науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Его нет в городе. Я отведу вас к нему.— Значит, он покинул город, не став нас искать?Эта новость встревожила Башэ.— У него не было иного выбора, — сухо ответил тревинис. — Ты же знаешь, его арестовали. Когда его везли в тюрьму — она у них на острове, посреди реки, — он сумел бежать. Так мы с ним и встретились. Сейчас не время вдаваться в подробности. Скажу только, что Джессана усиленно ищут. Теперь, думаю, вам понятно, почему он послал меня. А тут еще комендантский час объявили. Слышали небось? Со стражей шутки плохи. Так что вам придется пойти со мной.— Конечно, — согласился Башэ, хватая Бабушку за руку.Старуха словно не чувствовала его прикосновения. Она глядела на свой посох и сердито качала головой.— Башэ! Бабушка! — раздался знакомый голос. Вскоре показалась и фигура знакомого человека, бегущего к ним. — Благодарение богам, наконец-то я вас нашел!— Улаф! — радостно замахал руками Башэ. — Это друг, — пояснил он тревинису.— Хорош друг, — презрительно хмыкнул недовольный тревинис. — Бросил вас одних и только теперь спохватился.Воин крепко взял Башэ за руку.— Этот человек — виннингэлец, а потому не заслуживает доверия. Пойдемте-ка отсюда побыстрее.— Прошу, отпусти меня, — вежливо, но твердо сказал Башэ.Порою тревинисы забывали, что не все отличаются такой же силой, как они.— Не думаю, чтобы ты хотел сделать мне больно. Но у тебя очень сильная рука. Мы обязательно пойдем с тобой, только не сразу. Я должен все объяснить Улафу. Он совсем не виноват, что мы потерялись. Мы сами виноваты. Увидели скачущих всадников и бросились прочь.Тревинис отпустил руку пеквея, однако вовсе не обрадовался такому повороту событий. Башэ это не удивило. Тревинисы не любили городов и с недоверием относились к городским жителям.Бледное лицо Улафа раскраснелось от быстрого бега, а волосы взъерошились. Дружелюбный, незлобивый человек, он почти не сердился на пеквеев за их исчезновение.— Я просто обыскался вас, — с улыбкой сказал Улаф. Если присутствие незнакомого тревиниса и удивило его, внешне это никак не проявлялось на его лице. — Барон Шадамер сильно волновался, когда вы пропали. О, да здесь, похоже, произошло небольшое сражение.Улаф мельком взглянул на двух контрабандистов, по-прежнему валявшихся без сознания, потом повернулся к тревинису. Воина он рассмотрел очень внимательно.— Это — дело рук вашего друга? — спросил Улаф, кивнув в сторону контрабандистов. — Кстати, как его зовут?— Меня зовут Огненный Смерч, — хмуро ответил тревинис — Я сделал то, что должен был сделать. Защитил слабых, раз их было некому защитить. Эти негодяи собирались похитить их и превратить в рабов. Думаю, тебе известно, что в вашем городе до сих пор торгуют пеквеями. Но можешь не волноваться: теперь я о них позабочусь. Передай своему хозяину, что они в безопасности. Идемте, Джессан вас уже заждался.— Прости, Улаф, но мы должны пойти с Огненным Смерчем, — сказал Башэ, поправляя лямки мешка.Он снова взял за руку Бабушку, сердито постукивавшую своим посохом по стене.— Видишь, Джессан послал за нами своего друга.— Джессан? — удивленно переспросил Улаф. Он попристальнее вгляделся в лицо тревиниса. — Джессан сейчас находится вместе с бароном Шадамером.— Ты ошибаешься, — возразил Башэ. — Джессана арестовали и повезли в тюрьму на острове. Огненный Смерч помог ему бежать, а может, он бежал сам и потом с ним встретился. Дело не в этом. Джессан послал Огненного Смерча, чтобы тот разыскал нас в городе. Теперь мы должны идти.— Джессан был арестован? И, говоришь, ему удалось бежать? Какая удивительная история.Улаф схватил тревиниса за руку.— Я обязательно должен услышать, как это было! Здесь неподалеку есть подходящее местечко — трактир «Толстуха Тэбби». Огненный Смерч, если ты расскажешь мне эту историю со всеми подробностями, я щедро угощу тебя элем.Тревинисский воин отпихнул его руку и сердито сверкнул глазами на пеквеев.— У нас нет времени на пустые разговоры. Так вы идете? — сурово спросил он.— Вы все равно не сумеете выбраться из города, — спокойно возразил Улаф. — Разве вы не слышали колокольный перезвон? Главные городские ворота закрыты до утра, а может, и дольше. Почему бы нам не пойти в этот трактир? Посидим в тепле, перекусим.— Что же нам теперь делать? — тихо спросил Башэ на пеквейском языке.— Ты о чем? — переспросила Бабушка, словно не поняв его вопроса.— Я спрашиваю: идти ли нам с Улафом в этот трактир или отправиться с Огненным Смерчем к Джессану? Мне очень хочется увидеть Джессана, но Улаф говорит, что ворота закрыты. И до реки путь неблизкий, а я действительно проголодался. Мы же с самого утра ничего не ели.Бабушка сердито разглядывала свой посох.— Глаза видят что-то ужасное, причем совсем близко, но что именно и где — не говорят.Башэ повернул голову в сторону сточной канавы с ее выразительным запахом свежего дерьма, затем взглянул на двоих злоумышленников. Те стонали, медленно приходя в себя.— Мы же с тобой в городе, — сказал он Бабушке. — Вокруг нас полно зла!— Это мой город снов, — огрызнулась она.— Прости, я забыл, — вздохнул Башэ.Бабушка вновь ударила посохом о стену, будто надеялась получить от нее ответ, потом прошептала внуку на ухо:— По правде сказать, я, наверное, ошиблась. В моем городе снов не может быть столько людей и такого отвратительного запаха. Вряд ли я соглашусь здесь умереть, — решительным тоном заключила она.— Я только рад, — сказал Башэ.Он заметил, что тревинисский воин начинает терять терпение.— И все-таки что нам делать? — вновь спросил Башэ у Бабушки. — Пойти вместе с Улафом в его трактир? Или идти с Огненным Смерчем?— По-моему, выбор у нас невелик, — ответила старуха, мельком взглянув на обоих людей. — А этот Огненный Смерч что-то не договаривает. Почему Джессан сам не пришел за нами? Он не из тех, кто перекладывает свои обязанности на других. И если он послал вместо себя другого, значит, дела совсем плохи. Про Улафа скажу тебе так: виляет хвостом, как игривая собачонка, а сам стережет нас, как кот.Бабушка передернула плечами.— В одном ты прав. Время уже позднее, и я проголодалась. Ты раздобудешь нам чего-нибудь поесть? — спросила она Улафа, перейдя на эльдерский язык.— Все, что вы оба пожелаете, — пообещал Улаф. — Но нам надо спешить. Комендантский час вот-вот начнется, и тогда нас могут арестовать. Тебе придется пойти с нами, Огненный Смерч. Думаю, тебе вряд ли захочется отвечать на кучу вопросов по поводу тех двоих молодчиков.— Да, уж лучше пойти в твой трактир, — нехотя согласился тревинис.Он протянул руку, намереваясь взять мешок Башэ.— Ты, видно, устал таскать такую ношу. Дай-ка я понесу.Башэ накрепко вцепился в мешок. После недавних слов Бабушки этот тревинис стал вызывать у него подозрение. Раньше, живя в деревне, Башэ верил всем подряд. Теперь он, похоже, вообще перестал доверять кому-либо. И потом, они были не в родной деревне, а в городе. Башэ ненавидел этот город, причем настолько, что от ненависти у него свело живот и он позабыл про еду.— Спасибо за помощь, Огненный Смерч, но я вполне могу нести мешок сам, — сказал Башэ.— Как знаешь, — равнодушно пожал плечами тревинис.— Хватит скулить, — прикрикнула Бабушка на свой посох с агатовыми глазами. ГЛАВА 2 — Свет! Нам нужен свет! — крикнула Алиса, пытаясь унять дрожь в пальцах и побороть страх.«Только не поддаваться панике», — мысленно твердила она себе. Алиса дотронулась до шеи барона Шадамера. Пульс едва прощупывался, но главное — барон пока был жив. Однако ее пальцы ощущали холодность его кожи, а уши слышали учащенное, сбивчивое дыхание. Барона ранили — Алиса сразу заметила кровь на его рубашке. К тому же он потратил немало сил, когда они бежали сюда. Правда, барон своим всегдашним насмешливым тоном, издеваясь над собственной персоной, заверял Алису, что его рана — «всего лишь царапина».Шадамер немало взбудоражил и зевак, и королевских гвардейцев, выпрыгнув с пятого этажа громадного дворца. Стража подняла тревогу и пустилась в погоню за беглецами, в числе которых, помимо самого Шадамера, были Алиса, Джессан и двое эльфов. Барону удалось обмануть преследователей и темными переулками добраться сюда. Но едва оказавшись в кладовой трактира, Шадамер упал без сознания. Окон в кладовой не было, а дверь пришлось плотно закрыть на случай, если стража сунется в трактир. В спешке никто не догадался захватить с собой свечу или фонарь.— Джессан, сбегай в зал за свечкой или фонарем. Это не все. Мне еще нужна вода и «вино духа». Это такая крепкая настойка. И никому ни слова. Понял?Предостережение было излишним. Алиса вспомнила, что в течение нескольких недель, с самого момента появления в Крепости Шадамера, скрытный тревинис едва ли сказал ей два десятка слов, да и те были лишь ответами на ее вопросы. Как и все тревинисы, Джессан не видел смысла в пустой болтовне и говорил лишь в тех случаях, когда требовалось сказать важное. В остальное время он молчал.Джессан и сейчас обошелся без лишних расспросов. Он попросту отправился выполнять поручение. Алиса слышала, как он пробирался к двери, отпихивая ногами ящики и спотыкаясь впотьмах о бочки. Потом лязгнул засов, и дверь со скрипом отворилась.Тьма сменилась полумраком. Из трактирного зала пахнуло спертым воздухом вперемешку с табачным дымом. Склонившись над Шадамером, Алиса всмотрелась в его лицо. У нее сразу же перехватило дыхание, а сердце сжалось от страха. Лицо барона было как у восковой статуи, без малейших следов румянца. Губы приобрели синюшный оттенок, щеки ввалились. Лоб Шадамера был холодным и липким от пота, а длинные курчавые волосы пропитались влагой. Когда Алиса осторожно коснулась его лба, барон вздрогнул. Лицо его перекосилось от боли.Дверь закрылась, и вернулась тьма. Алиса осталась наедине с нею и с едва дышащим Шадамером. Вздорным, вспыльчивым, раздражающим своей беспечностью Шадамером, наделенным щедрым сердцем и благородной душой. Она любила и ненавидела этого отчаянного дурака, этого несносного шалопая. А теперь он умирал. Алиса чувствовала его приближающийся конец с той же определенностью, с какой знала, что они созданы друг для друга. Так ли уж важно, признавались они в любви друг другу или нет… Шадамер умирал, и Алиса была бессильна спасти его, ибо не знала причины.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики