науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

магия помогала им пробиваться сквозь скалу под городом. Одно время поговаривали о том, чтобы сделать подземными все городские стоки. Но осуществление этого замысла угрожало опустошить королевскую казну, и от него благоразумно отказались. Жителям блистательной столицы не оставалось ничего иного, как по старинке выливать нечистоты в привычные наземные канавы, что тянулись посреди улиц. В дождливое время зловонное содержимое вымывалось ливнями, а в сухое в них закачивали воду с реки.За неделю на Новый Виннингэль не упало ни капли дождя. Скопившиеся нечистоты начинали отравлять воздух, однако городским властям было не до промывки канав. Вражеская армия, появившаяся на западном берегу Арвена, заставила их думать о другом. Город спешно запасался водой на случай осады и возможных пожаров.— Нам еще повезло, — сказал Шадамер, обращаясь к спящей Алисе. — А то брели бы мы с тобой по пояс в дерьме. Сейчас, можно сказать, здесь почти сухо.Мальчишками барон и покойный король Хирав не раз бродили по этим туннелям, под любым предлогом исчезая из дворца. Здесь обитали «крысы-вонючки», наверное, ничем не отличавшиеся от всех прочих крыс столицы, но ребята придумали им особое название. Рогатки в руках Хирава и Шадамера силой воображения превращались в арбалеты, а юркие попискивающие крысы — то в диких вепрей, то в троллей или иных чудовищ. Охота всегда заканчивалась купанием в реке. Мальчишки плавали прямо в одежде, дабы избавиться от предательского запаха. Они были искренне уверены, что речная вода полностью смывает все признаки их шатаний по подземельям. После купания Хирав и Шадамер обсыхали на жарком солнце и, уставшие, но довольные, возвращались во дворец. Придворным оставалось только зажимать носы.— Единственной, кого нам удавалось одурачить, была наша милая старая нянька Хэнна, — продолжал вспоминать Шадамер.Барон даже не предполагал, что воспоминания о той беззаботной поре окажутся столь яркими. Двигаясь по извилистому туннелю и бережно неся Алису, Шадамер восстанавливал в памяти все новые и новые проделки своего детства. Ему очень не хотелось признаваться себе, что с каждым шагом он слабеет, а до реки еще далеко.— Наша милая нянька Хэнна… — пробормотал барон, остановившись передохнуть. — Добрейшая была женщина, но простодушная до глупости.Шадамер взглянул на Алису, надеясь заметить ее реакцию, но она не просыпалась. Ничто не могло разбудить его спящую возлюбленную: ни удушливый запах подземных стоков, ни голос барона, ни колеблющийся свет потайного фонаря. Спускаясь в подземелье, он поскользнулся, но, к счастью, не упал. Однако Алиса ударилась головой о ступеньку лестницы. Сон оказался сильнее боли. Шадамера обуял ужас: а вдруг она вообще не проснется? Он слышал про людей, впадавших в беспробудный сон. Не получая пищи, они слабели и умирали от голода. Правда, Бабушка сказала ему, что Алиса проспит целый день, а то и больше. Дабы побороть свои опасения, барон продолжал говорить с нею, надеясь получить хоть какое-то подтверждение, что она слышит его слова.— Представляешь, Хирав всегда врал Хэнне одно и то же, — вспоминал Шадамер. — Он говорил, что провалился в отхожее место. И Хэнна каждый раз верила ему.Шадамер вновь остановился и немного подвинул Алису, чтобы ей было удобнее на его плече. Самому барону приходилось туго: шея, спина, плечи и руки устали и затекли. По лицу катился пот. Шадамеру хотелось передохнуть еще немного, но он боялся, что тогда силы окончательно покинут его и он не сможет идти дальше.— Знаешь, о чем я сейчас подумал? — спросил Шадамер, поднимая фонарь. В этом месте туннель раздваивался. — Шатаясь по подземелью, мы могли двадцать раз погибнуть. Помню, однажды нас застиг ливневый паводок. Я до сих пор удивляюсь, как мы тогда не утонули. Это чудо, что мы оказались вблизи лестницы, выводящей на поверхность, и вскарабкались по ней. Мы с Хиравом были такими дурнями, что даже не испугались. Все это показалось нам просто забавным приключением.«Любезный барон, вы еще помните, как идти дальше? — спросил он самого себя, задумчиво глядя на уходящие во тьму туннели. — Тот, по которому мы шли, — дворцовый. Осталось понять, какой из этих ведет к Храму, а какой — к реке».Барон вытянул руку с фонарем, пытаясь, насколько возможно, осветить первый туннель.— Ага, левый уходит в гору. Значит, храмовый. Остается правый. По нему и двинемся. Теперь вспоминаю: мы с Хиравом всегда ходили по правому туннелю.Шадамер сделал шаг и вдруг почувствовал дрожь в ногах. Тяжело дыша, он прислонился к стене.«Надо немного подрыгать ногами, — сказал он себе. — Прогнать судороги. И тогда я снова буду как огурчик».Шадамер поставил фонарь на землю и опустил шторку. Впоследствии он не раз спрашивал себя: что заставило его заглушить свет? Инстинкт? Привычка, оставшаяся с детства? «В местах опасных тьма надежней света» — отец Шадамера любил повторять это старинное изречение. А может, просто брезгливость? Желудок барона слегка крутило, и лучше было не смотреть на то, куда ступали ноги. Или на него повлияла магия Бабушкиной бирюзы? Ответа Шадамер так и не нашел. Но фонарь он притушил более чем вовремя.Барон осторожно опустил Алису вниз, прислонив ее к закругленной скользкой стене. Ощупью он поправил на ней сбившееся одеяло.— Увы, дорогая, эта гнусная вонь накрепко въедается в одежду. Но не волнуйся: я куплю тебе новое платье.В детстве потолок туннеля казался Шадамеру достаточно высоким. Сейчас же барону приходилось стоять в наклон. У него ломило плечи. Шадамер принялся их растирать. Потом нагнулся к затекшей ноге.«Уже близко, — подбадривал он себя. — Уже совсем близко».— Скедн? — прошипел во тьме явно не Алисин голос.Шадамер оторопел. Голос донесся из правого туннеля. Барон много странствовал, но такой скребущий душу, утробный звук слышал впервые. Он затаил дыхание и замер в ожидании. Он сразу догадался, что означало незнакомое слово. То был вопрос: Ты слышал?Спросивший тоже замер в ожидании. Вскоре ему ответил другой голос:— Н'о скедн.Язык этот напоминал грохот камней, несущихся по склону. Существа, говорившие на нем, явно отличались от тупоумных, медлительных троллей. Вопрос прозвучал повелительно, ответ — почтительно. Похоже, у этих неведомых существ была своя иерархия. И дисциплина, как в армии. Так, может, это и есть армия?«Тааны!» — догадался Шадамер.Люди барона, видевшие таанов, рассказывали ему об этих свирепых чудовищах. Тааны представляли собой нечто среднее между зверями и дикими людьми. Они не передвигались на четвереньках, а оружием владели даже лучше людей. Бесстрашие в бою сочеталось у таанов с превосходной выучкой и изрядной смекалкой.Мозг Шадамера пронзила дикая мысль: что, если нападение таанской армии уже началось? Тогда все укрепления на городских стенах бесполезны, тааны прорвутся в самое сердце Нового Виннингэля. Потом пришла другая мысль, уже здравая: эти варвары достаточно сметливы, чтобы не гнать тысячи своих солдат по узкому туннелю. Скорее всего, тааны отправили небольшой отряд дозорных, дабы отыскать наиболее уязвимые места в обороне города.«Клянусь богами, одно место они уже нашли, раз им удалось сюда пробраться, — мысленно произнес он, продолжая разговор с собой. — А мы попали в ловушку. Совсем как крысы-вонючки».Повернуть назад? Бесполезно. Тааны явно что-то заподозрили; возможно, они слышали его голос. Единственное его оружие — небольшой кинжал, спрятанный за голенищем сапога. Меч и другой кинжал забрали гвардейцы дворцовой стражи, а этот проворонили. И ведь мог бы, пока находился в трактире, взять меч Улафа. Нет, тогда ему было не до меча. Какой там меч, если он едва не потерял Алису? Хорошо хоть, боги вовремя надоумили его опустить шторку в потайном фонаре. Впрочем, может, и не боги, а перенятая у отца привычка. Или собственный здравый смысл подсказал. Шадамер почти вплотную притиснулся к стене. Согнувшись как можно ниже, он старался двигаться медленно и бесшумно. Эх, ему бы сейчас его прежний, мальчишечий рост да умение дышать беззвучно! А тут еще сердце колотится так, что по всему туннелю слышно. Пошарив вокруг себя, барон нащупал крупный камень. Шадамер извлек кинжал, а находку взял в левую руку.Судя по всему, тааны остановились и вслушивались в темноту. Шадамер не шевелился. Они — тоже. Стало настолько тихо, что было слышно, как где-то стучат по каменному полу крысиные коготки.Вдруг кто-то из таанов не то хрюкнул, не то гикнул. У Шадамера зашлось и едва не остановилось сердце. Только тиски воли не дали барону броситься прочь. Раздалось несколько жутких, пронзительных писков, сопровождаемых шуршанием и топотом ног. Потом снова стало тихо.— Рытт, — произнес, смеясь, первый таан.Остальные тоже засмеялись и двинулись дальше.К Шадамеру вернулась способность дышать. По спине барона текли струйки холодного пота.Мелькнул свет факела. Тааны достигли развилки и остановились, решая, куда двигаться дальше. Теперь Шадамер собственными глазами увидел этих свирепых страшилищ.Зрелище это поразило и подавило барона. Все его надежды на то, что Новый Виннингэль сумеет противостоять варварским полчищам, унеслись, как сточные воды, гонимые ливнем.Таанов было пятеро. На их лицах — или мордах? — вместо носа торчало нечто, напоминающее поросячье рыло. Рты, похожие на звериные пасти, были усеяны острыми зубами. Из-под нависающих лбов глядели прищуренные глазки. Чувствовалось, что они, как и голоса, принадлежат разумным существам. Тела таанов были вполне человекоподобными, но массивнее и сильнее, нежели тела людей. Пятерка дозорных была буквально обвешана оружием; помимо их собственного, на вид довольно грубого, Шадамер заметил оружие людей и эльфов. Доспехи представляли собой весьма пеструю смесь; скорее всего, тааны поснимали их с тел своих жертв.Тааны то и дело поднимали головы и принюхивались. Стало быть, запахи говорили им очень многое. Шадамер молча благословил зловоние сточной канавы.Тааны никак не могли решить, по какому из туннелей идти дальше. Возник спор. Руки таанов играли в разговоре не меньшую роль, чем голоса, поэтому Шадамер понимал почти все.Один воин предлагал разделиться; он показал на туннель, откуда вышел Шадамер, и ткнул пальцем себе в грудь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики