науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее выдержка и спокойствие игнорировали резкий тон мужа. Ее самодовольство свидетельствовало о том, что она добилась чего хотела.Дейзи попыталась пройти мимо, но герцог остановил ее.— Не верь ей, — сказал он, заметив полный боли взгляд Дейзи. — Что бы ты ни говорила, Изабель, все можно объяснить.— Не беспокойся, Этьен, она не сказала ничего такого, чего бы я не знала, — попытка улыбнуться не удалась. — Я хочу выйти… из этой комнаты, — твердо добавила она.Он насторожился.— Жаль, что тебе пришлось иметь дело с…— Твоей женой? — спокойно подсказала Дейзи. В ее голосе слышался сарказм.— Мне жаль, — повторил он, вдыхая ее знакомый запах — аромат дикой розы.Она не ответила и прошла мимо.— Я сказала чтото не то? — сардонически спросила Изабель, беря с маленькой софы свою широкополую шляпу, которую небрежно бросила туда, как будто имела право распоряжаться здесь, как в своем доме.— Если есть в мире справедливость, Изабель, — устало произнес герцог, — то когданибудь ты захлебнешься собственным ядом.— Если в этом мире есть какоенибудь правосудие, дорогой Этьен, то ты вспомнишь, на ком женат, — резко ответила она. — И если у тебя проблемы с памятью, то несколько лет судебной волокиты помогут освежить ее.— Я разведусь с тобой, даже если на это уйдет вся жизнь! Я достаточно ясно говорю?Так как Шарль дал ей вчера список всех чиновников привлеченных к судебным слушаниям, с подробными примечаниями по поводу каждого, то Изабель считала, что может говорить с позиции силы.— Да, дорогой, вся жизнь! Надеюсь, я тоже говорю достаточно ясно?— Независимо от слушаний в суде, — в голосе герцога послышались угрожающие нотки, — Дейзи должна быть ограждена от твоего яда. Понятно? И Гектор тоже, — добавил он. — Эти два пункта обсуждению не подлежат. Если ты причинишь вред одному из них, я тебя изпод земли достану, Изабель.О детях он не беспокоился. Хорошо зная свою мать, они могли сами защитить себя.— Посмотрим, — ядовито улыбнулась она.— Никаких «посмотрим», — отрезал он. — Если ты только подойдешь к комулибо из них ближе, чем на пятьдесят шагов, считай, что у нас война, и война беспощадная.Правда, он не поверил бы ей, если бы она и пообещала.— Нуну, защитник, — насмешливо процедила Изабель.— Это всего лишь предупреждение. Я знаю тебя и твой характер.— Ты, я вижу, не забываешь об этом, — пробормотала она.— Еще бы. После двадцати лет этого не забыть.— Мне всегда нравилось твое чувство юмора.— Ну разумеется, я живу только для того, чтобы позабавить тебя, — иронически сказал он. — Но помни о том, что я тебе сказал. Не меньше пятидесяти шагов… Помни!— Я просто в ужасе, дорогой, — насмешливо улыбнулась она.Что заставляло его беспокоиться, так это сознание того, что ее насмешка была искренней. Этот разговор был бессмысленным и бесполезным, с отвращением подумал он. Впрочем, чего еще можно ожидать после двадцати лет брака с этой женщиной!— Надеюсь, ты сама найдешь выход, — с этими словами герцог покинул гостиную, злой и огорченный. Но он не мог позволить себе расслабляться, впереди был еще долгий путь.
Он нашел Дейзи на балконе в комнате за спальней. Она улыбнулась ему, когда он вошел.— Что она сказала тебе? — спросил Этьен.— Она принесла списки.— Списки?— С женскими именами. Списки женщин, с которыми ты… с которыми ты развлекался. Она сама написала… Они там… внизу.Герцог молча вышел и вскоре вернулся без надушенных страниц.— Ты узнал имена? — Дейзи ничего не могла поделать с собой. Тысячу раз она говорила себе, что прошлое герцога не изменить и бессмысленно обсуждать его женщин, это ничего не даст, кроме горечи.Он сидел за маленьким столиком и смотрел на реку, думая, что ей ответить.— Некоторых, — сказал он осторожно.— Некоторых! — оскорбленная женщина больше не сдерживалась. — Это что, случайная оговорка или Изабель занималась приписками?— Если честно, то некоторые имена я просто не помню.— Еще бы, их было слишком много. — Дейзи не скрывала негодования.— Не знаю, — поколебавшись, сказал он, — может, некоторых она действительно приписала, а что касается остальных, — он пожал плечами, — я действительно не знаю.Такая неуверенность была несвойственна герцогу. Он любил Дейзи, а она отказывалась понять его.— Я не могу вычеркнуть последние двадцать лет своей жизни, даже если очень хотел бы этого.— Может быть, ты и не хочешь, — ее темные глаза разглядывали герцога так, как голодный хищник рассматривает свой обед.— Я не собираюсь просить прощения за свою жизнь, тебя не было со мной все эти годы. И веришь ты или нет, но многие из этих женщин не ждали приглашения.Вот в это она верила!— Да, Изабель могла увеличить список для большего эффекта, — заметил он. — Но это не имеет никакого значения. Поскольку задеты твои чувства, то не все ли равно, на пару десятков имен больше или меньше?— Нет, мне не все равно!— Я так не думаю.— Я возвращаюсь в Монтану на следующей неделе, — спокойно сказала Дейзи.— Изза этого? — устало спросил он. Зеленые глаза были полузакрыты.— Нет. — Дейзи покачала головой. — Мой билет бронирован на следующий вторник.— Поменяй его.— Этьен, твой развод произойдет нескоро. Принимая во внимание нынешнюю позицию Изабель, нельзя рассчитывать на быстрое решение этого вопроса. У меня есть деловые обязательства перед моей семьей, меня ждут еще некоторые судебные слушания, я не могу их пропустить.— Может, и лучше, что тебя здесь не будет, — проговорил он, обеспокоенный ее безопасностью после посещения Изабель. Может, благоразумнее, чтобы Дейзи находилась подальше? — Да, если у тебя есть обязательства… Пока не закончится развод… — он поморщился. Бог знает, как долго это будет продолжаться.Дейзи удивилась реакции Этьена. Она надеялась, что ее отъезд его огорчит. Может, Изабель права и она одна из многих?— Вероятно, ты прав, — холодно промолвила она.— Бог свидетель, я не хочу твоего отъезда, но Изабель способна на все.Дейзи вскинула брови.— Ты это серьезно?Герцог, вздохнув, покачал головой.— Может, серьезнее, чем ты полагаешь. Что ревнивая жена может с ней сделать в Париже? Стукнуть ее своим осыпанным бриллиантами ручным зонтиком? Конечно, герцогу виднее. Раз она и так собирается уехать, то все аргументы уже не важны.— Если ты так думаешь, тебе виднее. Может, она уезжает потому, что уже безразлична к нему? — думал герцог.— Страсти Изабель вокруг развода со временем поостынут. Бурже обещал мне попытаться перенести суд в Кольсек, так как я там живу уже в течение двадцати лет. Я приеду, как только мы добьемся успеха. — Он улыбнулся. — И ты покажешь мне свои горные красоты.— Если Бурже добьется успеха, я буду счастлива, — тихо ответила Дейзи, но голос был грустным.— Звучит не очень оптимистично.— Этьен, ты ведь ведешь борьбу не только с Изабель, но и со своим классом, ценности и жизненные устои которого тебе чужды. Они осуждают не только поспешность твоего развода, но и сам развод в принципе. — Она подняла ресницы. — Поэтому я не слишком надеюсь на успех. Жизнь так хрупка, что общество может легко раздавить ее. Я знаю это, потому что мой народ — жертва похожей системы.Да, он никогда не боролся за то, что и так принадлежало ему по праву, но он умел вести борьбу в деловом мире и знал, что если ты заранее сдашься, то никогда не выиграешь.— Бурже найдет выход.— И тогда ты будешь жить в Америке? — спросила она.— Я еще не думал об этом. Ты могла бы жить здесь со мной.Дейзи так и знала, что в его планы входили изменения только в ее жизни.— Но не постоянно, — честно ответила она и вдруг вспомнила, что у них осталось всего пять дней. Еще пять дней, чтобы любить его и говорить с ним, делить радость и смех. Она решила взять все от этих дней, дописать последнюю главу в книге воспоминаний.— В общем, потом мы чтонибудь придумаем.Герцог улыбнулся, почувствовав перемену в ее настроении.— Потом… А сейчас?— Дневная ванна, к примеру, вас не заинтересует? — насмешливо спросила Дейзи.Проведя рукой по черным волосам, пыльным и взлохмаченным от азартной игры и быстрой езды, он пробормотал:— Еще и как.— Я помогу, — в ее голосе было многозначительное обещание.— А еще лучше, если ты присоединишься ко мне. Ванна герцога была королевских размеров, дань вкусу Бернини и одновременно знаменитым римским фонтанам.— Если только позволишь вымыть тебе волосы.— Я разрешаю тебе мыть все, что захочешь, — заверил он.— Ненавижу слово «разрешаю».Судя по тону, его дорогая Дейзи уже пришла в себя.— Тогда приглашаю, моя храбрая леди, — это больше подходит твоему независимому положению?— Если бы у меня было больше времени, я изменила бы твое допотопное отношение к женщинам, — поддразнила Дейзи.— Не увлекайся, дорогая. Ты редкое и удивительное исключение.— Ну, тогда твои бывшие женщины не больше чем украшение в жизни мужчины. А между тем весь мир, кроме Парижа, отводит женщине более значительную роль.Ему не хотелось спорить, ему хотелось заняться с ней любовью.— Ты, как всегда, абсолютно права.— Терпеть не могу, когда мужчины так подозрительно быстро соглашаются, — объявила она.— В таком случае я стану грубым и буду выдвигать возражения по всякому поводу и без. Это гораздо легче. Вот тогда у тебя действительно будут основания обижаться.— Представляю, сколько юных и прелестных созданий ты обидел своим варварским отношением к женщинам.Герцог не стал объяснять, что эти «юные и прелестные создания» сами не давали ему прохода. И если бы ему захотелось, то они все стали бы его любовницами.
Когда великий Бернини закончил реставрировать Лувр, он оставил монументальную архитектуру и дизайн, чтобы заняться дворцами тех благородных богачей, которые были в состоянии оплатить его работу. Капризный, как примадонна, он строил свои роскошные дворцы, не обращая внимания на французский климат и предназначение комнат. Его патрон из рода де Век ухитрился прагматически использовать Бернини, приспособив театральный размах в архитектуре к реальности повседневной жизни. Например, ваннаягрот из зеленого мрамора!Среди этого великолепия Дейзи мыла волосы герцогу. Он возлежал на ступеньках бассейна в непринужденной позе, расслабляясь после напряжения последних часов. Подобно гаремной гурии она обслуживала своего хозяина, и он, как султан, принимал ее услуги как должное.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики