ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.на шпионаж? Ты не станешь настоящей Великой герцогиней, пока не будешь достоверно знать, что происходит вокруг. У моей матери, конечно же, есть Лиссина…
Она остановилась, пристально взглянула на Мечеллу, проглотила остаток яблока и отбросила назад свои густые черные волосы.
– Значит, так…
– Прошу прощения?
– Грихальва. Эйха, только не надо строить из себя чопорную, церемонную гхийаску! Мы здесь не стыдимся своих манер, я всегда говорила то, что думаю, и не собираюсь менять привычки – в таком-то возрасте. Можешь считать меня грубой и циничной, если хочешь, но мы с тобой сейчас будем говорить о том, о чем, по словам матери, вы с ней уже давно не говорите, а именно о Тасии.
Год назад Мечелла смиренно промолчала бы. Теперь она смерила Лиссию ледяным взглядом.
– Я нахожу это утомительной темой для беседы.
– Эйха, заметно. Наверное, поэтому при одном только упоминании ее имени у тебя глаза застывают, как два кусочка льда. Я скажу тебе то, чего мама, по-видимому, не говорила. Арриго было всего восемнадцать, когда Тасия начала за ним охотиться. Через год она заполучила его. Мужчины в таком возрасте еще дети, а…
– Мне совершенно неинтересно, что…
– А ребенок – легкая добыча для умной женщины, – безжалостно продолжала Лиссия. – Тасия заставила его поверить, что он без нее жить не может. А теперь он знает, что может, и даже очень счастливо, так что она для тебя не опасна. Но ты должна кое-что понять, Мечелла. Отец не позволяет Арриго заниматься государственными делами. Он слишком любит сам быть Великим герцогом, чтобы с кем-нибудь делиться этим удовольствием, пусть даже с собственным наследником. Надеюсь, когда Малдонно дорастет до того, чтобы принять власть над Кастейей, я сумею с ним поделиться! Но дело-то в том, что Тасия знала это и умело использовала. Она заставляла Арриго чувствовать себя нужным, значительным, даже обычная приветственная речь в его исполнении становилась вдруг делом государственной важности. И, кроме того, она была очень красива и опытна в постели, а это на молоденьких мальчиков всегда производит впечатление. Она дала ему почувствовать, что он потрясающий человек и самый удивительный любовник во всей Тайра-Вирте.
– И ты хочешь сказать, – воскликнула Мечелла, – что мне незачем бояться такой женщины?
– Я хочу сказать, что мой брат любит тебя намного сильнее, чем когда-нибудь любил Тасию. Это видно по его письмам.
– Что будет брат писать сестре о своей любовнице?
– Арриго всегда мне все рассказывал.
– Тогда скажи, как я могу заставить эту женщину уехать? Я умоляла его отослать ее, а он…
– Это все равно что просить его изгнать свою юность. Ни один человек не захочет это сделать. И, я думаю, любой мужчина будет польщен, услышав, как его молодая, очаровательная жена беспокоится из-за женщины, которую он разлюбил.
– Но зачем ему это слушать?
– Потому что таковы все мужчины, – пожав плечами, ответила Лиссия.
Мечелла раскромсала кусочек хлеба со своей тарелки.
– Мне ненавистна даже мысль о том, что она здесь. Из-за одного этого я уже чувствую себя больной. Но Арриго не отошлет ее и не перестанет приглашать ее сюда, так что же я могу сделать?
Графиня вздохнула.
– Есть несколько способов. Во-первых, ты можешь принять Тасию. Не так, конечно, как моя мать. Тасия…
– ..не Лиссина, мне это уже говорили, – нетерпеливо прервала ее Мечелла. – Я не могу притворяться, что люблю ее, у меня это просто не получится.
– Ты можешь заставить Арриго поклясться, что он не будет видеться с ней наедине, и потом верить ему, что бы ни случилось.
– И я.., и мне придется верить ему? – прошептала Мечелла.
– Или умереть от ревности. – В голосе Лиссии появились угрюмые нотки. – Но есть и еще один вариант. Закрой на все глаза и займись собственной жизнью. И властью.
– Что ты имеешь в виду?
– Тасия ни за что не выпустит свою добычу. Никогда я ее особенно не любила, хоть и не говорила об этом Арриго. Судя по тому, что я слышала, а ты услышишь то же самое, если приложишь усилия, она лишь выжидает, перед тем как снова начать охоту. И муж ей тут не помеха. Карло интересует только власть, поэтому он на ней и женился.
– Ты хочешь сказать, – вытаращила глаза Мечелла, – что если она и Арриго.., то граф до'Альва не…
– Невинное дитя! – вздохнула Лиссия. – У большинства женщин здесь, при дворе, есть любовники. И если женой до'Альва станет женщина, чей любовник – сам будущий Великий герцог, это лишь укрепит позиции графа.
– Это же подло!
– Это жизнь, – снова пожала хрупкими плечами Лиссия. – Что бы ты ни решила, советую окружить себя преданными и полезными людьми, и начни искать их немедленно. Ты должна стать сильной. Мне пришлось это сделать в свое время, когда Ормальдо заболел, иначе его кузены отняли бы титул у моего сына и разрушили все, чего мы достигли, возрождая к жизни Кастейю.
– Стать сильной? Но как?
– Разве ты не видишь, что кое в чем уже достигла этого? Люди преклоняются перед тобой. Нельзя недооценивать… Каррида, тебе нехорошо?
Мечелла уронила поднос с завтраком и едва успела добежать до раковины.
Когда она вернулась, комната была уже прибрана и Лиссия ушла. Горничная дожидалась ее, чтобы помочь переодеться в чистое платье. Мечелла проклинала свою беспомощность и завидовала решимости Верховного иллюстратора, который работал, несмотря на свои недуги. Но все его страдания сводились к физической боли, а это ни в какое сравнение не идет с тяготами беременности.
Ей стало стыдно за себя, за свое пренебрежительное отношение к страданиям другого человека. И, вспомнив слова Лиссии о том, как эта Грихальва заполучила Арриго, она поняла, что ей понадобится превзойти мужество Меквеля, иначе она потеряет мужа. Это она должна убеждать Арриго, что он очень важная фигура в Тайра-Вирте, она должна говорить ему, какой он замечательный любовник, надо, чтобы она была необходима ему как воздух.
Но все несчастье в том, что это она не может без него жить.
Ее горничная стояла рядом и заметно нервничала.
– В чем дело, Отонна?
– Ваша светлость прикажет передать в Палассо Грихальва, что сегодняшний урок отменяется?
Кабрал. Она совсем забыла про Кабрала. “У моей матери, конечно же, есть Лиссина…” Кабрал может стать первым. Но ей надо взять себя в руки.
– Нет, мне уже гораздо лучше, я оденусь. – Она остановилась и взглянула на горничную другими глазами. – У тебя есть братья или сестры, Отонна? Я хочу сказать, служат ли они в Палассо, как ты?
Отонна ответила на этот вопрос без малейшего замешательства, более того, судя по блеску ее глаз, она уже давно ждала его.
– У меня есть три родных сестры, ваша светлость. Примаварра – старшая горничная Великой герцогини. Иберрия убирает личные апартаменты Великого герцога. Варра исполняет те же обязанности в кабинетах четырех советников, здесь, в Палассо.
Весна, Зима, Лето, а у нее вот – Осень. Все времена года и доступ во все важнейшие помещения. Когда-нибудь это ей даже покажется забавным.
– Ты слушала под дверью?
– Слушала, ваша светлость, и не скажу, чтобы стыдилась этого. – Служанка поджала полные губы и решительно вздернула пухлый подбородок. У нее было простое крестьянское лицо, широкое и умное. – Можете меня уволить, но я весь год ждала этого разговора. Примаварра, мы с ней близнецы, сказала мне, когда мы узнали, что та женщина вернулась: “Передай ее светлости – когда она позовет нас, мы будем готовы”. Я всем своим сестрам рассказала, какая вы добрая и славная, такая невинная – ничего не знаете о мерзких уловках Грихальва.
Мечелла была поражена, во-первых, потоком слов – никогда она не слышала, чтобы Отонна говорила так много, – и, во-вторых, их смыслом.
– Вы не доверяете Грихальва?
– Ни вот столечко.
Отонна сложила руки на груди, еле умещающейся в голубой лиф цвета Веррада – Нехорошо это, нарочно отдавать мальчика женщине, которая гораздо старше его, а они всегда так поступают, чтобы им, иллюстраторам, побольше власти иметь. Вот был бы жив Алессо Благословенный, который отдал жизнь, освобождая нас от тза'абских язычников, уж он бы положил этому конец, будьте уверены! А все Сарио, гад ползучий, это он заставил до'Веррада поколение за поколением участвовать в такой непристойности, и Сааведру для этого использовал!
– То есть как использовал?
– А вот так! Нарочно отдал ее герцогу Алехандро, чтобы переманить его на сторону Грихальва против Серрано, – тогда ведь Сарио смог стать Верховным иллюстратором! А потом, когда она исчезла, он написал ее портрет, чтобы бедный Алехандро всегда видел перед собой ее лицо – лицо Грихальва. А когда вырос сын Алехандро, ему подсунули Грихальва в любовницы, чтобы подкрепить сделку, по которой они становились Верховными иллюстраторами один за другим, а Серрано вы теперь днем с огнем не сыщете!
– Понятно, – слабым голосом промолвила Мечелла.
– Санктос и санктас все правильно о них говорят, – продолжала Отонна. – Но даже они не смеют выступать против Грихальва, и это нехорошо, ваша светлость, когда молчат даже те, кто говорит с Пресвятой Матерью и Сыном. А что касается этой Грихальва, то муж Варры, а он главный конюх дона Арриго, много раз ездил в Чассериайо и должен все знать о ней.
Мечелла кивнула, пораженная новым для нее взглядом на семью Грихальва.
– Ты никогда мне ничего подобного не говорила.
– Эйха, ваша светлость должны были сами чему-то научиться, так сказала мне Примаварра, и была, как всегда, права. Она самая шустрая из нас: родиться успела раньше меня, первой попала в Па-лассо и добилась расположения самой Великой герцогини.
Мечелла заставила себя подняться с постели, вспоминая скованные болью движения Меквеля и завидуя его выдержке.
– А как насчет Кабрала Грихальва?
– Чтобы он был ушами вашей светлости в их Палассо? Мечелла была просто потрясена тем, как быстро служанка угадывает ее мысли.
– Да, я об этом думала.
В каком ужасе была бы тетка Пермилла, узнай она, что племянница советуется со слугами. И как далеко она осталась со своим, таким неуместным сейчас, мнением.
– Эйха, есть Грихальва и Грихальва, разве не так?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики