науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Внутри было тихо. Вольфрам не отваживался войти внутрь. Что-то его не пускало.— Попроси их уйти, — обратился он к Колосту. — Мне трудно думать, когда они здесь.Колост хотел было возразить, но не стал. Он подошел к собравшимся и что-то негромко им сказал. Бросив несколько любопытных взглядов в сторону Вольфрама, дворфы разошлись. Только одна женщина упрямо продолжала стоять возле шатра. Ее волосы разметались по плечам. У дворфов это было знаком траура. Женщина стояла молча. Безмолвствовали и ее глаза. Застыв на месте, она наблюдала за Вольфрамом и Колостом.— Это мать одного из убитых Детей, — тихо пояснил Колост. — Она их нашла… Тогда.Вольфрам мельком взглянул на женщину и тут же отвел глаза.— Пусть остается.На пороге он немного задержался, набрал полные легкие воздуха и шагнул внутрь. Следом вошел Колост.Это был самый обыкновенный шатер, в каких живут кочевые дворфы. Он был сшит из шкур. Окном служило отверстие вверху. Через него же внутрь поступал свежий воздух. Вольфрам поежился — в шатре было прохладно.После залитой солнцем площади глаза не сразу привыкли к полумраку. Вольфрама захлестнули картины прошлого; они перемешались с тем, что его окружало сейчас. На какое-то мгновение время перестало существовать. Все вокруг было таким знакомым и одновременно незнакомым. Ужасающе незнакомым.— Здесь ничего не трогали, — сказала женщина, останавливаясь на пороге. — Я не позволила. Только… тела убрали. Теперь мой мальчик бежит вместе с Волком.— Я разделяю твою боль, — хрипло произнес Вольфрам.— Ты ведь тоже из Детей Даннера? — спросила женщина.— Откуда ты знаешь? — встрепенулся Вольфрам.От изумления он даже не стал отрицать этого.— Ты не похож на нас, — объяснила ему мать убитого мальчика. — У тебя в глазах нет вины. Ты глядишь сердито. Я знала, что рано или поздно кто-то из Детей Даннера здесь появится. Потому не позволяла ничего трогать и ждала.— А что, кроме меня, никто больше не приходил? — спросил Вольфрам.— Может, и приходили. Но у них не было такого жгучего гнева, как у тебя.Вольфрам помнил всех Детей Даннера своего поколения. Считая его и Гильду, их было шестеро. Где-то они теперь? Он решил, что лучше об этом не спрашивать.Колост стоял в стороне, не желая ему мешать. Женщина так не переступала порога шатра.Вольфрам подошел к алтарю — простому ящику из досок, накрытому конской попоной. Попона тоже была ветхой и выцветшей. Прежде чем она попала в святилище, ее палило солнце, поливали дожди и обдували ледяные ветры. Никому и в голову не приходило заменить ее, поскольку она вроде бы принадлежала самому Даннеру. Кто знает, так оно или нет? Камень Владычества обычно лежал посередине, над самым отверстием в шатре. Когда солнце стояло высоко в небе, Камень искрился множеством крошечных радуг. Вместе с детьми они кружились и плясали.… Деревянный алтарь был разнесен в щепки. Смятая попона валялась на полу. Ее покрывали красно-коричневые пятна, глубоко въевшиеся в ткань. И сейчас еще в воздухе отчетливо пахло кровью.Вольфрам огляделся. Кровь была и на стенах, где когда-то плясали маленькие радуги.Попона незаметно выпала из его рук. Вольфрам принялся сосредоточенно рыться в обломках и мусоре, прекрасно сознавая, что не найдет там Камня Владычества. Но он не мог просто так стоять и смотреть. Конечно же, убившие Детей забрали и Камень, ради которого явились сюда.Вольфрам вышел наружу. Колост тоже покинул шатер. Лицо Предводителя предводителей было серьезным и скорбным.Женщина стояла у входа, закутавшись в платок.— Я — Вольфрам, один из прежних Детей Даннера. Колост попросил меня помочь ему найти Камень Владычества и отомстить за убийство нынешних Детей.Женщина кивнула.— Мое имя — Дрин. Я расскажу тебе все, что знаю. Мой сын был одним из них. Тогда я считала это просто детской забавой. Я — пряха, тем и зарабатываю на жизнь. Сижу дома дни напролет, не разгибая спины. Я никогда не держала сына на привязи. Пусть бегает где хочет, только бы не набедокурил. Остальное меня не заботило.Из глаза Дрин выкатилась слезинка и медленно поползла по щеке.— Муж мой — башмачник. Он всегда был очень строг к нашему Рульфу. Если мальчишка запаздывал к ужину, муж посылал меня его искать. Раньше Рульф носился по улицам. Но с какого-то времени я всегда находила его здесь, в шатре. Он сидел вместе с другими детьми, и они рассказывали какие-то сказки. Или истории.По второй щеке Дрин тоже поползла слезинка.— Когда я приходила за Рульфом, дети затевали игру, будто я — враг и хочу украсть Камень Владычества. Они хватали деревянные палки и вставали вокруг Камня, чтобы его защищать.Женщина подняла глаза на Вольфрама.— Рульфа я тогда увидела самым первым. Он лежал у входа, с палкой в руке. Видно, его первым и убили.Вольфрам провел рукавом по лицу. Внешне могло показаться, что он вытер нос.— Поужинав, Рульф опять шел в шатер, — продолжала Дрин почти шепотом. — Несколько детей были бездомными, а потому они и ночевали в шатре. Но Рульф всегда возвращался домой… В тот вечер его долго не было. Отец сильно разгневался. Мы ждали до полуночи, и тогда я пошла его искать…— Я знаю, Дрин, как тебе тяжело рассказывать об этом.Вольфрам откашлялся, чтобы протолкнуть застрявший в горле комок.— Вот что странно, — сказала она. — Детей Даннера было девять. Но я нашла только восемь тел.— А может, кто-то из них остался дома? — предположил Вольфрам.— Нет, — убежденно возразила Дрин. — У этой девочки не было семьи. Она не так давно появилась в городе. Родители привезли ее из клана и оставили. Я иногда приводила ее к нам ужинать. Ее звали Фенелла. Я потом расспрашивала о ней, но с той ночи ее никто не видел.Вольфрам поскреб подбородок.— Я это запомню. У тебя самой есть какие-нибудь догадки? Кто, по-твоему, мог это сделать?Дрин покачала головой.— Я пошла к магу Огня, заплатила ему и попросила, чтобы он погадал. Он попробовал и сказал, что там поставлена какая-то преграда и он ничего не видит. Меня удивило другое. Маг вернул мне деньги и велел больше не пытаться гадать.Вольфрам взглянул на Колоста. Тот кивнул.— Хочешь спросить еще что-нибудь?Вольфрам не решился терзать мать погибшего Рульфа вопросами, хотя их у него было очень и очень много.— Нет. Тебе и так спасибо за помощь.— Тогда я пойду, — тяжело пронесла Дрин.Он потуже завязала платок на плечах и ушла. Вольфрам проводил ее взглядом, затем повернулся к Колосту.— Как погибли Дети Даннера? Каким оружием их убили?— Рульфа, ее сына, ударили мечом. Остальных, как мне говорили, — тоже. Одному мальчишке размозжили череп.— И неужели никто ничего не слышал? — в отчаянии воскликнул Вольфрам. — Дети наверняка кричали, звали на помощь.Колост покачал головой.— Я расспрашивал тех, кто живет поблизости. Одни сказали, что уже не помнят. Другие говорили, что Дети Даннера всегда шумели и кричали. Если кто и слышал их крики, то не обратил внимания. А куда, по-твоему, могла деться эта… Фенелла?— Думаю, рано или поздно найдется, — сказал Вольфрам. — Едва ли похитители Камня утащили ее с собой. Скорее всего, девчонке удалось сбежать, но она до сих пор трясется от страха и не показывает носа.— Я тоже об этом подумал.— Ты знаешь мага Огня, про которого рассказывала Дрин?— Знаю и говорил с ним. Помощи от него никакой.— Но я все равно хочу его повидать, — заявил Вольфрам.— Он живет невдалеке от моего дома. Пойдем, поговорим с ним. А потом ты будешь моим гостем. Ведь ты еще не решил, где заночуешь?Вольфрам оглянулся на шатер.— Решил. *** Маг Огня был уже довольно стар. Он гадал за деньги, чем и зарабатывал себе на пропитание.— За восемьдесят лет моих гаданий такого я еще не встречал, — сказал он Вольфраму. — А ты, господин, знаком с гаданием?Вольфрам был хорошо знаком с гаданием, но сделал вид, будто не расслышал вопроса.— Чтобы погадать, я должен разжечь огонь там, где он горел в прошлом. На месте старого костра я зажигаю новый и в пламени вижу происходившие события. По вечерам Дети Даннера часто грелись в шатре у очага, и он, как говорят, не успел выстудиться. Я отправился в шатер, развел там огонь и стал вглядываться в пламя. Вскоре я увидел Детей. Они сидели возле очага. Я ясно видел их лица. Потом один из них сказал, что слышит шум. Он встал, подошел к пологу и…Маг развел руками.— … и это все.— Что значит «все»? — спросил Вольфрам.— У меня перед глазами стало черным-черно, как будто шатер наполнился густым и едким дымом. Завеса мешала мне что-либо видеть и слышать. Она скрыла даже огонь в очаге. Мне почудилось, что я задыхаюсь от дыма. Я испугался: ощущение было очень правдоподобным. Потом я сбился, и гадание рассыпалось.— Ты его повторял?— И не собирался, — сердито пробормотал маг Огня. — Я вернул той женщине деньги и сказал, чтобы больше не приходила. Ей я не стал говорить, но тебе скажу. Это было проклятие.— Какое еще проклятие? — насторожился Колост, — В прошлый раз ты мне ничего про это не сказал.— Спроси его, — отрезал маг, кивнув на Вольфрама, и захлопнул перед ними дверь.Вольфраму ничего не оставалось, как пойти к Колосту обедать.— А ты не пытался найти другого мага? — спросил он Колоста после их скромной трапезы.— Старик успел им всем рассказать. Едва они слышали от меня слово «шатер», как тут же начинали махать руками и отказываться. Это и заставило меня отправиться на Драконью Гору.Вольфрам отодвинул от себя миску и потянулся к кружке. Ему нестерпимо хотелось пить, но аппетит куда-то пропал. В жилище Колоста, как и у всех дворфов, было лишь кое-что из одежды, предметы конской упряжи да немного кухонной утвари. Есть приходилось, сидя на корточках. Огонь очага давал и тепло, и свет.— Что это за проклятие, о котором сказал старик? — спросил гостя Колост. — И с чего он решил, что ты об этом знаешь?Вольфрам залпом допил эль и налил себе еще.— Скорее всего, он говорил о проклятии Тамароса, — ответил Вольфрам, обтирая пену с губ. — Ты слыхал о таком?Колост покачал головой.— Не знаю, правда или нет, но когда король Тамарос разделил Камень Владычества на четыре части, он взял с тех, кому их вручал, особую клятву. Если какой-то из народов окажется в беде, остальные должны будут прийти ему на помощь и отдать свои части Камня. Скажи, ты слышал о падении Старого Виннингэля?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики