науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вытащив затычку из первого бурдюка, я взяла его узкую часть в рот. Сладкая возможность дышать была небесным блаженством. Выдыхала воздух я обратно в бурдюк: воздух был слишком драгоценен чтобы его терять. Мне предстояло пользоваться им, пока он сможет приносить хоть какую-то пользу.
Протиснуться дальше мне никак не удавалось. Я отчаянно брыкалась и упиралась в скалу ногами, но, продвинувшись еще немного, застряла совсем безнадежно. В панике я попыталась попятиться, но и это мне не удалось. Я оказалась в западне. Паника помутила мой рассудок. Я не хотела такой смерти, не хотела быть обглоданной кровяными демонами…
Я попыталась повернуться на бок, я царапала скалу пальцами, обдирая кожу. Я извивалась, отталкивалась, подтягивалась… и все равно оставалась на месте. Моряки думают, что таков ад: темнота, холод, одиночество и страх. Они называют это Великой Бездной, где нет надежды, но ждут невообразимые ужасы.
Воздух в первом бурдюке стал непригоден для дыхания, и я взялась за второй, хотя понимала, что каждый новый вдох всего лишь отодвигает смерть; я не желала признать, что потерпела поражение.
Потом на меня обрушилась боль — такая резкая и неожиданная, что я не сразу определила ее источник. Щиколотки… долгого пребывания в воде раны на них открылись, и этим воспользовались кровяные демоны. Выдержать еще и этот ужас быть съеденной заживо, не в силах дотянуться до своих мучителей и избавиться от них, — я не могла. Мои отчаянны рывки уже не направлялись разумом, но паника неожиданно принесла успех. Я, как пробка, вылетела из каменной ловушки в более широкую часть туннеля. Боль не прекращалась. Она все длилась и длилась, а мне никак не удавалось извернуться так, чтобы оторвать от себя кровяных демонов. Туннель оставался узким, плыть по нему было невозможно, а свет впереди тусклый и равнодушный, никак не хотел приближаться. Я знала, что воздуха для того, чтобы доплыть до моря, мне не хватит, но я все равно рвалась вперед, надеясь хотя бы добраться до такого места, где смогу оторвать тварей от своих ног.
Боль победила меня. Не знаю, оставался ли еще во втором бурдюке воздух, когда я потеряла его. Разум мой помутился, во мне больше не было ничего, кроме слепой паники. Я открыла рот, чтобы завизжать, — и вдохнула воздух.
Вода всколыхнулась, ударив меня о потолок туннеля. Я захлебнулась, опять попыталась закричать — и снова вдохнула воздух. Под потолком оказалась ниша, в которой скапливался воздух, проникший в туннель вместе с волнами прилива. Я перевернулась на спину, прижалась лицом к камню и сделала несколько глубоких медленных входов.
Ко мне вернулась способность думать. Я поскребла ноги о камень стены и отодрала кровяных демонов. Избавившись от мучительной боли, я смогла действовать разумно. Я перевернулась на живот и стала подтягиваться, цепляясь за стены; по пути я нащупывала углубления в потолке, где тоже скапливался воздух. Теперь я знала, что выберусь на свободу.
Оказаться на поверхности, увидеть свет, вздохнуть полной грудью было бы райским наслаждением, если бы волна тут же не ударила меня об утес. Отлив, может быть, и был моим союзником, но прибой таковым явно не являлся. Дышать теперь я могла, но мне грозила опасность при новом ударе волны разбить голову о скалу. Я сделала единственное, что могло меня спасти, — поднырнула под волну и воспользовалась обратным током воды, чтобы отплыть подальше от берега.
Когда я снова вынырнула, я все еще не выбралась из опасной зоны. Сделав вдох, я опять ушла под воду и на этот раз плыла наискосок, а не навстречу волнам. В следующий раз вынырнула уже там, где опасность мне не грозила. Правда, под водой меня нашел кровяной демон, но на этот раз я быстро от него избавилась, сунув в карман своей туники. Теперь мне предстояло доплыть до пляжа…
Я устала. Не спала я уже больше суток, и мне казалось, что я всю свою жизнь сражаюсь с волнами, кровяными демонами и собственными тревогами. Мне, может быть, и удастся выжить, но человека, которого я люблю, сейчас, возможно, рвут на части, а женщину, которая мне дорога, навсегда превратили в олицетворение зла. Мое послание Датрику, мое бегство, этот нескончаемый заплыв… Все это могло опоздать.
Руарт нашел меня, как раз когда я приблизилась к пляжу рядом с деревней.
Отплевываясь, я спросила его:
— Нашел ты Датрика?
Порхая надо мной, Руарт закивал. Он делал еще какие-то странные движения, и я не сразу поняла, что он пытается мне на что-то показать. Сначала я не могла ничего разглядеть, но, оказавшись на гребне особенно большой волны, наконец, увидела… К берегу приближались два парусника, и один из них должен был бросить якорь прямо напротив деревни.
— Хранители? — спросила я Руарта. Тот закивал.
Два корабля… Так вот чего дожидался Датрик — подкрепления. Ему был нужен не кто-то, обладающий Взглядом, а второй корабль и сочетание ветров и течений, которое позволило бы «Гордости хранителей» покинуть гавань. Развернулась и поплыла к ближайшему из кораблей.
Никогда еще я не слышала такого грохота. Никогда в жизни.
Он не был похож на гром, хотя я не знаю, как описать его иначе. Казалось, сам воздух раздирается от земли до небес Звук был таким громким, что его скорее можно было почувствовать, чем услышать. Ушам стало больно. Вода вокруг меня содрогнулась. Ничего более громкого и более неестественного я никогда не слышала. И все же мне трудно было поверить что это дело рук человека. Скорее было похоже на божественное вмешательство; я едва не поверила в Бога менодиан, которого призывал Алайн и который дал волю своему гневу.
Я была уже всего в сотне футов от одного из вставших на якорь кораблей — «Гордости хранителей». Оба судна от кончика мачт до ватерлинии были тесно оплетены серебристым мерцанием силв-магии. Вдоль бортов кораблей, обращенных к берегу, плыли клубы дыма. Дым извергали какие-то металлические трубы, торчащие из бортов, — трубы, которых не было, когда я в последний раз видела «Гордость хранителей»… Через мгновение я снова услышала тот же чудовищный рев.
Я продолжала плыть, почти лишившись рассудка от усталости и страха.
Датрик, когда я вскарабкалась по веревочной лестнице, которую бросили мне с корабля, был на палубе. Он даже рот разинул, увидев, кого матросы выудили из воды. Однако Руарта, который скромно уселся на рею, советник не заметил.
Я стояла во все увеличивающейся луже и глядела на кошмарные штуки, которые издавали — и продолжали издавать — весь этот шум. В воздухе висел удушливый запах, почти не уступавший зловонию дун-магии. Теперь мне было понятно, что хранители так старательно прятали в трюме.
— Сир-силв, — хрипло спросила я, — что это?
Датрик свысока улыбнулся мне.
— Блейз, — сказал он, — посмотри на Крид. Я посмотрела. Как раз в этот момент снова вспыхнуло пламя, раздался рев, все окуталось вонючим дымом. Палуба под моими ногами содрогнулась. Мне хотелось убежать и спрятаться но я продолжала, как велел Датрик, смотреть на Крид.
И видела, как стена здания взорвалась. Когда пыль и дым немного рассеялись, я разглядела черную дыру — огромную, какую мог бы пролезть человек, — в том, что раньше было стеной дома.
Я почувствовала, что кровь отхлынула от моего лица; мне пришлось ухватиться за поручни, чтобы не упасть. Я мало что понимала, но связь между трубами на корабле, издававшими оглушительные звуки, и разрушенной стеной была ясна. Трубы выбрасывали что-то, как лук выбрасывает стрелу, только эти снаряды летели настолько быстро, что я даже разглядеть их не могла. Более того, попав в цель, они причиняли такой урон…
Никогда еще я не чувствовала такой растерянности. Тор, Алайн и Флейм все еще оставались в деревне, и я не знала, как их спасти.
Я повернулась к Датрику:
— Ты пользуешься силв-магией? Но ведь она не может убивать!
Датрик самодовольно покачал головой:
— Это не магия. Такое доступно каждому, кто знает, чем и как воспользоваться.
— Останови их!
— Остановить? Но ты же сама просила, чтобы нападение было совершено сегодня! Кстати, расскажи-ка мне об этой птичке. Дастелец, как я понимаю? Я слышал о них… Ну, так или иначе, ты наверняка имела веские основания требовать нападения.
И лихорадочно искала доводы, которые заставили бы Датрика остановиться.
— Там Флейм, а она единственная, кто знает, где искать Деву Замка. Это абсолютно точно — она знает, я совершенно уверена. Более того, — добавила я в надежде, что это убедит Датрика, — скорее всего Дева Замка тоже в Криде.
— У тебя есть доказательства?
— Жизнью своей ручаюсь.
— Знаешь, Флейм пообещала, что передаст в мои руки Деву Замка, если я спасу тебя.
Дерьмо! Ну почему эта безмозглая красотка никогда меня не слушает?
— Ты согласился?
— Нет. Она настаивала на немедленных действиях, а мы еще не были готовы. Кроме того, я уверен, что она лгала. Если бы она знала, где скрывается Дева Замка, она открыла бы это раньше. Ни одна женщина не согласится лишиться руки, лишь бы не проговориться.
Я фыркнула. Где уж тебе понять, толстокожий выродок… Флейм стоит десятка таких, как ты.
На лице Датрика все еще было написано сомнение.
— Поверь мне, Датрик, — сказала я, — Дева Замка в Криде.
Однако во взгляде, который подарил мне советник, было больше подозрения, чем доверия.
— Если я прикажу прекратить атаку, я лишусь преимущества внезапности. Дун-маг может скрыться.
— Разве ты не послал воинов сторожить дорогу по суше?
— Конечно, послал. И лучников, и силвов. Они уже заняли позицию: мы в любом случае собирались напасть на деревню завтра на рассвете. Блейз, если ты хочешь, чтобы я отказался от своего плана, ты должна привести веские основания. И еще более веские для того, чтобы я приказал прекратить обстрел.
— Я же не знала, что ты… ты собираешься уничтожить Крид! И заодно Флейм и Деву Замка! Послушай, Датрик, что тебя тревожит? Даже если дун-маг переживет этот… этот обстрел, он попадет в руки твоих воинов. — То есть попадет, конечно, если не сумеет проскользнуть мимо, воспользовавшись своей магией… — Беда была в том, что Датрик представлял себе все возможности так же ясно, как и я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики