науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Так вам и надо. Да простит меня Аллах…
Тот, кто свалился у своего дома с охотничьим карабином, вдруг поднялся на колени, мутным взглядом посмотрел в сторону затарахтевшего мотором грузовика. Непослушными руками медленно поднял ствол и, почти не целясь, выстрелил. Пуля ударила в стекло с левой стороны кабины и угодила прямо в висок водителю. Стрелявший был назначен корейцем старшим в этом селении. И отвечал головой за безопасность одного из участков, примыкающих к плантациям. На какое-то мгновение опьяненный мозг сработал в нужном направлении: неспроста появился здесь этот грузовичок. Жаль, что поздно осенила его эта догадка… Так и не успев захлопнуть за собой дверцу, продавец водки вывалился из кабины на пыльную землю кишлака.

Ленинград – Ташкент. Транзит

Самолет шел на высоте одиннадцать тысяч метров. Монахов, расположившийся в кресле у иллюминатора, без особого интереса посматривал за борт. Растрепанным ватным покровом простирались под крылом плотные светло-серые облака. А выше синело совершенно безоблачное небо. Мерный рев двигателей убаюкивал своей монотонностью, и Иннокентий Всеволодович хотел было уже прикрыть глаза, когда услышал голос соседа справа:
– Красотища какая, правда?
Он невольно повернул голову и согласно кивнул. А тот продолжил:
– Никогда бы не подумал, что на такой высоте голуби летают…
Выделенное интонацией слово «голуби» резануло слух и заставило вздрогнуть. Глаза сами собой расширились, а ладони неприятно увлажнились от нахлынувшего волнения.
– Ну что ж вы на меня смотрите, как, простите, незабвенный Ильич на проклятую мировую буржуазию? – Незнакомец едва заметно усмехнулся. – Вам привет от Ивана Ивановича…
– Вы, вероятно, ошиблись, – вымученно улыбнулся Монахов. – Среди моих знакомых никакого Ивана Ивановича нет.
– Если и ошибся, то только в том, что на такой высоте летают голуби, – ответил сидящий справа. – Это о пернатых. А вы – птица другого полета. Так, Иннокентий Всеволодович? Извините, не пристало обращаться к вам по оперативному псевдониму. Мы ведь интеллигентные люди. И объединяет нас с вами в данном случае одно дело.
– Какое еще дело? – нервно спросил Монахов, хотя уже прекрасно понял: ошибки быть не могло. Подсаженный к нему сосед – человек генерала Багаева.
– Давайте прекратим ненужные пререкания. Они ни к чему хорошему не приведут. Не изображайте из себя недоумка. Слушайте, что вы должны сделать. По прилете в Ташкент вас загребут прямо в аэропорту «Ташкент». На выходе из здания. До автостоянки не дойдете.
– ???
– Да, да. На глазах у тех людей, которые приедут вас встречать.
– Но…
– Так надо. И поместят в изолятор временного содержания. Главное: на предварительном следствии не даете никаких показаний. От всего на свете отказываетесь. «Дипломат» с деньгами, говорите, не ваш. Вам, мол, его подкинули. И так далее. Мы позаботимся, чтобы вас там продержали недолго.
– Но кто же мне поверит, если задержат с этим чертовым саквояжем? Наверняка и понятые будут, и видеосъемка задержания…
– Правильно. Не поверят.
– Тогда зачем меня сажать?!
– Не сажать. Задерживать. Временно. Для того чтобы затем успешно… выпустить на свободу.
– Ерунда какая-то…
– Думайте все, что вам угодно. Но делать будете так, как вам сказано. Иначе Иван Иванович будет вами крайне недоволен. Вы меня поняли?.. Да! – словно вспомнил незнакомец. – После освобождения тем, к кому летите, скажете, что деньги везли в Ташкент для сбыта. Получили их от некоего Шапарина в Ленинграде. Знаете такого?
Монахов кивнул. Василий Шапарин был достаточно известным на Северо-Западе фальшивомонетчиком. Известным, понятно, среди своих.
– О том, что деньги Серегина, говорить ни кому не нужно. Бизон должен быть ни при чем. Он вам за это благодарен будет. За Шапарина не переживайте. – Незнакомец взглянул на часы. – Сейчас двадцать один восемнадцать. Ровно два часа восемнадцать… О! Уже девятнадцать минут назад, с ним произошел несчастный случай. Царство ему небесное. Хороший, говорят, был человек. Вот так бывает. Все под одним небом ходим. Желаю удачи. – И он сделал вид, что моментально уснул.
Разговор можно было считать оконченным. А Монахов словно ощутил на себе металлический «строгий» ошейник, накинутый Багаевым. И – не дернуться, не освободиться. Чуть потянешь – острые шипы тут же вонзятся в кожу, а петля-удавка перетянет горло. Остается лишь одно: ходить ровно и не делать резких движений.

Предгорья Тянь-Шаня. Окрестности Проклятой равнины

В горах темнеет рано. Ночь здесь вязкая, суровая и холодная. Каждый скальный выступ, любое ущелье или пропасть таят в себе множество неожиданностей. Но самую большую угрозу всегда несли с собой люди.
…А люди подходили к аулу, где совсем недавно утихли жуткая пьянка и оргии, со всех сторон. Бесшумно и скрытно. Собственно, они могли и не маскироваться. Женщины, старики и дети никакой опасности не представляли, а мужчины пребывали в состоянии глубокого и тяжелого алкогольного сна.
Нечто похожее бывало в этих горах в годы, Гражданской войны, когда здесь щедро сеяли смерть кавалеристы легендарного красного командира Семена Михайловича Буденного. Разве что крадущиеся в селение люди были одеты не в краснозвездные папахи, а в традиционные национальные чалмы и стеганые ватные халаты – чапаны. Каждый из них в руке держал нож.
Без суеты и неразберихи незваные гости разошлись по жилищам. Сделано это было так быстро и споро, что можно было без труда предположить четкую организацию их действий и тщательную предварительную договоренность.
Спустя какие-то пять-шесть минут те же ночные пришельцы по-прежнему молча и бесшумно покинули пределы горного селения, растворившись в густой и непроглядной темени тянь-шаньских предгорий.
Все взрослые мужчины аула так и остались лежать в своих хижинах с перерезанными глотками. В воздухе поплыл солоновато-сладкий запах свежей, не успевшей еще остыть крови. Напавшие действовали в высшей степени хладнокровно и профессионально.
То же самое в это время происходило во всех кишлаках и аулах, прилегающих к Проклятой равнине – плантациям опиумного мака и конопли, принадлежащим корейцу Киму. Теперь они остались без окружной охраны, кордоны были умело ликвидированы неизвестными. Внизу, на равнине, остались лишь немощные, обезумевшие от наркотиков сборщики урожая и немногочисленная охрана поселка Йигирма. Но и их ждала беда.
…Рассвет только начал растекаться по горам. Рабы вышли в поле и приступили к выполнению своей ежедневной работы, когда со стороны горных гряд послышался нарастающий гул. На слух казалось, что сюда приближается в бешеной скачке табун диких лошадей, готовый снести на своем пути все живое. Но кони были оседланы и несли на себе всадников.
Вооруженные джигиты стремительным галопом двигались к плантациям опиумного мака, раскинувшимся на Проклятой равнине. Черной тучей. И веяло от них смертью. С гиканьем, привстав на стременах и размахивая над головами кто – шашкой, кто – пикой, они надвигались с противоположной стороны гор. Казалось, ничто не удержит их, никакая сила не остановит.
…На плантациях гнули спины невольники. Кетмени Азиатский землекопный инструмент наподобие лопаты.

в их руках долбили ссохшуюся в камень глинистую почву, вырывая неглубокие канавки, по которым вскоре пойдет вода. По участкам разъезжали верховые надсмотрщики с плетями и охотничьими карабинами. Они-то и заметили первыми приближающуюся опасность.
Надсмотрщиков было человек десять. Надвигающихся всадников – не менее сотни. Надсмотрщики заметались в панике, беспорядочно выкрикивая команды рабам, в которых и сами бы не разобрались. Всадники шли на них ровно, стремительно и неотвратимо.
Рабы, увидев наконец подступающую опасность, кинулись врассыпную. Их примеру последовали и надсмотрщики, не сделав ни одного выстрела.
Люди с плантаций бежали к горам в надежде укрыться. Но старания их оказались тщетны. Несущаяся во весь опор сотня, подчиненная чьей-то холодной воле, рассредоточилась, отсекла их от спасительных гор и принялась рубить шашками и колоть пиками направо и налево. Истошные крики о помощи летели над Проклятой равниной.
Тех, кто спотыкался и падал, затаптывали копытами коней. Бегущих быстро настигали, и тогда клинки рассекали тощие, опаленные солнцем тела от плеча до пояса, а пики пронзали насквозь, вырывая зубчатыми наконечниками куски мяса.
По выдолбленным сухим глинистым канавкам обильно потекла горячая, парящая на жарком солнце и чернеющая на глазах кровь.
Вскоре все было кончено. На плантации и в поселке Йигирма не осталось ни одного живого обитателя, за исключением детей и древнего старика, вышедшего на крики да так и оставшегося стоять возле своей хибары.
Напавшие сбили детей в кучу, поддавая им плетями и не обращая никакого внимания на вопли и слезы. Старика пока не трогали.
Среди всадников выделялся один. Он восседал на Низкорослом и лохматом киргизском скакуне. Голову его покрывала ослепительно белая чалма, а на плечи был наброшен вышитый золотом чапан нежно-бирюзового цвета. Руки украшали золотые перстни, а на ногах были сапожки-ичиги из тонко выделанной кожи.
Он посмотрел на детей и коротко бросил:
– Убрать!
«Убрать» означало уничтожить. Несколько всадников принялись тут же загонять детей в один из домов. Другие старательно обложили каменное строение сухой соломой, напихав ее и внутрь жилища. И вот уже вспыхнуло пламя, и тотчас раздались душераздирающие крики. Все, кто был загнан в дом, горели заживо.
– Ну подойди сюда, Карамор! – приказал обладатель золотых перстней и белоснежной чалмы. – Узнаешь меня?
– Как не узнать, Миркузий-ака! – заискивающе ответил старик, стараясь перекричать вопли пожираемых огнем детей.
Да, человек в белой чалме был не кто иной, как Миркузий Мирвалиевич Султанов.
– Хорошо, что узнаешь. Как видишь, я жив. А вас всех уже давно заждались на небесах! Ха-ха-ха!
Его смех был поддержан хохотом сотни головорезов.
– И ты, продажная Собака, слуга белоухих Оскорбительное слово в адрес немусульман.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики