науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Затем выключил тормоз и, не заглушая двигателя, выпрыгнул из кабины на дощатый настил. Осталось лишь обойти «газик» сзади и немного поднатужиться, чтобы толкнуть его вперед.
На холостом ходу и нейтральной передаче автомобиль накатом пошел к перилам и своим весом проломил их. Свободное падение «газика» с моста в бурлящую воду заняло лишь десятую долю секунды. Ударившись о вспененную водную поверхность, он еще несколько мгновений качнулся на волнах, словно не желая тонуть, но, влекомый течением и собственной тяжестью, клюнул носом и быстро пошел ко дну.
Оглядев поврежденное ограждение и удовлетворенно хмыкнув, Соленый еще раз окинул взглядом окрестности и быстро пошел прочь.
Путь его лежал теперь в противоположную сторону от Ургала и Чегдомына.
Пораскинув мозгами, решил Соленый пробираться отсюда не в Москву или Ленинград, а в далекую Среднюю Азию. Там, в Ташкенте, жил один его корешок. Старый знакомый, с которым когда-то очень давно отбывали они срок в Пермской зоне. Координаты его Соленый имел. Правда, времени прошло предостаточно, и корешка того давно могло не быть в живых. Но, как говорится, попытка – не пытка. Доберемся до Ташкента, а там поглядим, что да как. Ташкент – город хлебный.

Ленинград

…Часы показывали без четверти десять, и он рассчитывал успеть в дежурный гастроном, расположенный рядом, на первом этаже соседнего дома.
Выбежав из подъезда, Кешка скользнул взглядом по припаркованным чуть в стороне красным «Жигулям». Но не придал появлению здесь машины особого значения. Мало ли кто из соседей мог оставить ее у дома? И что с того, что в салоне сидят трое? У них свои дела, у Кешки – свои. Будет по сторонам глазеть да слюни пускать – в гастроном опоздает. И тогда точно останется без ужина.
Ему повезло. Гастроном работал.
– Триста граммов «Докторской» колбасы, кусочек «Российского» сыра, пачку сливочного масла, килограмм сосисок, хлеб и бутылку кефира.
Затарившись, Иннокентий направился к дому. Он чувствовал себя совершенно измотанным. Отступили на задний план майор Багаев с его интригами, мрачные воспоминания о зоне, и даже недавняя жуткая встреча с обезумевшей матерью как-то сгладилась. Хотелось тишины и покоя. Хорошо, хоть крыша над головой имеется. Спасибо Багаеву… Зар-р-раза! Опять Багаев. Всюду он. И в зоне, и на свободе…
– Привет, кореш… – В полутьме подъезда, куда Кешка ступил с улицы, прозвучал голос, заставивший его коротко вскрикнуть и шарахнуться в сторону.
– А-а!..
– Да ты не ссы, Маруся, я – Дубровский!
Из темного закутка, где были приколочены к стене почтовые ящики, вышел человек. Кешка не знал его.
– Какой Дубровский?! Не знаю никакого Дубровского! – Монахов попытался быстро пройти мимо, вверх по лестнице, но человек преградил ему путь.
– От Бизона. Слыхал?
Эта кличка была Кешке знакома. Еще десять'лет назад Бизон был казначеем воровского общака. Он и организовал тогда переброс в зону денег и морфина. Багаев же обстряпал все таким образом, что будто бы Лелик, продавшийся ментам, сдал Барсука. А деньги и наркотик спас тогда якобы не кто иной, как он, Кешка Монахов. Барсуков и Прибаев при известных обстоятельствах погибли. Следовательно, опровергнуть разработанную оперативной службой версию было некому. Факт оставался фактом: обе посылки остались целы и попали по назначению – на поддержание мотавших срок корешей. Кроме того, на волю немедленно просочилась информация – опять же разыгранная Багаевым, – что именно Монах организовал и возглавил бунт в зоне, за что получил приличный дополнительный срок. Все это не могло остаться вне поля зрения Бизона и иже с ним.
– …Я спрашиваю, о Бизоне слыхал? – повторил свой вопрос человек.
– Может, слыхал, а может, и нет, – как того и требовала обстановка, ответил Кешка. Внутри у него все затряслось; руки готовы были выпустить пакеты с покупками. Он понял: игра началась.
– Ну коли не слыхал – твое дело. Держи! – Человек сунул ему в накладной нагрудный карман сорочки запечатанную пачку болгарских сигарет «Интер» и испарился.
Кешка выглянул из подъезда. Ни его таинственного собеседника, ни красных «Жигулей» не было. Подивившись тому, что он даже не услышал шума двигателя отъезжающей машины, Иннокентий направился в квартиру.

Узбекская ССР. Ташкент

– Хуш келибсиз, урток полковник! Утрин, мархамат! Мана – якши палов! Мана – джуда якши кабоб! Мана – сомса! Мана – кук чой! Добро пожаловать, товарищ полковник! Присаживайтесь, пожалуйста! Вот – хороший плов! Вот – очень хороший шашлык! Вот – пирожки с мясом! Вот – зеленый чай! (узб.)


Сухопарый и торопливый в движениях кореец принимал в своем доме начальника городского уголовного розыска. В тени густых виноградных лоз, на низеньком столе-дастархане, расположенном во дворе просторного частного дома, кроме всего вышеперечисленного были расставлены плоские тарелочки с восточными сладостями, высились горки фруктов и свежих овощей, отдельной стопкой располагались пышные пшеничные лепешки. Чайники были двух видов. Синие и белые. В синие, разрисованные изображениями хлопковых коробочек с золоченым обрамлением, был налит горячий и ароматный зеленый чай. А емкости чисто белых заполняла бесцветная жидкость, именуемая в быту весьма прозаично – водкой.
Полковник, присев на скрещенных ногах, потянулся к белому чайнику и налил из него в пиалу почти до краев.
– Ты откуда, Виталий, так здорово по-узбекски чешешь? – спросил он хозяина на чистом русском.
– Ну вы же, Миркузий Мирвалиевич, по-русски не хуже меня говорите. А я живу в Узбекистане – сам Бог велел местный язык знать.
– А по-своему, по-корейски, можешь? – спросил полковник, заглотив между тем водку и налив себе по новой.
– И по-корейски могу, – ответил Виталий, одновременно подкладывая дорогому гостю сомсу – румяные и пышущие жаром пирожки с мясом, курдючным бараньим салом и луком.
Гость замолчал, навалившись на еду. Глядя на него, кореец мысленно удивлялся прожорливости полковника. Вслух же, разумеется, ничего не говорил. Лишь время от времени менял перед ним яства: ляган Широкое блюдо.

с пловом на горку шампуров с нанизанными на них бараньими яйцами, манты Крупные паровые пельмени.

на сомсу, и так – очень долго, пока сановный гость не отвалился от дастархана с набитым битком пузом.
– Я бы мог предложить вам фунчозу, кук-су, бигодя или хе… Национальные корейские блюда.

– заговорил было Виталий.
– Нет-нет-нет! – вяло отмахнулся полковник. – Я этой вашей еды не понимаю. Плов-млов, шурпа-мурпа, чай-пай – это якши! А корейские дела – не надо. Ты мне еще собаку скушать предложи…
– Ну не надо, так не надо, – согласился хозяин дома и хлопком ладони о ладонь дал понять двум женщинам, находившимся во дворе неподалеку, чтобы те прибрали со стола.
Виталий Ким отличался тем, что мог угодить любому, кто бы только ни пожелал погостить у него. Принимая у себя узбеков, он накрывал соответствующий мусульманским обычаям дастархан. Для русских в его доме всегда готовились знатные борщи, блины, пельмени и пироги. И садились гости тогда не на подушки возле низенького столика, а за обычный стол. Евреи хвалили фаршированную рыбу и бульоны с мацой, а украинцы так просто балдели от соленого сала, супа с галушками и вареников.
Справедливости ради нужно заметить, что не для всех Ким был хлебосольным и радушным. И принимались в его доме лишь те, кого хозяин считал нужными людьми.
Полковник милиции Миркузий Мирвалиевич Султанов был ему нужен. И не обязательно иметь семь пядей во лбу, чтобы разобраться в этом с ходу. Связывали их давние отношения, построенные на вечном коммерческом принципе «ты – мне, я – тебе». Поскольку же «урток полковник» коммерсантом не являлся, то отношения его с Виталием явно имели криминальную подоплеку И подпадали под добрый десяток самых строгих статей Уголовного кодекса.
– Грык-ик!.. Ну теперь и о делах можно поговорить, – громко отрыгнув, произнес полковник.
– Слушаю вас, – склонил голову кореец.
– Обижаешь ты людей, Виталик. Жалобы на тебя поступать начали.
– В письменном виде? – с едва заметной издевкой поинтересовался Ким.
– Только этого не хватало! Нет, слава Аллаху, пока только в устном. Да и то – от нашихлюдей . Но это тоже нехорошо. Своих обижать нельзя. Ты знаешь об этом лучше, меня.
– Миркузий Мирвалиевич, вы бы сказали сразу, в чем моя вина. А то все вокруг да около. Не пойму я вас.
– Сейчас поймешь. Сколько товара отправил с апреля по июнь?
– Вы же сами знаете! – удивился Виталий.
– Знаю. Потому и приехал к тебе на Куйлюк Отдаленный микрорайон в Ташкенте, заселенный в основном представителями корейской диаспоры.

. Общая сумма не бьет.
– Да? – тихо спросил Ким. – И намного?
Виталий был далеко не глуп. Даже копейка от реализованных за пределы Узбекистана анаши и опиумного мака была на строгом учете. Ошибиться он не мог. Каждый – от мальчика, работающего на плантации в горах, до самого Султанова – получает свою долю. Значит, полковнику показалось мало. Приехал за добавкой.
– Много не много – это как посмотреть, – уклончиво ответил Миркузий Мирвалиевич. – Ты не представляешь себе, как трудно мы живем! Вот через месяц свадьбу дочери делать надо. А где деньги брать? Сам знаешь наши обычаи – калым-малым, гости-кости… Ох как тяжело! А тут еще ты со своей ошибкой в расчетах.
– Так сколько недосчитались? – Внешне Виталий был абсолютно спокоен, хотя внутри у него бушевал пожар справедливого негодования. Этот жирный боров совсем совесть потерял!
– Вах, уважаемый! – возвел руки к небу полковник. – Шесть тысяч недостача… – сказал неуверенно. – Нет, шесть с половиной! – добавил уже более твердо и остался собой доволен.
Спорить с Султановым – себе навредить. И навредить можно капитально. А это в планы Кима не входило.
– Шесть с половиной… – словно эхо повторил за полковником Виталий. – Немалые деньги. Но беда поправима…
– Вах! Молодец! – темпераментно воскликнул полковник.
– Правда… – Ким выдержал небольшую паузу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики