж, когда его еще можно было бы спасти. — Кто он, Ниамор?
Он попытался назвать имя, но я не смогла разобрать звуки, вырывавшиеся из его изъеденного язвами горла. Взгляд Ниамора скользнул в сторону двери, ведущей в соседнюю комнату.
Я догадалась, что он пытается мне сообщить.
— На твоем письменном столе? Ниамор еле заметно кивнул.
Есть кто-нибудь, кому я могла бы сообщить? Что-то передать?
На этот раз он чуть качнул головой. Тридцать пять лет он прожил на свете, и нет никого, кому было бы дело до того, жив он или умер… Трагедия Ниамора больно задела меня; она была слишком похожа на мою собственную. Отверженные, мы боролись за жизнь, как могли и, в конце концов, умирали в одиночестве.
— Обещаю тебе, Ниамор, — сказала я, — придет день, и я убью его. За тебя.
Я еле расслышала его шепот:
— Да… Головешка… как жаль. — Уголки его губ дрогнули в намеке на печальную улыбку. При других обстоятельствах мы с Ниамором успели бы стать друзьями. Такого конца он не заслуживал.
Только напряжением всех сил я заставила голос не дрожать.
— Сейчас, Ниамор?
Губы его сложились в «да», но звука издать он уже не мог. Я поцеловала Ниамора в щеку, и скверна распада обожгла мне губы. Шея Ниамора так отекла, что я не могла найти артерию, чтобы пережать ее и погасить его сознание. Мне пришлось убивать Ниамора, пока его глаза смотрели на меня, умоляющие, укоризненные… У меня едва хватило на это сил.
Я приставила меч к его груди и с силой вонзила снизу вверх, чтобы клинок прошел под нижним ребром и рассек сердце. Ниамор выгнулся дугой, так что натянутая кожа лопнула, залив меня зеленоватой жижей, и умер.
Я извлекла меч, вытерла его и отошла, не глядя больше на Ниамора. Посмотреть на него я не могла. Шатаясь, я двинулась к двери, и тут меня вырвало. Все еще нетвердо держась на ногах, словно пьяная от ужаса и боли, я подошла к письменному столу. Скорчившись в кресле, я опустила голову на руки; все вокруг меня пропахло смертью.
В жизни мне пришлось убить двоих людей, чьи смерти потрясли меня; воспоминания о них мучают меня до сих пор. Ниамор был первым. Я все еще иногда просыпаюсь по ночам, обливаясь потом, и ощущаю тот запах…
Прошло много времени, прежде чем я сумела взять себя в и оказалась в силах просмотреть разбросанные по столу бумаги.
Я благословляла тех патриархов-менодиан, которые научили меня читать и пробудили страсть к письменному слову, которая заставляла меня читать все, что попадало мне в руки. Мне было нетрудно разобрать четкий почерк Ниамора.
На первом листе оказался грубо начерченный план зала в «Приюте пьянчуги» со всеми столами и стульями. Рядом с большинством стульев значились имена, и некоторые из них были мне знакомы:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики