ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Полагаю, кто-то еще мог об этом знать? – осведомился Бишоп.
– Мой врач и несколько женщин. Дайна.
Снова покраснев, Фейт обратилась к Кейну:
– Иногда вы снились мне в доме на морском берегу. Там было крыльцо с навесом и кресло причудливой формы, как в шестидесятых годах, плетеная мебель, камин, мраморная ванна, много книг на полках, а в конце прохода на пляж висел флаг с надписью: «Пожалуйста, еще один день!» Дом стоит в уединенном месте – вокруг него дюны.
Бишоп снова вопросительно посмотрел на Кейна, и тот кивнул:
– Все правильно. Дом этот никогда не фотографировали, и мы не принимали там гостей. Месяца за два до исчезновения Дайны в доме сделали ремонт, установили камин и навес над крыльцом. Дайна повесила флаг во время нашей последней поездки туда – нам всегда хотелось задержаться там еще на день.
Фейт переводила взгляд с одного мужчины на другого.
– Может быть, я экстрасенс, – повторила она.
Кейн посмотрел на Бишопа:
– Ты можешь что-нибудь определить?
– Нет.
– Почему?
Бишоп пожал плечами:
– Возможно, из-за последствий комы. Такая опустошенность воздвигает определенные барьеры. К тому же она паникует из-за потери памяти и пытается защититься от других потерь – может быть, это тоже блокирует все мои попытки. Разумно с ее стороны, но нам от этого мало толку.
– Я ничего не понимаю, – пожаловалась Фейт.
– Ной обладает особым даром, – объяснил Кейн. – Он называет это «детектором чепухи».
Прежде чем Фейт успела задать следующий вопрос, Кейн снова обратился к другу, и она сразу забыла о «детекторе чепухи»:
– Должно быть, это Дайна.
– Кто знает? – возразил Бишоп. – Дело может быть и в самой Фейт. Выходя из комы, люди иногда приобретают новые, сверхъестественные способности.
– Возможно, но мы знаем, что Дайна – экстрасенс.
– Мы-то знаем. – Бишоп говорил тоном человека, не желавшего возбуждать в собеседнике ложные надежды. – Но ее способности действовали в ином направлении, Кейн. Дайна не была телепатом и не могла проникать в чужие мысли. Она умела предвидеть будущие события и подстраиваться к ним – скажем, играя в карты, – но и то не на сто процентов. Возможно, она могла предсказать, что сейчас позвонит телефон, и даже угадать, кто именно позвонит, но она не могла проектировать воспоминания в чужой ум. Такое недоступно самому способному экстрасенсу.
– Если речь шла о жизни и смерти, Дайна смогла бы этого добиться, Ной, – убежденно произнес Кейн.
– Все не так просто. Возможности экстрасенсов имеют свои пределы, Кейн. Провидец не становится телепатом. Ни один экстрасенс не обладает способностями, о которых ты говоришь.
Прислушиваясь к разговору, Фейт начинала понимать, что собой представляет «детектор чепухи» Бишопа.
– Тогда объясни мне, откуда берутся воспоминания Фейт. Либо их перекачивает ей Дайна, либо каким-то образом к ним подключается сама Фейт. Но в любом случае это означает, что Дайна жива, Ной! Жива! – В его голосе звучало торжество.
В этот момент Фейт осознала, что в глубине души Кейн не сомневался в гибели Дайны, и ненавидела себя за то, что подала ему надежду.
Последовала краткая пауза.
– Дайна часто посещала Фейт в больнице, – неохотно заговорил Бишоп. – Сидела у ее кровати, читала ей вслух, разговаривала с ней часами. Мы не можем отвергать возможность, что она достаточно подробно говорила о своем прошлом, чтобы эти образы запечатлелись в уме Фейт, хотя она и была без сознания.
– Но…
– Кейн, возможно, Дайна каким-то образом передает эти образы Фейт. Возможно, Фейт вышла из комы благодаря паранормальным способностям, которые, вкупе с их дружбой, помогают ей телепатически связываться с Дайной. Но наиболее вероятное объяснение состоит в том, что подсознание Фейт необычайно подробно и четко запечатлевало все, что говорила ей Дайна.
Кейн покачал головой и открыл рот, собираясь возразить, но Бишоп быстро продолжал:
– Все эти сцены – из прошлого, Кейн. Если бы Дайна могла контактировать с Фейт, тебе не кажется, что она бы попыталась сообщить о своем нынешнем местопребывании?
Кейн сразу приуныл, но продолжал цепляться за поданную ему надежду.
– Дайна не стала бы рассказывать о шраме, черт возьми! Откуда же Фейт тогда про него знает?
– Возможно, пытаясь выйти из комы, Фейт, благодаря неизвестному ей самой дару, телепатически проникла в мозг Дайны, получив таким образом эти сведения.
– Возможно! – с горечью повторил Кейн. – Все возможно, кроме того, что Дайна еще жива. Ты это стараешься мне внушить?
– Я стараюсь внушить тебе, что нам не следует принимать все за чистую монету. – Помолчав, он добавил: – По-твоему, Кейн, я не хочу, чтобы Дайна оказалась жива?
Молча наблюдавшая за ними Фейт с тоской подумала, что Дайна Лейтон, очевидно, была замечательной женщиной, если вдохновляла этих людей на столь сильные эмоции.
Ей не хотелось вмешиваться в такой напряженный момент, но она понимала, что должна это сделать.
– Есть… еще кое-что, – сказала Фейт, изо всех сил стараясь говорить спокойно.
Кейн медленно обернулся, словно для этого требовалось сверхчеловеческое усилие. Его лицо было бледным, а глаза потемнели.
– О чем вы?
Голос Фейт дрогнул:
– Именно это… заставило меня прийти к вам. Сегодня днем я заснула и… видела еще один сон. Вы в нем не фигурировали – только Дайна. По-моему, это происходило в подвале или на складе. Стены были из цементных блоков и казались старыми и сырыми. Там было холодно.
– Ну и что же там происходило? – резко осведомился Бишоп.
Фейт поежилась – ей очень не хотелось продолжать, но выхода не было.
– Дайна сидела на стуле, очевидно, привязанная к нему. Она едва могла шевелиться. В помещении находились другие люди, и Дайна это знала. Кто-то молча наблюдал за ней, стоя в тени или вне ее поля зрения. Другой человек задавал ей вопросы. Я не видела его лица и не помню, о чем он спрашивал. У меня шумело в ушах, и я плохо слышала. Знаю только, что он… бил ее. Снова и снова. – Хотя Фейт не прикасалась к Кейну, она явственно ощутила, как напряглись его мышцы, и быстро закончила: – Потом все потемнело, и я проснулась.
– Значит, ее пытали? – спросил Бишоп.
– Думаю, что да. Даже уверена. Все выглядело до ужаса реально. Они хотели, чтобы Дайна сообщила им что-то, но она этого не сделала… – Фейт судорожно сглотнула. – Это продолжалось долго – вопросы и… пытки. Я ощущала ее боль, чувствовала, как она измучена…
Кейн смотрел на нее с видом человека, получившего смертельный удар. В этот момент Фейт было куда легче выдерживать ледяной взгляд Бишопа.
– Возможно, – заметил он, – вся сцена заимствована из какого-нибудь боевика или прочитанной вами книги.
Фейт покачала головой:
– Вы не понимаете. Я не наблюдала со стороны, а была там. Я была Дайной – находилась внутри ее тела. Я чувствовала ее боль, ее страх… и ее решимость. – Она вскинула подбородок и встретилась взглядом с Бишопом. – В одном я абсолютно уверена: Дайна не рассказывает им того, что они хотят знать, потому что кого-то защищает или думает, что защищает. Для нее это важнее собственной жизни.
– И все это происходит теперь?
Ее уверенность поколебалась.
– Я… я не знаю. Это было невозможно определить.
– И у вас нет никаких предположений насчет того, где находится этот подвал или склад?
– Нет. Я видела только помещение. Если Дайна знала, где находится, то в тот момент она об этом не думала. – Фейт добавила с отчаянием в голосе: – Я хочу помочь ей! Вы должны мне верить!
– Почему? – бесстрастно осведомился Бишоп.
Глаза Фейт обожгли слезы, но она твердо решила не давать им воли в присутствии этих людей.
– Потому что она моя подруга. Потому что она столько сделала, чтобы моя жизнь вернулась в обычную колею, когда я приду в себя. И потому что она… все, что у меня есть.
– Ну что ж, это веская причина для того, чтобы помогать нам найти Дайну, – кивнул Бишоп, наблюдая за ней. – К тому же вы должны быть ей благодарны за то, что она истратила на вас полмиллиона.
Фейт покачала головой:
– Не совсем так. По словам адвоката, основанный ею трастовый фонд составляет чуть более двухсот тысяч. Еще пятьдесят тысяч поступили на мой банковский счет. Но Дайна оплатила мои долги и больничные счета, и я понятия не имею, во сколько это ей обошлось.
– У вас не было страховки?
– Я нашла страховой полис на машину, но медицинской страховки у меня не было. Очевидно, я недавно сменила работу, и новая страховка еще не начала действовать, – неуверенно сказала Фейт.
– Шесть недель в коме, – пробормотал Бишоп. – Еще три недели ухода и физиотерапии. В хорошей больнице это запросто может стоить четверть миллиона или даже больше.
– Я хочу спросить Дайну, почему она это сделала, – сказала Фейт. – Мне непонятно, зачем ей было идти на такие расходы.
– Потому что она чувствовала себя виноватой, – хрипло произнес Кейн.
– В чем? В аварии? Мне сказали, что пострадала только моя машина, и в этом была виновата я сама. Почему же Дайна должна чувствовать себя виноватой? – Фейт с облегчением заметила, что лицо Кейна немного смягчилось и он уже не выглядел таким удрученным.
– Нас тоже это интересует, – сказал он ей.
– А из-за чего произошла авария? – спросил Бишоп.
– Очевидно, из-за моей легкомысленности. – Фейт попыталась улыбнуться, но улыбка больше напоминала гримассу. – Доктор сказал, что я немного выпила, и алкоголь в сочетании с прописанным мне лекарством для расслабления мышц произвел токсический эффект.
– А почему вам прописали такое лекарство? – осведомился Кейн, стараясь не упустить ни одной мелочи.
– Я не помню.
Он нахмурился:
– У вас не было с собой этого лекарства?
Сумочка, которая была с ней в больнице, содержала обычные предметы – бумажник, чековую книжку, новую, неиспользованную записную книжечку на спиральных кольцах, пару ручек, пудру и помаду.
Никаких лекарств в сумочке Фейт не было. И в квартире тоже.
– Может быть, полиция забрала его в качестве вещественного доказательства, – неуверенно предположила Фейт.
Кейн продолжал хмуриться:
– Алкоголь… Тут что-то не так.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики