науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Нервы у Кешки сдавали. Хотелось плюнуть на все и бежать отсюда сломя голову.
– Ух! – наигранно удивился кореец. – Какие мы шустрые! Чуть что – сразу бежать. Так не годится. Давай-ка хоть чаю выпей. – Он хлопнул два раза в ладони.
Во дворе у большого пузатого, самовара засуетились две женщины.
Соленый на цыпочках отошел от двери. Все это время он наблюдал за курьером через небольшую щель в приоткрытой створке. На секунду задумался и – покинул свое убежище через вторую дверь, выходящую прямо во двор. Там возле «Жигулей» копошился Славик, протирая стекла и остукивая колеса. Соленый что-то шепнул ему на ухо, и Славик подошел к женщинам с каким-то указанием.
– Как в Ленинграде? – любезно поинтересовался у Кешки Виталий.
– Дожди, – односложно ответил тот. Но по нему было видно, что первая скованность прошла.
– Как Бизон поживает? Добра наживает?
– Я чужое добро не разглядываю, – немного дерзко ответил Монахов.
– И это правильно. Ну давай поглядим, что ты мне привез. Открывай сумку.
– А чего я? Сумка не моя. Вы лучше сами ее откройте.
У корейца зародились смутные подозрения. Он встал со своего места, близко подошел к Монахову и одним незаметным движением швырнул его на пол.
– Открыл сумку, сучонок!!! – рявкнул он.
Покатившись кубарем, Кешка уткнулся носом аккурат в свою ненавистную ношу, с которой пересек полстраны.
На крик корейца в дверях тут же появился Славик, держа в руке отточенный, как бритва, нож. Он, ни слова не говоря, кинулся к Монахову и, оттянув назад его голову, приставил холодное лезвие к горлу.
У Кешки похолодело внутри.
– Ты здесь не фокусничай, придурок, – угрожающе произнес Ким. – Молись, чтоб живым отпустили, и делай, что тебе говорят.
– А может, он стукач? – весело предположил Славик, глядя на Виталия и не убирая от горла Монахова нож. – Так давай прирежем его!..
– Не надо. – На пороге появился Соленый. В руках он держал поднос с чайником, пиалами и лепешками, чему кореец несказанно удивился. Он не ожидал увидеть Соленого в качестве официанта. К тому же кореш поступал необдуманно, нарушая правила игры и влезая в разговор, не согласовав свои действия с хозяином дома.
При виде появившегося неизвестно откуда Соленого Кешка стал задыхаться. Жадно хватал ртом воздух, извивался всем телом, пытаясь вырваться из объятий Славика.
– Не надо его резать, – повторил Соленый, ставя поднос на столик. – И не стукач он. Монах, ты ж не стукач? Скажи людям! – Соленый уселся на диван.
Все присутствующие, кроме Кешки, разумеется, переглянулись.
– Вы… знакомы?! – Кореец пристально смотрел на Соленого.
…В тот вечер Кешка и Соленый сидели за столом вдвоем. Ким отпустил Славика, а сам уехал куда-то по делам. Старым знакомым никто не мешал. Они пили водку, закусывали ее шашлыком, который Соленый приготовил собственноручно, и – вспоминали прошлое.
– Ты веришь? – пьяно смотрел на Монахова собеседник. – Я не в тебя стрелял тогда, в тайге…
– Верю… – столь же пьяно отвечал Кешка. На самом деле он не был пьян. Водка не брала его. И ничего не оставалось, как только мастерски играть в своего.
– Теперь! – Соленый многозначительно поднимал вверх указательный палец. – Все будет по-людски. Ох и заживем!..
– Заживем… – «ньяно» соглашался Кешка, думая лишь о том, как поскорее выйти из этой игры и при всем при том остаться целым и невредимым.



* * *

День спустя Миркузий Мирвалиевич Султанов встречал в ташкентском аэропорту представителя МВД СССР.
Черная «Волга» подкатила к самому трапу самолета. Иван Иванович увидал ее в иллюминатор, когда стюардесса вошла в салон, но еще не успела пригласить пассажиров к выходу. Майор Багаев не сомневался, что встречают именно его. Он важно поднялся со своего кресла, прихватил с полки портфель с документами и пошел к выходу.
– И-ива-ан Ива-анович!!! – кинулся ему навстречу полковник Султанов, словно были они родными братьями и встретились теперь после долгой и томительной разлуки. – Добро пожаловать! – Проведя гостя к машине, он услужливо распахнул перед ним заднюю дверцу со стороны водителя.
«Надо же!» – изумленно подумал Багаев.
«Волга», взвизгнув по бетонке резиной, помчалась к боковым воротам, которые были уже распахнуты. Возле стояли два милиционера в белоснежных рубашках и парадных золотых погонах. Вытянувшись по стойке «смирно», они старательно отдавали честь, приложив руки к козырькам фуражек.
За воротами перед черной «Волгой» вышли милицейские «Жигули» с сиреной и проблесковым маячком-«мигалкой». Им было предписано расчищать путь высокому московскому гостю.
– Ну зачем? Это лишнее! – Московский гость, насколько мог, выразил лицом непритязательность.
– Что вы, что вы! – обернулся к нему с правого переднего сиденья Султанов. – Мы гостям всегда рады! А уж таким, как вы!.. – Миркузий Мирвалиевич просто-таки захлебывался от восторга. А про себя думал: «Попался, голубчик! Хитер! Скромника из себя изображаешь!»
«Волга» между тем проскочила по проспекту Шота Руставели, вышла на Космонавтов и рванула мимо роскошного здания МВД Узбекской ССР. Сирена милицейского эскорта рвала воздух. Водители шарахались к обочине. Ехать было… приятно.
– Но почему не в министерство? – задал резонный вопрос майор Багаев, когда они выехали на Ленинский проспект и катили мимо музея вождя революции.
– Обычай такой! – развел руки полковник Султанов. – Гостя дорогого сначала накормить нужно как полагается, предложить отдохнуть с дороги… Дела никуда не убегут.
И то правда. Перелет утомил Багаева. А тут еще эта невыносимая жара. Все стекла в «Волге» были опущены, и с улицы задувал плотный горячий воздух. После прохладного, дождливого и ветреного Ленинграда, откуда Багаев вылетел в Ташкент напрямую, не заруливая в Москву, столица Узбекистана казалась ему плотно закрытой и раскаленной до невозможности духовкой. Как здесь люди живут?..
За какие-то двадцать минут они пересекли город и выкатили за его пределы. Воздух здесь показался Багаеву прохладнее, на дорогу от высоченных пирамидальных тополей падала густая тень.
«Жигули» сопровождения притормозили у обочины, выключив «мигалку» и сирену, а черная «Волга» свернула с трассы на более узкую дорогу, которую теперь с обеих сторон обступали густые тутовые деревья. Насаждения были столь плотными, что образовывали своеобразный тоннель, защищенный от постороннего глаза. Проезжая часть вела то вправо, то влево, пока наконец не вытянулась в идеальную прямую линию. В конце тоннеля Багаев увидел ворота, занимающие всю ширину дороги. Они отворились как раз в тот момент, когда «Волга» должна была через них проскочить. Водителю не пришлось даже сбавлять скорость. Инстинктивно глянув через плечо водителя, Багаев увидел, что стрелка спидометра незыблемо держалась на отметке 90 км/час. В зеркале же заднего вида он заметил, что, как только они въехали, ворота наглухо закрылись.
Машина только теперь сбавила обороты и плавно притормозила у великолепного одноэтажного дома, расположенного на берегу неширокой реки.
Выйдя из салона и оглядевшись, Иван Иванович понял, что на всем этом огромном участке домов больше нет, а по обе стороны реки раскинулись фруктовые сады, благоухающие зеленью и ароматами яблок, персиков, груш и еще Бог весть чего. Здесь было удивительно тихо и прохладно. Даже не верилось, что всего несколько минут назад они как угорелые неслись по раскаленному городу, обливаясь потом.
– Ну как? – улыбаясь, спросил полковник Султанов.
– Это – рай! – не в силах сдержать восхищения, проговорил Багаев.
– Пойдемте, дорогой! – радушно пригласил полковник, и они проследовали в дом. Но не задержались в роскошных хоромах, украшенных в национальном стиле, а вышли на другую сторону жилища, к самому берегу реки. Здесь над водой была построена просторная веранда, на которой разместились большущий стол, стулья, кресла и диваны. Внизу ласково шумела вода, а сверху опускались изящные плакучие ивы. Стол ломился от угощений. Однако никого из людей Багаев не видел. Видимо, прислуга знала свое место и, будучи отлично выдрессированной, ждала команды от хозяина.
Султанов любезно указал ему на место за столом, а сам уселся рядом. И тут из боковых дверей дома зазвучала узбекская национальная музыка. Оттуда же стали появляться сами музыканты и… девушки. Багаев от неожиданности потерял дар речи.
Танцовщицы были одеты, если можно так выразиться, в прозрачную ткань с многоцветными разводами, под которой – что и поразило майора – не было вообще ничего. То есть в целом они не выглядели совершенно голыми, но и одетыми их назвать не поворачивался язык. Таких красивых и соблазнительных женщин Багаеву не приходилось видеть никогда в жизни. Султанов с довольной улыбкой наблюдал за побледневшим московским гостем. Он не мешал ему до тех пор, пока Иван Иванович сам не отвел от. танцовщиц обезумевший взгляд и не вытер судорожно платком пот со лба.
– Это – Обычай?! – спросил он, совершенно потрясенный происходящим.
…Много было выпито и съедено. Девушки-танцовщицы по команде Султанова осмелели и скинули с себя последнюю одежду. Каждая из них – а их было семеро – успела посидеть у Багаева на коленях. И каждая его успела облобызать. Что творилось с бдительным московским майором, ревностным служакой и опытным сыщиком?
На этот вопрос мог ответить лишь Миркузий Мирвалиевич Султанов, который и приказал повару запарить роскошный узбекский плов дурманящей травкой – гашишем. Отведаешь такой, и на душе праздник, любое горе не беда, море по колено, а мир, кажется, создан только для тебя. Живи и радуйся.


* * *

Утро следующего дня Багаев встретил в том же доме на берегу реки. Проснувшись, он с ужасом обнаружил, что лежит совершенно голый в окружении прекрасного гарема из семи дев. И пробудили-то его девушки – умопомрачительными ласками, которыми издревле славится Восток. Наплевав на все и отогнав от себя пасмурные мысли, Иван Иванович решил было вновь предаться сладостным утехам, но тут в комнате появился Миркузий Мирвалиевич. Он был чисто выбрит, причесан, одет в строгие черные брюки и свежайшую белоснежную сорочку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики