науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ригисвальд подозревал, что его предупредил Гарет. Этот Гарет, взятый к принцу Дагнарусу в качестве мальчика для битья, не только принимал наказания за его высочество. Он и учился за принца, и Эваристо был весьма им доволен. Впоследствии Гарет стал могущественным магом Пустоты. Считалось, что это он силою чудовищных заклинаний осушил реку Хаммеркло, лишив Старый Виннингэль главной защиты. Королевские войска были застигнуты врасплох и почти поголовно уничтожены армией Дагнаруса.Эваристо не скрывал своего восхищения Гаретом и писал, что всеми силами старался вывести этого способного мальчика из-под влияния принца. Но не сумел. Гарет искренне любил Дагнаруса и навсегда остался его верным и преданным другом. Эваристо не сомневался, что эта дружба и погубила Гарета. Дагнарус, обладавший магнетическим взглядом змеи и умевший очаровывать других, терзался угрызениями совести не больше, чем гадюка.Из записок Эваристо Ригисвальд немало узнал о личности Дагнаруса. Старый маг был, пожалуй, единственным в городе человеком, которого не удивляло, что Дагнарус откладывает нападение. Когда в обеденном зале, где Ригисвальд доканчивал свою трапезу, вдруг появился боевой маг, его это тоже не удивило.— Господин Ригисвальд, я послан к вам Высокочтимым Верховным Магом Кловис, — объявил боевой маг.Ригисвальд не помнил, чтобы боевые маги когда-нибудь исполняли роль посыльных.— Ее светлость просит вас незамедлительно явиться во дворец.Ригисвальд продолжал спокойно управляться с тушеной курицей. Его аппетит вызывал искреннюю зависть у стайки насмерть перепуганных послушников, которым еда не лезла в горло.— Это арест? — наконец спросил Ригисвальд.Вопрос озадачил боевого мага.— Нет, господин Ригисвальд. Вы входите в число старейших и наиболее уважаемых магов Храма, которых пригласили во дворец на встречу с регентом и его величеством.«Вчерашней ночью Тасгалл едва ли не допрашивал меня, как преступника, — подумал Ригисвальд. — А сегодня — надо же! Я превратился в „старейшего и наиболее уважаемого мага“». Ригисвальд про себя усмехнулся и сказал боевому магу, что придет. Потом он доел тушеную курицу и стал переодеваться. Облачившись в свой лучший наряд, Ригисвальд неспешно зашагал по широкой площади, отделявшей Храм от королевского дворца.День был пасмурным. Над городом висел легкий туман. С серых небес моросил дождь. На улицах, кроме отрядов городской стражи и бродячих собак, не было ни души. Облака, паутина дождя, пустые улицы и мысль о неотступно надвигавшейся беде — все это угнетало Ригисвальда. Сюда примешивалось еще какое-то чувство, в котором он никак не мог разобраться.Ригисвальд не был идеалистом. Он воспринимал людей такими, какие они есть: в основном глупыми, хотя и не лишенными добросердечности. Выдающиеся личности попадались ему редко. Поскольку Ригисвальд не ожидал от людей многого, он не испытывал и горечи разочарования. С годами он убедился, что чистое зло, так же как и чистое добро, встречается редко, и они уравновешивают друг друга. Большинство же людей постоянно колеблются между добром и злом, склоняясь то в одну, то в другую сторону.Взять, к примеру, этого Дагнаруса. Насколько все обстояло бы проще, будь принц воплощенным злом, каким-нибудь чудовищем вроде тролля, для которого терзать и мучить столь же естественно, как есть и спать.— Но Дагнарус — вовсе не тролль, — рассуждал вслух Ригисвальд. — Конечно, он — Владыка Пустоты, и ее сила помогает ему без конца продлевать собственную жизнь. Однако во всем остальном Дагнарус — такой же человек, как любой из нас. Правда, у него есть одно преимущество: он способен заглянуть в наши сердца, а его сердце для нас закрыто. Если бы нам удалось заглянуть к нему в сердце, что бы мы там увидели? Думаю, очень и очень многое нас попросту ужаснуло бы. А многое оказалось бы вполне знакомым.Ригисвальд покачал головой.— Возможно, в том-то и скрыта истинная причина нашей боязни. Мы боимся заглянуть к нему в сердце, поскольку страшимся увидеть самих себя. Но ведь кто-то должен это сделать. Непременно должен.Парадный дворцовый вход тщательно охранялся. Помимо гвардейцев, там находился один из боевых магов. В руках он держал список приглашенных на встречу с регентом и его величеством. И всегда — сначала регент и только потом король. Малолетний король являлся чем-то вроде довеска.«Должно быть, это невероятно злит врикиля», — думал Ригисвальд, пока дворцовый слуга вел его через пышные залы с мраморными полами, обилием позолоты и бархатных шпалер. Хочешь не хочешь, а изволь поддерживать облик ребенка и не делать ничего такого, что могло бы вызвать подозрение окружающих. Но стараться быть пай-мальчиком — еще не все. Врикиль обязан следить за событиями и управлять ими так, как угодно его хозяину.Если не случится никаких иных развлечений, можно будет хотя бы позабавиться, наблюдая за врикилем в королевском обличье. «Интересно, как себя поведет этот „мальчишка“», — подумал Ригисвальд. *** По требованию регента местом встречи был выбран зал Славы Былых Времен, названный так из-за четырех громадных фресок с видами Старого Виннингэля. Неужели регенту было невдомек, до чего же едкой насмешкой оказался ее выбор? Говорить об осаде Нового Виннингэля войсками Дагнаруса, собравшись в зале, напоминающем про осаду Старого Виннингэля, предпринятую все тем же Дагнарусом!Конечно невдомек. Ригисвальд сомневался, что Кловис вообще способна чувствовать иронию. Мышление регента, как и ее внешний облик, отличалось тяжеловесностью. Такие люди, если их посещает вдохновение, укладывают его на наковальню разума, бьют по нему молотом, а потом хватают клещами и опускают в холодную воду, чтобы навсегда заморозить. Вероятнее всего, Кловис искренне думала, что этот зал вдохновит собравшихся. На Ригисвальда он подействовал совсем наоборот. Даже серятина за окном — и та не столь угнетала, как зал Славы Былых Времен, на самом деле воспевающий поражение, разрушение и смерть.Необъятный круглый стол, обычно стоявший посреди зала, был убран. Вдоль стен поставили стулья. Приглашенные, однако, предпочитали стоять, сгрудившись кучками. В люстрах ярко горели свечи. Чтобы не таскать в зал громоздкие лестницы, люстры снабдили хитроумными блоками, позволявшими слугам достаточно легко подымать и опускать их. Ригисвальд с интересом разглядывал этот механизм, пока на его накидку не попал кусочек расплавленного воска. Старик поморщился и сразу же отошел.Напряженность в зале была весьма ощутимой. Торопливо входили все новые приглашенные. Ненадолго задержавшись у входа, они мрачным взглядом обводили толпу собравшихся, потом направлялись к друзьям и вступали в невеселый разговор. Чувствовалось, что все находятся на пределе. Люди перемещались от одной кучки к другой. То и дело среди общего гула взвивался чей-то сердитый голос, поспешно заглушаемый шиканьем собеседников.В зале уже собрались главы всех Орденов Храма, старшие офицеры Королевской гвардии и городской стражи. Здесь же находилось несколько баронов, имевших дома в Новом Виннингэле и поместья в окрестностях. Не обошли приглашением и главного казначея. Ригисвальд был знаком почти со всеми из них. Некоторых он видел впервые: например, этого дородного господина в богатом, но не вычурном наряде. Скорее всего, из среднего сословия. Краем уха Ригисвальд услышал, что этот человек — предводитель Содружества торговых гильдий.Отсутствие Владык сразу же бросалось в глаза.Кое-кто из глав Орденов кивнул Ригисвальду, но ни один не подошел и не заговорил с ним. Ригисвальда недолюбливали. Его это не огорчало. Ему даже нравилось оставаться наедине с собой, не влезая в нашпигованные страхом и безысходностью разговоры. Ригисвальд медленно бродил по залу, прислушиваясь к тому, о чем говорят другие. Вскоре он заметил еще одного человека, занятого тем же самым. То был глава Ордена Инквизиторов.Невзирая на общий страх и озабоченность, единодушия в зале не было. Баронов и военных задевало то, что после смерти короля Церковь узурпировала власть. По мнению баронов, регента следовало выбирать среди них. Военные их поддерживали, считая Церковь причиной того, что виннингэльская армия многие годы подряд находится в плачевном состоянии. Церковь имела свое воинство, состоящее из боевых магов, но они подчинялись только главе Ордена. Правда, боевые маги всегда были готовы прийти на помощь военным, но те им не доверяли. Бароны и гвардейские офицеры довольно громко шептались о якобы существующем заговоре. Разумеется, вдохновительницей заговора называли все ту же Церковь, только и мечтавшую упразднить законную королевскую власть. Вражеское нападение представлялось им либо уловкой, либо частью заговора, либо… дальше уже следовали и вовсе нелепые предположения.Перейдя туда, где собрались маги, Ригисвальд услышал схожие разговоры — единственно, злодеи и защитники поменялись ролями. Маги утверждали, что бароны вступили в сговор с врагами, дабы уничтожить Церковь. Вражеская армия была частью их заговора, уловкой и так далее.Ригисвальд не питал симпатий к регенту. Кловис отличали скудоумие и косность. Однако, невзирая на недостатки, она была женщиной богобоязненной, верной королю и государству. Бароны и гвардейцы тоже были людьми богобоязненными и верными. Когда их страсти поулягутся, им стыдно будет вспоминать, какой вздор они несли в этом зале. Но Пустота не дремала. Она сейчас плела свои незримые сети, вовсю играя на страхе и недоверии, дабы разделить тех, кому надлежало бы стоять рядом.Из всего, что ему довелось услышать, Ригисвальд согласился лишь с мнением одного барона. Глядя на фрески, живописующие славу Старого Виннингэля, барон назвал выбор зала «богомерзким».Запели трубы, и в зал вступили гвардейцы королевской стражи. Выстроившись посередине, они медленно и церемонно ударяли в пол тупыми концами копий, дабы утихомирить собравшихся.— Его величество король!Разговоры стихли. Все, кто находился в зале, застыли в низком поклоне. Окруженный гвардейцами, в зал вошел невысокий, хрупкий мальчик с сонными глазами. За ним шествовала регент в сопровождении Тасгалла. Тот явился в полном парадном облачении.Ригисвальд знал Кловис не один десяток лет, еще со времен, когда они оба были послушниками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики