науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Спасибо за совет, – говорю я. – Я над этим подумаю.
Когда мы проснулись, Ракре и я, единственный и любимый сын Фелиции, вид у нас, прямо скажем, был не очень презентабельный. Ребята нам сказали, что если мы будем играть каждую ночь в эти ковбойские игры, то они будут просить, чтобы их перевели в другое спальное помещение. Газовая колонка и я строим из себя испанских грандов, а после спасительного душа бежим к директору и вводим его в курс дела. Директор уже в трансе, ему уже доложили о поломке санитарного оборудования в санчасти, и он уже ломает голову по этому поводу. Поэтому наши жалобы только усиливают его озабоченность. Он нас любезно выслушивает и с невозмутимой миной протирает свои запотевшие очки. Его самообладание следовало бы описать красными буквами на большом листе, а лист вставить в рамку под стеклом, в назидание другим.
Когда мы ему объяснили ситуацию и происхождение наших шишек, он вызвал ночного дежурного. Им оказался старикан по прозвищу Дюпанар, что значит Плоскостопий. Ступня ноги у него была похожа по форме на яичницу из пяти яиц.
– Вы дежурили сегодня ночью? – спрашивает патрон.
Старикашка утвердительно трясет своим котелком.
– Вы ничего не слышали необычного на третьем этаже?
Повторный утвердительный кивок черепка уважаемого Дюпанара. И такому человеку доверяют ночное дежурство. У него уши закупорены восковыми пробками, а он играет в часового! С его пижамы можно спокойно срезать вышитые буквы с его инициалами: он даже и ухом не поведет! Дюпанар – это целая эпоха. Эпоха минувшая, разумеется.
– Во время последнего обхода дверь на первом этаже была закрыта? – с беспокойством в голосе спрашивает директор.
– Да, на два оборота ключа и на засов.
Жестом руки босс отпускает этого перевоплощенного в сторожа упряжного мерина.
– Отсюда напрашивается вывод, что в здание школы снаружи не проникал никто, а это значит, что напал на вас кто-то из своих! – сказал он. – Господа, я проведу небольшое расследова-. ние этого случая, а вас попрошу хранить полную тайну.
Только мы собрались откланяться, как раздается стук в дверь, и в кабинет с шумом вваливается Александр-Бенуа Берюрье. В пижаме, без носков, ботинки не зашнурованы. На плечах плащ, на голове замызганная помятая шляпа, поля которой напоминают замшелые края водопойного желоба. Небритый, воняющий хлевом и дешевым вином, он приближается к нам, яростно почесывая всей беспокойной пятерней низ живота.
– Господин директор – гремит преподаватель хороших манер, приподняв свою шляпу на три сантиметра, – я пришел, чтобы в надлежащей форме подать жалобу.
Он без приглашения садится, закидывает ногу на ногу. От резкого движения с ноги у него сваливается ботинок.
Нашим глазам открывается нечто непотребное, вызывающее брезгливое чувство. Серая плоская масса, по краям которой расположены пять, разной длины, черных клавишей – пальцы. И все это живет, шевелится, пахнет. А поскольку беда не ходит одна, Берю начинает на наших глазах с ожесточением скрести свою мерзкую конечность. Потрясенный Ракре исполняет нам праздничную фантазию.
– Будьте здоровы, виконт! – говорит ему Толстяк.
Потом, повернувшись к директору.
– Представляете, господин директор, кто-то ночью рылся в моих вещах!
– Что? – испуганно спрашивает директор.
– Что слышите! Я собирался хорошенько соснуть, как вдруг мне показалось, что кто-то бродит по моей комнатенке. Я отдергиваю портьеру и в этот момент слышу стук закрывающейся двери. Я в темпе вскакиваю, бегу к двери и со всего разгона ударяюсь коленом о стол.
Он пытается поднять левую штанину пижамных брюк, но его икра не проходит в нее. Тоща Берю, сообразив, что не сможет освободить снизу свое поврежденное колено, решает сделать это сверху. Без всякого стеснения он спускает свои штаны и показывает колено.
– У меня наверняка произошло внутреннее орошение сибовиса, – ставит себе диагноз Распухший.
Он осторожно поглаживает лапой мясника огромное распухшее, ставшее пунцовым колено.
– Там не меньше канистры жидкости, внутри, – утвердительно изрекает он. – И больно дотрагиваться!
От таких «манер» директор теряет дар речи. Он очумело смотрит на волосатое пузо Толстяка и его мощные слоновьи ляжки.
– Прошу вас, – выдавливает босс.
Берюрье, охая, натягивает штаны.
– После этого удара, когда я выскочил в коридор, – там, конечно, уже никого не было! Поскольку я не заметил ничего странного в своей клетухе, я опять завалился на боковую. И вот, сегодня утром я просыпаюсь и вижу, что в моем чемодане рылись. Выглаженные рубахи скомканы, как тряпки, гспдин директор. Костюмы свалены в кучу на полу. Коробки с камамбером раскрыты! А сам сыр валяется в нательном белье, но это же противопоказано!
Короче, я считаю такие повадки недопустимыми. Я позволю нам заметить, что кроме преподавателя я еще и главный инспектор. Я и мой босс, комиссар Сан-Антонио, мы за последние годы распутали самые запутанные полицейские загадки. Поэтому, если вы захотите, я могу сам заняться расследованием этого дела, я покажу этому шутнику, где раки зимуют!
Он потрясает кулаком, который кажется вырезанным из сердцевины ствола орехового дерева.
– Этим прибором для лечения мигрени я отобью у него охоту заниматься такими делами!
Он ждет, как прореагирует на его слова директор. Но к патрону уже вернулось обычное самообладание.
– Я лично займусь этой историей, друг мой, – обещает он. – Лечите свое колено, и пусть остальное вас не волнует!
Берю удовлетворен лишь на половину. Он громко шмыгает носом, надевает слетевший башмак и начинает возиться с ширинкой пижамных брюк.
– Как вам будет угодно, гспдин директор, но если вам понадобится подкрепление, не трудитесь вызывать дежурный полицейский наряд, я всегда в вашем распоряжении со всеми принадлежностями.
Мы выходим из кабинета директора. Как и днем, в аудитории, он внимательно, вздернув брови дугой, разглядывает меня.
– Я почти уверен, что мы где-то встречались, – утвердительно говорит он.
Глава восьмая,
Второй урок Берюрье: как воспитывать детей, принятие причастия
Конец дня проходит без происшествий. Мы с интересом слушаем лекции об итальянской забастовке, о регулировании движения на перекрестках, о неисправностях свечи зажигания, об усиленных полицейских нарядах, о поддельных чеках, о правилах стрельбы из пистолета. Я слежу за поведением каждого, но не замечаю ничего необычного. Я и так, и эдак пережевываю странные события прошедшей ночи, но не могу прийти ни к чему определенному. В школе царит полнейшее спокойствие.
После ужина народ изменяет своим привычкам. Никто, как обычно, не идет в телевизионную комнату, хотя сегодня по телеку показывают вымаранный (касторовым маслом) вариант фильма "Рука Насера чувствуется в ударе смельчака', все устремляются в конференц-зал, чтобы послушать вторую лекцию Берюрье. Молва о выразительности стиля лектора разнеслась по всей школе, поэтому сегодня на нее явились и те несколько человек, которые отсутствовали вчера. Все скамейки заняты. Пришлось принести стулья.
Когда мы заявились. Толстяк был уже около своего рабочего места. Я это говорю к тому, что он сидит на стуле и дрыхнет, как сурок, уткнув лицо в согнутый локоть. Шляпа съехала на затылок, и он так громко храпит, что от зависти могут позеленеть все домны фирмы Крезо.
Все чинно сидят на местах, а его Высочество продолжает храпеть. Кто-то громко спрашивает, не наглотался ли он наркотиков или, может быть, его укусила муха це-це. Я советую своим товарищам сымитировать лай собаки, и скоро вся аудитория начинает во весь голос оправдывать свою кличку «легавых». От этого собачьего гама Доктор наконец выходит из обалделого состояния. Он открывает свои гляделки и некоторое время отупело пялится на нас, пытаясь уяснить, где он находится.
Он улыбается нам, сдвигает с затылка на лоб свой картуз и так широко зевает дважды, что у нас при виде его воспаленных миндалин начинает кружиться голова.
– Привет, ребята, – бодрым голосом обращается он к нам. – Я тут вздремнул немного в ожидании вас. Человек дела должен уметь моментально отключаться. Как только зад касается табурета, мои глазенки уже закрываются.
Я прекрасно знаю Берюрье, и по такому началу речи я могу, вам совершенно точно сказать, 'по он прилично принял на грудь. По-моему, он целых день шатался во кабакам Сен-Сира. У Толстого портвейн всегда увеличивает напряжение в цепи. От него исходят тлеющие разряды.
Сегодня оя принял меры предосторожности: под столом стоят три бутылки любимого божоле. Вечер обещает быть интересным.
– Я надеюсь, – говорит он, отпивая свой первый глоток, – что вы повторили вчерашний урок, а?
Мы ему говорим, что да, но он, как Фома Неверующий, продолжает
– Я должен в этом убедиться. Поэтому я сейчас кого-нибудь спрошу.
Взглядом орла с циррозной печенью он оглядывает присутствующих. Сейчас начнется операция «сдержите неудержимый смех».
Он показывает на маленького юркого корсиканца.
– Ваша кличка, товарищ?
– Тоначчини, господин преподаватель!
– Прекрасно. Зачитайте мне ваш вариант уведомления о рождении ребенка!
Тот встает, смотрит на нас, еле удерживаясь от распирающего его смеха.
– "Господин и госпожа Генрих Четвертый с радостью сообщают вам о рождении их сына Людовика Тринадцатого, внезапно родившегося в Фонтэнбло", – наизусть зачитывает он.
– Кое-что в этом есть, – наставительно заявляет он, – но я предпочитаю что-нибудь подушевнее. Кто может мне выдать вариант поприличнее?
Я поднимаю палец.
– Я, мсье!
Он с благосклонной улыбкой дает мне разрешение.
– Я весь внимание, друг мой! Я весь внимание!
И я декламирую прилежным голосом:
– "Мадам, которая выполнила заказ папы, выдала меня Обществу со всеми моими причиндалами.
Подпись: Селестэн Дюбуа".
– Этот правильно понял, – одобрительно говорит Чудовище.,
– Как ваша фамилия, парень?
– Нио-Санато, мсье.
Берю достает из своей распоротой папки прекрасный новенький блокнот, на обложке которого изображена цветная фотография скромно одетой девицы, вся одежда которой состоит из ее скрещенных рук.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики