науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— А вот при чем. Я видел Шадамера и в бою, и во время пирушек. Но я никогда не видел его испуганным. Там, во дворце, я вдруг впервые увидел на его лице страх. Что-то испугало его настолько, что барон опрометью бросился к окну, разбил толстое стекло и выпрыгнул с пятого этажа. Я хочу знать, что именно.Ригисвальд покачал головой и сделал шаг к двери.— Тогда скажите мне другое, — продолжал Тасгалл. — Часть священного Камня Владычества, переданная когда-то людям… она сейчас у барона Шадамера?Ригисвальд сделал еще несколько шагов.— Господин Ригисвальд! — Тасгалл старался говорить спокойно, но только воля помогала ему сдерживать ярость. — Я отвечаю за жизнь горожан, жизнь Почтенных Братьев, не говоря уже о жизни малолетнего короля. Если вы знаете нечто такое, что могло бы помочь спасти эти жизни, но упорствуете и молчите, ваши руки обагрятся кровью ни в чем не повинных людей.Ригисвальд вновь обернулся.— Вам незачем так беспокоиться за жизнь юного короля. Юный король мертв.— Быть этого не может! — с жаром воскликнул Тасгалл. — Я только что из дворца. Когда я уходил, король спокойно спал.— Куда уж спокойнее, — сказал Ригисвальд. — На речном дне, должно быть, и впрямь спокойно. А тот юный король, которого вы видели во дворце, — это врикиль.У Тасгалла отвисла челюсть. Темные глаза вспыхнули гневом.— Где барон Шадамер? — сдавленным голосом спросил он.— Ну вот, с чего начали, к тому и вернулись, — вздохнул Ригисвальд. — Я буду вынужден опять сказать тебе, что не знаю, где барон. Ты назовешь меня лжецом. Мне ничего не останется, как уйти отсюда.— Нет, господин Ригисвальд, — сказал Тасгалл. — Это мне ничего не остается, как уйти отсюда.Он прошел мимо Ригисвальда, вышел за дверь и скрылся в темноте коридора.— Я же говорил, что тебе не понравится мой ответ, — бросил ему вдогонку Ригисвальд.Тасгалл не обернулся.— Да помогут нам боги, — пробормотал Ригисвальд.Впервые в жизни он был почти готов молиться. *** Дагнарус, Владыка Пустоты, стоял на западном берегу реки Арвен и глядел на Новый Виннингэль — город, который он собрался завоевать. Он был один, невидимый для посторонних глаз. От них его заслоняла магия Пустоты.Поодаль в ночной темноте ярко горели костры. Вокруг них сидели тааны и наперебой говорили о своих грядущих подвигах, которые они совершат, едва только прозвучит сигнал к наступлению.Дагнарус смотрел на Новый Виннингэль, но города не видел. Он видел другой город на берегу другой реки. Город, опоясывающий белые мраморные скалы, город водопадов и радуг. Дагнарус видел тот Виннингэль — его родной город. Город, где он был рожден, чтобы повелевать миром.Когда Дагнарус жил в Виннингэле, он даже не замечал ни мраморных скал, ни радуг. Он едва ли останавливал взгляд на водопадах. Те же скалы интересовали его лишь как удачное дополнение к оборонительным сооружениям города. И только потом, когда от Виннингэля остались одни развалины, он с тоской воскрешал в памяти знакомые очертания. В том числе и радуги. И то он запомнил не столько их, сколько восторженные слова Гарета, впервые обратившего его внимание на это чудо.Вспоминая тот, прежний Виннингэль и глядя на нынешний, который построили в честь прежнего (и, конечно же, желая превзойти его величие), Дагнарус наконец понял, что не дает ему покоя, что наполняет горечью его мысли о завтрашнем сражении. Он, словно влюбленный ревнивец, мог бы взять предмет своей любви силой, но насилие уничтожало любовь. Нет, он хотел, чтобы возлюбленная сама пришла к нему; чтобы, исполненная желания, она смиренно простерлась перед ним и поклялась в своей любви и верности только ему и никому другому. Послать на завоевание города своей мечты армию таанов — все равно что связать возлюбленной цепями руки, натешиться вдоволь ее плотью, а потом бросить ее, обесчещенную и окровавленную, умирать на обочине.Он мог бы сам отправиться к возлюбленной и попытаться завоевать ее сердце. Но что делать с несколькими тысячами таанов, жаждущих ее крови?Дагнарус опустил руку на Кинжал Врикиля.— Шакур, — позвал он своего главного подручного — первого врикиля, которого он сотворил этим кинжалом.Шакур. При жизни — беглый солдат, потом — отъявленный преступник, превращенный Дагнарусом в свое послушное орудие.Время медленно тянулось. Шакур не отвечал.Дагнарус раздраженно позвал снова. Он был повелителем всех созданных им врикилей. Пусть о ком-то из них он забывал на долгие месяцы, но когда бы он ни позвал, каждый врикиль был обязан немедленно ответить.— Слушаю, мой повелитель, — раздался наконец голос Шакура.— Ты заставляешь меня ждать.— Простите, мой повелитель, но здесь все время толклись люди.— Надо было давно их отослать. Как-никак ты же король.— Возможно, я и король. Но для них, мой повелитель, я — прежде всего ребенок, — ответил Шакур. — Эти глупцы кудахчут надо мной, точно старые клуши. Особенно сейчас, когда городу угрожает армия чудовищ.— Какие настроения в городе?— Страх, паника, — ответил Шакур. — Они ввели военное положение. Городом управляют боевые маги. На улицах полно солдат. Городские ворота закрыты. Никого не впускают и не выпускают. В гавани — ни одного корабля.— Кто-нибудь еще раскусил тебя?— Пока что только барон, но и он, скорее всего, уже мертв.— Скорее всего? И ты не знаешь наверняка, так это или нет?— Дворцовая стража продолжает искать барона, но пока не нашла. Я ударил его кровавым ножом. После таких ран не выживают.— Мне остается лишь надеяться, что это так. Тебе же будет хуже, если нет.Промашка Шакура сильно раздосадовала Дагнаруса. Когда-то Шакур был лучшим среди врикилей: самым сильным и безжалостным. Но с недавних пор он стал совершать промах за промахом, и все они дорого стоили Дагнарусу. Ничего удивительного: Шакуру почти двести лет. Только Пустота поддерживает его смердящий труп, не давая сгнить окончательно. Но теперь Шакуру требуется все больше и больше чужих душ, и потому он вынужден убивать все чаще и чаще. У него даже появилось нечто вроде сентиментальности. И беспечность, что уж вообще никуда не годится.Дагнарус тронул пальцами лезвие Кинжала Врикиля, давшего Шакуру это жалкое подобие жизни. В любое мгновение Дагнарус мог ее оборвать.— Когда вы собираетесь напасть на город, мой повелитель? — спросил Шакур, благоразумно решив направить разговор в другое русло. — Завтра утром?— Я не собираюсь нападать, — ответил Дагнарус.— Не собираетесь?В голосе ошеломленного Шакура звучало неподдельное изумление. Ведь почти двести лет они с Дагнарусом делали все мыслимое и немыслимое ради этой минуты.— Днем я въеду в Новый Виннингэль под белым флагом перемирия. Я потребую встречи с тобой — юным королем. Изволь сделать так, чтобы меня непременно допустили к тебе.— Повелитель, мне не нравится ваш замысел. Городу не выстоять против таанов. Вы легко овладеете им.— Мне ровным счетом наплевать на то, что тебе нравится или не нравится, Шакур. — Пальцы Дагнаруса сдавили рукоятку кинжала. — Ты осмеливаешься постоянно оспаривать мои решения. Меня это начинает раздражать. Ты кажется, забыл, что обязан беспрекословно подчиняться мне всегда и во всем.— Я помню, мой повелитель.— Перестань забивать себе голову поисками Камня Владычества. Я изменил тактику. Мне нужно было давно это сделать.— Вы поручили поиски другим врикилям, мой повелитель?— Нет, Шакур. Незачем понапрасну тратить силы на поиски. Я все устроил так, что все четыре части Камня Владычества сами явятся ко мне. Две из них уже в пути.— Замечательно, мой повелитель. Мы всегда найдем чем занять освободившихся врикилей. Думаю, вы знаете, что Джедаша не стало?— Невелика потеря, — ответил Дагнарус.— Конечно, мой повелитель. А что касается нападения на Новый Виннингэль — мне кажется…— А не пора ли нашему малышу спать? — перебил его Дагнарус. — Хочешь, чтобы к тебе опять вбежала свора нянек — поправлять постельку и целовать «их величество» в курчавую головку?Шакур молча сопел, сдерживая гнев. Дагнаруса это забавляло: поделом ему.— И все-таки, мой повелитель, что вы намерены сделать завтра? — наконец спросил присмиревший Шакур.— Стать королем Виннингэля, — ответил Дагнарус. ГЛАВА 14 Ожидание вражеской атаки окончательно добило жителей Нового Виннингэля. Еще вчерашним утром, когда солдаты глядели с городских стен на силы звероподобных чудовищ, у них в крови закипала ненависть. Их охватывала ярость, сопутствующая началу любого сражения. Но враги почему-то не нападали, и кровь начала остывать, а ярость и ненависть уступили место сомнениям и ужасу. Так прошел весь день. Когда в темноте на западном берегу реки Арвен вспыхнули десятки вражеских костров и небо приобрело зловещий багровый оттенок, жуткие крики таанов заставили похолодеть не одного храброго вояку. Всех, кто не стоял в дозоре, офицеры отправили спать, но стоило солдатам заснуть, как очередной душераздирающий крик таанов заставлял их вскакивать и начисто прогонял сон.Сегодня солдаты глядели на вражеские цепи угрюмо и настороженно. Они терли покрасневшие от бессонной ночи глаза. Вчерашняя уверенность сменилась растерянностью. Командиры делали все, чтобы поднять боевой дух войск, но эти усилия по большей части пропадали даром. Солдаты либо бормотали что-то себе под нос, либо оцепенело молчали.Ригисвальд проснулся на рассвете. Его разбудило знакомое грызущее ощущение в животе, которое всегда предшествовало каким-либо малоприятным или совсем неприятным событиям. Другой человек назвал бы это предчувствием и стал утверждать, что оно исходит от богов. Ригисвальд считал, что оно исходит из его мозга, продолжавшего усердно работать, пока тело спало. За эти дни старый маг перечитал о Камне Владычества все, что сумел найти. Голова Ригисвальд а была полна сведений о короле Тамаросе, принце Дагнарусе и старшем сыне Тамароса — несчастном короле Хельмосе, погибшем при осаде Старого Виннингэля. Но интереснее и содержательнее всего оказались воспоминания, написанные неким Эваристо, который в детские годы Дагнаруса был его учителем.Эваристо жил в Старом Виннингэле, но сумел избежать участи большинства горожан, погибших при осаде города войсками Дагнаруса, успевшего стать Владыкой Пустоты. Судьба уберегла Эваристо, и незадолго до трагического события он с семьей отправился в Краммс навестить дядю жены.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики