науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Фу Манчи – 8


«Остров доктора Фу Манчи»: Деком; 1994
ISBN 5-80050-024-Х
Оригинал: Sax Rohmer, “President Fu Manchu”, 1936
Сакс Ромер
Президент Фу Манчи
ГЛАВА I
АББАТ ТЕРНОВОГО ВЕНЦА
К огромной бронзовой двери с рельефным изображением искаженного предсмертной мукой прекрасного лика Спасителя в терновом венце подъехали три автомобиля. Из первого выскочил мужчина и бегом бросился к двери. Вслед за ним из машин вышли еще десять человек. Над высокой башней завывал ветер, и на землю белым ковром ложился первый снег. Четыре охранника, как по волшебству выросшие из снежных, бело-голубых теней, выстроились перед дверью.
– Стейтон! – послышался резкий возглас.
Один из охранников шагнул вперед и вгляделся в приближающегося человека. Это был высокий худощавый мужчина лет тридцати, с мрачным лицом и шапкой черных спутанных волос. Охранник тотчас узнал его.
– Да, капитан.
Капитан обернулся к спутникам и тихо отдал какой-то приказ. Человек в кожаном пальто с меховым воротником и в низко надвинутой на лоб мягкой фетровой шляпе, уже присыпанной снегом – очевидно, главный в этой группе – позвонил в звонок у бронзовой двери.
Она открылась так быстро, словно кто-то – а именно невысокий элегантный молодой человек, по-женски миловидный – стоял за ней в ожидании звонка.
Мужчина в кожаном пальто стремительно шагнул через порог и быстро закрыл за собой бронзовую дверь. В небольшом холле, смежном с просторным в этот час пустующим помещением, обставленным под современный офис, он остановился.
Медная лампада, свисающая с кронштейна на стене, озаряла золотистым светом лицо вошедшего. Он снял шляпу и легко тряхнул волнистыми седеющими волосами. Сухое и худое лицо его казалось почти изможденным, пронзительный взгляд отличался твердостью закаленной стали, а загорелая до шоколадного цвета кожа мало гармонировала с местным климатом.
– Вы Джеймс Рише? – резко спросил он.
Элегантный молодой человек чуть наклонил голову.
– К вашим услугам.
– Проводите меня к аббату Донегалю. Он ожидает меня.
Рише пребывал в нерешительности. Посетитель нервным порывистым движением извлек откуда-то из-под пальто визитную карточку и вручил ее молодому человеку. Последний бросил на карточку быстрый взгляд, поклонился еще раз, почти по-восточному вежливо, и указал на открытую дверцу лифта.
Несколькими минутами позже Рише объявил бархатным голосом:
– Федеральный агент Пятьдесят Шесть.
Посетитель вошел в мягко освещенный кабинет, расположенный, судя по виду из окон, на самом верху высокой башни. Из-за заваленного книгами и бумагами стола поднялся единственный находившийся в кабинете человек. Мистер Рише снова поклонился на свой странный манер и ретировался, закрыв за собой дверь. Федеральный агент Пятьдесят Шесть небрежно скинул мокрое пальто прямо на пол и бросил сверху шляпу. Гость оказался высоким худощавым мужчиной в поношенном костюме из твида. Он шагнул с протянутой вперед рукой к хозяину кабинета – хрупкого телосложения священнику с сухим, заостренным лицом аскета, характерным для уроженцев Южной Ирландии, и густыми седеющими волосами. Он производил впечатление веселого и доброго человека со здоровым чувством юмора, но сегодня вечером в ясных глазах его застыло странное тревожное выражение.
– Благодарение Господу, святой отец! Вижу, с вами все в порядке.
– Божьими молитвами, сын мой. – Священник взглянул на визитку, положенную Рише на стол, и одновременно пожал протянутую руку гостя. – Я самым естественным образом приготовился к возможным неприятностям, но последние события…
Вновь прибывший пристально взглянул в глаза священнику, не выпуская его руки из своей, и быстро проговорил:
– Вы не все знаете.
– Этот арест…
– Это необходимость, поверьте. Я преодолел семьсот миль по воздуху с той минуты, как вы прервали на середине свое сегодняшнее обращение по радио.
Он резко повернулся и принялся расхаживать взад-вперед по заставленному книжными шкафами кабинету с масляными холстами, изображавшими библейские сюжеты, на стенах – несколько неуместными в просторном строгом офисе. Вытащив из кармана пиджака потемневшую от долгого употребления трубку из верескового корня, посетитель начал набивать ее табаком из кисета, по всей видимости столь же древнего, как и трубка. Аббат Донегаль бессильно опустился в кресло, взъерошил пальцами густые волосы и сказал:
– Прежде чем продолжить разговор, я хочу попросить вас об одной любезности. Трудно беседовать с человеком, не зная его имени.
Он взглянул на визитку на столе. На ней значилось: «Федеральный агент Пятьдесят Шесть». В правом нижнем углу стояла подпись президента США.
Федеральный агент Пятьдесят Шесть улыбнулся мимолетной искренней улыбкой, на миг сделавшей его значительно моложе.
– Согласен с вами, – отрывистой скороговоркой произнес он. – Смит – вполне обычное имя. Предположим, меня зовут Смит.
Снежный ветер завывал все громче за стенами башни – словно сонмы стенающих демонов просили впустить их. Густая завеса снега за незашторенными окнами скрывала от взгляда далекие огни фонарей. Сэр Патрик Донегаль зажег сигарету. Руки его слегка дрожали.
– Мистер Смит, если вам известно, что на самом деле произошло сегодня вечером, то скажите мне, ради Бога! – его густой мелодичный голос истинного оратора звучал сейчас тихо, почти невнятно. – На меня обрушился поток телеграмм и телефонных звонков, но согласно вашей инструкции… или… – он бросил взгляд на безостановочно расхаживавшего взад-вперед человека, – или приказу… я не отвечал ни на первые, ни на вторые.
Смит остановился на мгновение и, не выпуская из зубов трубки, взглянул на священника сверху вниз.
– После обморока вас привезли сразу сюда?
– Да. Меня хотели отвезти домой, но, следуя загадочным инструкциям из Вашингтона, привезли в результате сюда. Я очнулся в спальне, смежной с этим кабинетом.
– И последнее, что вы помните?
– Как я стою перед микрофоном с текстом выступления в руке.
– Понятно. – Смит снова начал расхаживать взад-вперед. – Если мне не изменяет память, последние ваши слова звучали так: «Но даже если Конституция останется неизменной, даже если мы удовлетворимся простой видимостью свободы, в этой стране будет существовать одно Зло, которое необходимо истребить, вырвать с корнем, полностью уничтожить… » Затем наступила тишина, потом послышались чьи-то приглушенные голоса, и, наконец, последовало объявление о том, что внезапно вам стало плохо. Святой отец, вы помните что-нибудь, кроме этого?
– Пожалуй, нет, – слабым голосом ответил священник, положив ладонь на лоб и изо всех сил пытаясь сосредоточиться. – Я начал терять контроль над собой еще незадолго до выступления. Я испытывал в высшей степени странные ощущения: все не мог собраться с мыслями, и мне казалось, что помещение радиостудии то сужается, то расширяется перед моим взором. В какой-то миг потолок вдруг потемнел и начал опускаться на меня. В другой момент мне привиделось вдруг, что я стою в основании бесконечно высокой башни. – Голос аббата постепенно окреп, и ирландский акцент стал более заметен. – Вслед за этими ужасными ощущениями наступило полное оцепенение ума и тела. И больше я ничего не помню.
– Кто ухаживал за вами? – резко спросил Смит.
– Мой собственный лечащий врач – доктор Рейли.
– Никто, кроме доктора, вашего секретаря – мистера Роше и, вероятно, вашего шофера, не входил сюда?
– Никто, мистер Смит. Как мне дали понять, таков был приказ авторитетных лиц, поступивший буквально через несколько минут после происшествия.
Смит остановился у стола напротив аббата и несколько мгновений пристально смотрел на собеседника.
– Вашу рукопись так и не нашли? – медленно спросил он наконец.
– К сожалению, нет. Ее, наверное, забыли в радиостудии.
– Напротив, наверняка не забыли, – сурово отрезал Смит. – Помещение студии обыскали самым тщательным образом знатоки своего дела. Нет, святой отец, вашей рукописи там нет. Я должен знать ее содержание – и источник поступившей к вам информации, ныне бесследно пропавшей.
Яростный порыв ветра сотряс Башню Тернового Венца и злобно завыл за стенами комнаты, в которой двое мужчин пытались найти решение проблемы, призванное повлиять на судьбу целой нации. Священник, куривший быстро и жадно, зажег следующую сигарету.
– Я не могу понять, – произнес он, и теперь в его голосе зазвучали нотки привычной уверенности и властности. – Не могу понять, почему вы придаете такое значение моим заметкам к последнему выступлению и почему мое неожиданное заболевание – естественным образом волнующее меня лично – вдруг так встревожило федеральные власти и вынудило их к таким странным действиям. – Священник откинулся на спинку кресла и взглянул в напряженное загорелое лицо собеседника. – Ведь по сути дела я нахожусь сейчас под арестом. А это, смею заметить, просто невыносимо. Я жду ваших объяснений, мистер Смит.
Смит подался вперед, оперся нервными, бронзовыми от загара руками на стол и пристально взглянул в поднятые на него внимательные глаза.
– С каким предупреждением хотели вы обратиться к народу? – осведомился он. – Что за Зло необходимо вырвать с корнем и уничтожить полностью?
После этих слов выражение лица аббата заметно изменилось. Казалось, он смутно вспомнил о чем-то, о чем хотел бы забыть навсегда. Он снова взъерошил волосы, теперь почти в смятении, и очень тихо произнес:
– Да поможет мне Бог. Я не знаю.
Внезапно аббат резко поднялся с места. Взгляд его стал безумным.
– Я не могу вспомнить. У меня полный провал памяти – во всем, что касается моего выступления. Должно быть, мой мозг поражен каким-то недугом. Доктор Рейли, думаю, придерживается такого же мнения – хоть он и молчит.
– Ничего подобного, – отрезал Смит. – Но рукопись необходимо найти. Это вопрос жизни и смерти.
Вдруг он умолк и как будто начал прислушиваться к вою ветра. Потом, не обращая внимания на священника, стремительно прыгнул через комнату и распахнул дверь настежь.
На пороге застыл в поклоне мистер Рише.
ГЛАВА II
ГОЛОВА КИТАЙЦА
В комнате с затейливо расписанным потолком, приличествующем скорее своду минарета, за длинным узким столом сидела странная фигура.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики