науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


На пороге их встретил угрюмый двухметровый детина. Он не произнес ни слова. Лишь посторонился, чтобы пропустить внутрь, и, как только они вошли, выглянув на секунду в подъезд, захлопнул дверь.
Квартира оказалась грязной и запущенной. В узком и длинном коридоре, по левую сторону которого располагались комнаты, тускло горела напрочь засиженная мухами лампочка. С потолка осыпалась штукатурка. А проходить нужно было так, чтобы не зацепить валяющиеся всюду пустые бутылки, жестяные банки и прочий хлам, не имеющий определенного названия.
Кешку провели в самый конец коридора. Тот, кто встретил на пороге, толкнул дверь и впихнул его в комнату. Сам не вошел. Сопровождавший Кешку по городу тоже остался в коридоре.
То, что увидал Монахов в комнате, потрясло его. Помещение сияло чистотой. На окнах висели тяжелые гобеленовые шторы. У потолка светилась яркими огнями восьмирожковая хрустальная люстра. Стены были оклеены узорчатыми обоями холодных тонов. Диван и кресла на резных деревянных ножках, как, впрочем, и массивный стол, и несколько стульев, явно имели непосредственное отношениек антиквариату. В полированном, черного дерева серванте выставлена изящная и, по-видимому, немыслимо дорогая посуда. На одной из стен висела огромных размеров картина в бронзовой раме.
За столом сидел полный лысоватый человек неопределенного возраста. Он маленькими глотками попивал коньяк из хрустальной рюмки и закусывал его дольками лимона.
– Кхе! – сказал человек.
– Здравствуйте… – робко произнес Кешка.
– Присаживайся, – сказал человек.
– Спасибо, – произнес Кешка и остался стоять.
– Я сказал: садись, – монотонно выговорил человек.
Кешку прошиб холодный пот, и он, подойдя на ватных ногах к стулу, сел на краешек, не в силах оторвать от человека затравленного взгляда.
– Нехорошо поступаешь, Монах, – произнес человек чуть потеплевшим голосом. – Не по-людски.
Кешка с трудом сглотнул густую, вязкую слюну и почувствовал, как пересыхает у него горло. А человек хлебнул коньяка и продолжил:
– Я тебя в гости приглашаю, а ты брезгуешь, значит?
– В-вы-ы… к-кто? – только и смог сказать Кешка.
– Я – Бизон, кхе-кхе-кхе-кхе!
Кешка понял, что услышанное им «кхе» означает смех, и тоже глуповато улыбнулся в ответ.
– Корешами пренебрегаешь? – подозрительно прищурившись, спросил Бизон.
– Нет… я… эт-самое…
– Ладно уж, молчи, корешок. Нет, не молчи, – противоречил сам себе Бизон и, поднявшись, вышел из-за стола. Он оказался до смешного маленького роста. Но вот живот у него выдавался далеко вперед. Чем-то он напомнил Кешке сказочного Колобка. – Скажи-ка мне, друг ситный, ты чем жить на воле думаешь?
– Не знаю… пока… – Кешка и впрямь не имел понятия, как нужно отвечать надакие вопросы.
– Ну на завод, наверное, пойдешь устраиваться или в колхоз подашься – говно мешать, да?
– Н-нет…
– А почему тогда, пес ты бродячий, – Колобок-Бизон приблизился к Кешке вплотную, – почему, я тебя спрашиваю, не явился ко мне сразу же, как я тебя позвал?! – Вопрос прозвучал гневно, с надрывом. А в следующую секунду Бизон залепил Монахову крепкую пощечину. Да так залепил, что Кешка едва удержался на ногах. – Скотина!!! – визгливо заорал Бизон. – Урою, гнида!!! – И пощечины посыпались одна за другой. Кешка не успевал закрывать руками лицо.
Выбившись из сил, Бизон вернулся на свое место за столом. Монахов обессиленно откинулся на спинку стула.
– У меня работать будешь? – спросил Бизон, снова наливая себе коньяк.
– Но… вы… – начал неуверенно Монахов. – Вы же меня не знаете!
– Я? Тебя? – уставился на него тот удивленно. – Кхе-кхе-кхе-кхе! – И это «кхе» продолжалось бы бесконечно долго, если б не очередная рюмка коньяку. – Да я тебя как облупленного!.. Я ж тебя с зоны еще пасу, мальчик мой! И здесь круглые сутки мои люди с тебя глаз не спускали! – самоуверенно произнес Бизон.
– Так, – ответил Монахов и постарался вложить в свой ответ максимум преклонения перед осведомленностью авторитета. Хотя подозревал, что Бизон здорово преувеличивает свои возможности. Ведь не засек же он контактов Кешки с Багаевым! Если бы было по-другому, Монахова либо прирезали бы люди Бизона, либо просто не стали с ним связываться на воле. Толстяк, конечно, мог за ним следить и знать про него многое. Многое. Но не все.
– Вот видишь, я все про тебя знаю! Так будешь работать?
– Что мне предстоит делать?
– Кхе-кхе-кхе! Он еще спрашивает! Будешь делать все, что скажу! Кхе-кхе! Ну? Говори быстро! – прикрикнул «работодатель».
– А куда мне деваться? – развел руки Монахов.
– Вот это – правильно. Пей! – Он протянул Кешке наполненную рюмку, – Много не обещаю, но на хлеб хватит.
Кешка заглотил коньяк залпом и не закусывая.
Потом они долго еще сидели с Бизоном один на один. Выпить толстяк больше не предлагал. Он все расспрашивал. Что да как было на зоне. Особенно интересовался подробностями гибели Лелика и Барсука. Спрашивал, не слыхал ли Кешка чего о Соленом. Даже посочувствовал тому, что мать Монахова определена в психбольницу (этот факт также оказался ему известен). Отдельно заговорил о спасенных Кешкой общаковских деньгах и морфине.
– Слыхал я и про твое геройство, мальчик мой. За бабки и «марафет», спасенные от ментов, спасибо. Ты не думай, Бизон такого не забывает. Ну а долг платежом красен. Так на Руси говорят?
Он прошелся по комнате к серванту, открыл один из яшичков и достал оттуда перетянутую шпагатом толстую пачку денег.
– Здесь тысяча рублей. Специально для тебя держал, – сказал он, протягивая Кешке пачку. – Купи своей девочке трусики. Кхе-кхе-кхе-кхе!..
Монахов принял деньги, подумав о том, что такую сумму придется долго отрабатывать. Какую же миссию возложит на него Бизон? А тот все тянул время, то болтая ни о чем, то задавая опасные вопросы, на которых Кешка запросто мог засыпаться.
– …Ну а теперь, голубь мой… (услышав слово «голубь», Кешка готов был умереть от охватившего его ужаса), расскажи, как ты с ментами за «хозяином» В колонии (жарг.).

любезничал? И не забудь ничего, подробно расскажи. Шутки кончились, сизокрылый ты мой!
Отреагировал Кешка, что называется, на авось. Вспомнилась ему та давняя сцена с Леликом, которого «колол» в бараке Барсук. Резко вскочил с места и – ну совсем, как десять лет назад дядя Леня Прибаев – рванул на груди рубаху, скорчив при этом страшную гримасу.
– Да век мне воли не видать!!! Ментов поганых зубами грызть буду!!! Па-а-адлы деше-о-овые-я-а!!! – Он закатил такую дикую истерику, что Бизону пришлось вызвать из коридора своих людей и приказать им успокоить разбушевавшегося Монаха.
Успокоили весьма просто и быстро. В два приема. Во-первых, удар кулаком в солнечное сплетение. Во-вторых, выволокли из шикарной комнаты в грязный коридор и окатили там ведром ледяной воды.
– Ну что ты, что ты? – улыбался Бизон, когда Кешку привели к нему обратно, уже успокоившегося. – Пошутил я. Не хотел тебя оби… – Он сдержался, чтобы не сказать «обидеть», потому как «обиженные» в лагерном лексиконе – «петухи», педерасты. – В общем, все нормально.
– Ничего себе – «нормально»! – деланно возмутился Кешка.
– Все. Забыли. Слушай меня внимательно, – полушепотом произнес Бизон. – Завтра в девять вечера ты с Московского вокзала уезжаешь в столицу. Повезешь груз. Что за груз – не важно. Приедешь в Москву, пересядешь на ташкентский скорый. Москва – Ташкент, поезд номер пять. Все билеты, сам груз и дополнительные инструкции получишь завтра же, непосредственно перед отъездом. В Ташкенте тебя встретят. Теперь о деталях…
Бизон принялся терпеливо и спокойно разъяснять Кешке все до самых мелочей. Как в кино: пароли, явки, систему связи, пути отхода на случай, если менты что-то пронюхают.
Разговор их окончился аж к трем часам утра. Сладко зевнув, Бизон глянул в пустую бутылку. Она была второй из тех, которые он за ночь высосал единолично.
– Ну все, мальчик мой. Сейчас тебя отвезут на Вавиловых. Выспись хорошенько, а вечером, как договорились, будь на вокзале.
Они с Бизоном попрощались. Затем все те же красные «Жигули» доставили Кешку домой.

Узбекская ССР

Соленому этот месяц показался вечностью. Угнетали полнейшее бездействие и абсолютная неосведомленность относительно того, как сложится его дальнейшая судьба. Все теперь зависело от Кима. А он отмалчивался или отвечал односложно: «Отдыхай пока».
И Соленый отдыхал.
Бродил по Алайскому базару в центре города, глазея на высоченные горы дынь и арбузов, удивляясь тому, что все здесь давалось торговцами пробовать на вкус. Так, пройдя меж рядами и зацепив у каждого по крошке, можно было наесться на неделю вперед.
– Ай, па-адхади народ! Дыня – свой а-агарод! Па-акупай – не моргай! Половина – сахар, половина – мед! – кричал на весь базар сухонький старикашка, одетый в ватный стеганый чапан Национальный халат.

, подпоясанный цветастым платком. На ногах у старика были черные сапожки из мягкой кожи, голову покрывала тюбетейка, обмотанная белоснежным платком. Он ловко отсекал чустским Чует – район в Узбекистане, населенный ремесленниками.

ножом увесистые ломти янтарной ароматной дыни, предлагая каждому, кто проходит мимо. Надо заметить, что после угощения мало кто не останавливался и не покупал у него.
– Па-асматри на мясо! Не пожалеешь, брат! Ма-ая говядина – чистый шоколад! – выкрикивал парень лет тридцати, одетый точно так же, как и старик. Но этот был высок и широкоплеч. Рядом с ним на мощных крюках были развешены говяжьи полутуши и выложены на прилавок порционные куски великолепного мяса.
– Скушай урюк, да-арагой друг! Слаще урюк не найдешь вокруг! – напевала разбитная девчонка, одетая в длинное цветастое платье и такие же цветастые штаны до щиколоток. Она стояла перед двумя тазами, в которых горками была насыпана ягода.
Потолкавшись среди торговцев, Соленый вышел на более или менее свободный пятачок, где торговали пловом и шашлыком. Заказав себе четыре шампура, Соленый устроился за дастарханом. Тут же к нему подошла дородная тетушка, вся увешанная блестящими побрякушками, и улыбнулась, демонстрируя полный рот золотых зубов:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики