науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Надо бы его… Но она не отдает ни в какую.
– Что значит не отдает?! Передай охране, чтобы от ребенка избавились. Не отдаст – ее тоже убрать. Не хер нам уродов плодить. Мрази!
В Йигирме был закон – рожденных с дефектами убивали сразу. В живых оставляли только более или менее здоровых детей. Но таких появлялось на свет мало, из десяти один.
– Маджида от еды отказывается. Только воду пьет.
– Ладно. Будь поблизости. Я позову, – сказал кореец. И, когда Кахрамон вышел, обратился к Соленому: – Теперь слушай. Маджида – одна из тех шлюх, что ублажали москвича в загородном доме Султанова. Именно ее я приставил туда, чтобы присмотрела за обстановкой. Что там да как, сам понимаешь. Ну, когда московский майор уехал, мне Султанов и говорит, что деньги отдал, как мог умаслил. Все в порядке. Отдал, говорит, ровно пятьдесят тысяч. А я сразу ему не поверил. Но свои двадцать пять отстегнул. Думаю, придет время – разберемся. Все тайное рано или поздно становится явным. И любое говно в результате всплывет на поверхность. Год прошел спокойно. Да ты и сам в курсе. Работаю себе. Вдруг ребятки мне докладывают: Маджида – она в республиканском ансамбле танца «Байрам» работает – третью модель «Жигулей» себе прикупила. Видели ее в старом городе на ярмарке. Такая вся из себя краля! Я думаю: за границей на гастролях не была. Зарплата у нее шестьдесят семь рублей. За выступления платят по червонцу. Откуда деньги на машину? Может, любовник с карманом появился? Проверяю. Нет такого. Как была шлюхой общего пользования, так и осталась. И тут меня осенило! Султанов! На днях ребята мои выкрали ее в Ташкенте и привезли сюда. Я сам еще с ней не разговаривал, но уверен: только жирный мог заплатить ей такие бабки. Спрашивается: за что?
– А за что?..
– Вот сейчас перекусим, а потом пригласим ее и выясним, – сказал Ким, разрывая руками великолепно прожаренную баранину и обмакивая ее в соевый соус. – Ты разливай пока.
Соленый принялся откупоривать бутылку.
– И еще, – сказал Ким. – Думаю, Султанов нам больше не пригодится. Его надо менять.
– Как и на кого?
– Хочу подтянуть поближе того мусора московского. Он все-таки в МВД СССР. К тому же молодой, перспективный. Из него вот такой генерал в будущем получится! – Кореец поднял вверх большой палец. – А раз он с самого начала на нашу удочку клюнул, то по гроб жизни теперь наш. На него и заменим жирного. А как заменить… то есть как избавиться от Султанова, пусть сам москвич и думает – это его дело.
– Что ж, по-моему, игра стоит свеч, – поддержал его Соленый. – Но затраты!..
– Я тоже так думаю. Ты ешь, ешь. Скоро шалаву приведут. А затраты наши, какими бы они ни были, окупятся сторицей.
Окончив трапезу, кореец кликнул Кахрамона и приказал привести Маджиду.
Девушке на вид было лет двадцать – не больше. И наверное, она была очень красива. «Наверное, была», потому что за несколько дней, проведенных в пределах Проклятой равнины, кожа ее покрылась болячками и грязью, в роскошных черных волосах завелись насекомые, вызывающие непрестанную чесотку, некогда пухлые и сочные губы обветрились, потрескались и кровоточили, а глаза воспалились от бессонницы или заражения роговицы. На внутренних сгибах локтевых суставов Соленый заметил следы уколов. Значит, ее здесь накачивали наркотиками. Впрочем, если внимательно посмотреть ей в глаза, это угадывалось без особого труда. Одета Маджида была в тонкое шифоновое платье.
Один из надсмотрщиков грубо втолкнул ее в комнату и прикрыл входную дверь, оставшись по ту сторону. Там же, на каменном крыльце, находился и Кахрамон. Было слышно, как он о чем-то переговаривался с конвоиром.
– Привет, красавица! – бодро воскликнул Ким. – Как тебе у нас в гостях, крошка?
Маджида обвела окружающее пространство мутным взглядом и ничего не ответила.
– Ничего, – пояснил кореец. – С минуты на минуту оклемается. Ей недавно дозу вкатили. Ну давай-давай, подруга! – Он подошел к девушке и похлопал ее по щекам. Пелена постепенно сошла с ее глаз, и похоже, она медленно приобретала способность воспринимать окружающую, действительность.
– Отпустите меня! – с мольбой в голосе произнесла Маджида, и из глаз ее покатились слезы. Ее всю затрясло.
– Отпущу, – сказал Ким. Он снова присел за стол и налил себе водки. Девушка осталась стоять посреди комнаты. – Говорят, кизым Девочка (узб.).

, ты прибарахлилась. Машину себе купила. И хочется мне знать, откуда у тебя деньги? Скажешь?
– Я заработала, – робко ответила та.
– Да ну! – удивленно воскликнул кореец. – И чем же ты зарабатывала? Передком своим, что ли?! – взревел он. – Да ты еще вчера трешки не стоила, мразь дешевая! Сангир! – крикнул Ким, повернувшись к двери. В комнату тут же вбежал надсмотрщик. – А ну добавь ей!
Сангир прошел через комнату к небольшому серванту и выдвинул ящик. Достал оттуда металлическую коробку, в которой были шприцы и ампулы. Набрал в шприц дозу и приблизился к Мад-жиде. Одним ударом в грудь повалил ее на пол и придавил сверху своим телом.
– Не надо!!! – завопила девушка. – Я все скажу!!!
– Отпусти, – приказал кореец, и охранник освободил жертву.
– Я все скажу, Виталий-ака! – Она с трудом сдерживала рыдания. Оставаясь на полу в отвратительной раскоряченной позе и утирая грязными руками заплаканное лицо, она начала свой рассказ.
Из повествования стало ясно, что Миркузий Мирвалиевич Султанов, пригласив ее вместе с другими девушками из ансамбля танца «Байрам» для увеселения московского гостя, назначил каждой гонорар – пятьдесят рублей, что соответствовало обычной таксе. Но потом вызвал Маджиду на отдельный разговор и сказал, что она должна вручить русскому крупную сумму денег. Двадцать пять тысяч рублей. При этом предупредил, что, если кореец потом будет интересоваться, надо сказать, будто русский получил не двадцать пять, а пятьдесят тысяч.
– Ты понял, да? – повернулся Ким к Соленому. – Он ведь, сука, сам мог деньги москвичу передать! Но не сделал этого. Почему? Потому что ему нужен был свидетель, который смог бы подтвердить, что русский получил на руки не половину суммы, а всю полностью. Паскудина жирная! И сколько он тебе заплатил за эту услугу? – задал он вопрос девушке.
– Десять тысяч… – ответила она, пряча глаза.
– Значит, сэкономить на мне решил, гнида мусорская… – задумчиво произнес Ким. – Добро. Поглядим, во что ему эта экономия обойдется. Теперь понятно, рыбка, – вновь обратился он к Маджиде. – Ну хорошо, машина твоя стоит восемь тысяч с хвостиком. Остальные деньги-то куда девала?
– Маме отдала!!! – выкрикнула Маджида и забилась в истерике, сообразив, что кореец доберется и до ее мамы. – А-а-а!!! – вырвалось у нее из груди.
– Сангир, давай, – кивнул Ким надсмотрщику, и тот вновь навалился на девушку. Умело ввел иглу в вену и надавил пальцем на поршень шприца.
Тело Маджиды сразу обмякло, веки прикрылись, а на лице проявилась мертвенная бледность. Губы же растянулись в блаженной полуулыбке.
– На поле ее! – зло скомандовал кореец. – И глаз не спускать! Пусть пашет наравне со всеми!
Сангир ухватил Маджиду за ногу и поволок к двери. У самого выхода он остановился и повернулся к Киму через плечо:
– Извините, хозяин…
– Да, чего тебе?
– Если ребята захотят… – Он выразительно посмотрел на бессмысленно улыбающуюся девушку.
– Бог ты мой! – закатил глаза кореец. – Сколько угодно. Только хоть отмойте для начала. Как у вас стоит на таких?.. Все. Иди.
Сангир похотливо взвизгнул от радости и поволок одурманенную наркотиком девушку прочь.
– Скоты, – выругался Ким. – Все – скоты.
Соленый молча рвал зубами баранину и за пивал ее водкой.
– Слушай, – обратился к нему кореец. – Вернемся отсюда в Ташкент, и ты сразу улетаешь в Москву. Надо встретиться с майором, он, кстати, недавно подполковника получил и повышение по службе. Так вот, потолкуй с ним, – как избавиться от жирного. И скажи, что я готов принять его у себя для очень серьезного разговора…
– Может, ну его на хрен? – предположил Соленый. – Пусть он сидит там, в своей Москве. А мы тут своими силами обойдемся?
– Не обойдемся! – прикрикнул на него кореец. – И не перебивай меня никогда! – Он со скрипом сжал челюсти. – В завтра смотреть нужно. Отсюда рано или поздно придется рвать когти, попомнишь мое слово. Местные чучмеки под себя все загребут. И никакие деньги не помогут. Придется перебираться в Россию. Это – во-первых. А во-вторых, Багаев сидит в Москве, у самого ментовского верха. Надо растить его, двигать вперед. Чем выше его пост, тем лучше теперь для нас. Не хер всю эту шоблу черножопую в Ташкенте кормить. Достаточно иметь одного сильного человека в МВД СССР, а то на всех не напасешься, сам без штанов останешься.
– Ну пока ты его вырастишь…
– Пусть год пройдет. Пусть десять лет, – упрямо заявил кореец. – Я не собираюсь до смерти сидеть в этих горах и вонь эту нюхать. Нужны большие дела, большие масштабы…
– Шею не боишься свернуть?
– Кто боится, того и бьют. А мы через десять лет в бриллиантах купаться будем и из золотой посуды есть…
При слове «бриллианты» Соленый вздрогнул – он никогда не забывал о своих камушках, которые привез с Дальнего Востока. Он спрятал их в ташкентском доме корейца, закопал во дворе, не зная пека, что с ними делать и как пристроить к делу. Но услышав про мечтания Кима, подумал о том, что было бы совсем неплохо поиметь с этих камушков приличную выгоду.;
– Так что, едешь в Москву? – вывел его из размышлений кореец.
– А? – встряхнул тот головой. – Да-да, конечно, еду…

Москва

«Волга» за подполковником Багаевым подъезжала к подъезду всегда в половине восьмого утра. За сорок минут он успевал добраться до министерства, минут пятнадцать-двадцать уходило на прием коротких сообщений от подчиненных, и без четверти девять он уже сам докладывал генералу Сараеву о состоянии текущих дел.
И это утро не отличалось от других. Иван Иванович допивал свой кофе и, выглянув во двор через окно, заметил, как подкатила к парадной выделенная в его распоряжение бежевая «двадцатьчетверка». Подтянув резинку на галстуке, он поправил под левой рукой плечевую кобуру с табельным «Макаровым», накинул серый твидовый пиджак в черную точку и, уже в прихожей, взглянув на свое изображение в зеркале, взялся за ручку двери.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики