ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Глава 7
Небо рано потемнело – приближалась одна из тех ноябрьских бурь, которые словно никак не решаются разразиться, долго ограничиваясь ворчанием грома и отдаленными вспышками молний.
Кейн пытался отвлечь себя от мысли, что это дурной знак, но добиться этого было нелегко. Вечер и гроза не позволяли ему предпринять что-либо для поисков Дайны.
Сидеть без дела тоже было невозможно. Уже несколько недель назад Кейн усвоил, что, если что-либо препятствует продолжению поисков, нужно чем-нибудь заниматься, чтобы не сойти с ума.
Кейн заглянул в холодильник, чтобы приготовить еду. Дайна всегда поддразнивала его, утверждая, что он занимается стряпней на уик-энды с целью заставить ее похудеть. Но правда заключалась в том, что практическая жилка в его натуре заставляла Кейна регулярно практиковаться в стряпне, впрочем, и во всем, что он умел делать. Кто знает, когда это может понадобиться?
В начале восьмого, когда гроза уже начиналась, Фейт вышла из спальни. Она удалилась туда сразу же после их возвращения из приюта, очевидно, расстроенная полученными там сведениями, хотя и сказала Кейну, что не узнала «ничего полезного» для поисков Дайны.
Кейн подозревал, что Фейт открыла новые подробности своего прошлого, но его беспокоило, что она не желает это обсуждать. За те недели, что прошли после исчезновения Дайны, он начал сознавать, как много было в ее жизни того, что она не могла или не хотела делить с ним. Усиливающееся чувство, что Дайна ускользает от него все дальше и дальше, заставляло его крепче цепляться за то единственное, что еще связывало его с ней, – за Фейт.
– Вы в самом деле не хотите, чтобы я перебралась в комнату для гостей? – спросила она, очевидно, только для того, чтобы нарушить воцарившееся молчание.
– Не хочу. – Кейн не стал объяснять, что любая кровать для него бесполезна, так как он проводит ночи, меря комнату шагами, покуда усталость не заставляет его закрыть глаза на час или два.
Фейт пожала плечами:
– Чем это так вкусно пахнет?
– Тушеной бараниной с луком и картофелем в моей интерпретации… – Его прервал удар грома. – Мне казалось, что в такой ненастный вечер подобная пища в самый раз.
– Разве сейчас не слишком позднее время года для такой грозы? – поинтересовалась Фейт, кладя на стол тарелки, ножи и вилки.
Кейн прекрасно понимал, что бездействие угнетает ее не меньше, чем его самого.
– Поздноватое, но не такое уж необычное. Согласно прогнозу, гроза будет продолжаться всю ночь.
– Ничего себе!
Кейн проверил хлеб в микроволновой печи и посмотрел на Фейт:
– Вас беспокоит гроза?
– Немного. Особенно когда сильный ветер.
– Совсем как Дайну. Она называла это кошачьей чертой. Так как у меня никогда не было кошки, я не понимал, что она имеет в виду.
– Это означает, что нам не нравятся перемены погоды и низкое атмосферное давление.
Снова грянул гром, и Фейт вздрогнула.
– Вы и в самом деле нервничаете, – заметил Кейн.
– Когда гроза разразится по-настоящему, со мной все будет в порядке. Просто мне действует на нервы эта прелюдия, – поморщилась Фейт. – Могу я сделать что-нибудь еще?
– Можете разлить вино. Баранина будет готова через несколько минут.
Когда они сели за стол, Фейт наконец спросила с явно напускным равнодушием:
– Бишоп сообщил вам что-нибудь о засекреченном досье?
Кейн молча кивнул.
– Вижу по вашему лицу, что мне это не понравится. Попробую догадаться. Мой экс-супруг имеет отношение к убийству моей матери и сестры?
– Это всего лишь догадка?
– Не забывайте, что я беседовала с женщинами в приюте и наслушалась историй о мужчинах с тягой к насилию. Поэтому мне и приходят в голову мысли о таком мужчине в моем прошлом. – Она сделала паузу. – Так он действительно убил их?
– Его подозревали в этрм и подозревают до сих пор. Но полиция не обнаружила против вашего бывшего мужа никаких улик, а он не только прошел две проверки на детекторе лжи, но и повторил свои показания под действием экспериментальной «сыворотки правды».
– Что это еще за сыворотка?
– Ной велел забыть, что мы о ней слышали.
Фейт с усилием улыбнулась:
– О'кей, что же он рассказал?
– Ваш бывший муж утверждает, что после того, как вы бросили его в Лос-Анджелесе, где прожили с ним десять месяцев, он не слышал о вас до тех пор, пока не получил документы о разводе. После этого он полетел в Сиэтл, чтобы обсудить с вами ситуацию. Из отеля в Сиэтле он позвонил домой вашей матери и узнал, что вы на работе, поэтому остался в отеле и не знал, что произошло, пока на следующее утро полиция не подняла его с постели. С другой стороны, в полиции считают, что, когда ваш муж получил бумаги о разводе, его обуяла ярость. Хотя его звонок вашей матери зарегистрирован, он мог отправиться к ней, убить ее и вашу сестру и спалить дом дотла. Конечно, доказательства отсутствуют, но у Тони Эллиса был мотив и не было надежного алиби, поэтому…
– Значит, его звали Тони Эллис?
В голосе Фейт звучали странные нотки. Они находились в разной ситуации. Сам Кейн твердо знал, чего он лишился, а Фейт ежедневно, почти ежечасно, открывала исчезнувшие из памяти фрагменты своего прошлого.
– Его так звали? – настойчиво повторила она.
– Да. Я очень сожалею, Фейт…
Она покачала головой, глядя на свою тарелку, потом медленно переложила вилку из правой руки в левую.
– Я рада, что не помню его, – почти рассеянно произнесла Фейт. – Но я все еще не понимаю, почему дело засекречено.
– Эллис – агент ФБР.
Она бросила на него быстрый взгляд.
– Это уже имеет смысл. Они покрывают своего сотрудника?
– Естественно, что у вас такая точка зрения. Но для ареста или даже для увольнения Эллиса из ФБР нет достаточных доказательств. Его понизили в должности и держат в Лос-Анджелесе под наблюдением, о чем он, несомненно, осведомлен. Насколько мог узнать Ной, последние восемнадцать месяцев он вел себя безупречно.
– Я говорила кому-то в приюте, что у меня имеются медицинские свидетельства, которые могут разрушить его карьеру.
– Да. Больничные карты фиксируют переломы костей и сильные ушибы. – Кейн говорил спокойно, но это давалось ему с трудом. – Вы передали их полиции в Сиэтле. Но когда они не смогли арестовать его за убийства, вы, очевидно, решили использовать эти доказательства не для того, чтобы отдать его под суд за нападение на вас, а чтобы вынудить его подписать документы о разводе и исчезнуть из вашей жизни.
Фейт покачала головой:
– И что потом? Я пересекла всю страну, чтобы в этом убедиться?
– Может быть.
«А может быть, и нет».
Снова Фейт не была уверена, ее ли это мысли…
Она постаралась сосредоточиться.
– Я была обозлена и хотела добиться справедливости. Дайна говорила мне, что для этого нужны доказательства. Но ведь все это произошло до моего прибытия в Атланту. Выходит, то, что расследовали мы с Дайной, должно быть как-то связано с моей прежней жизнью.
– Звучит разумно.
– В таком случае я виновата в том, что случилось с Дайной, – подвела горький итог Фейт.
– Дайна взрослая и вполне здравомыслящая женщина, – возразил Кейн. – Чем бы вы ни занимались, ее едва ли вовлекли в это против воли.
– А если я не все ей рассказала? Если я взяла то, что нужно этим людям, и не сообщила Дайне, что с этим сделала? – Она поморщилась и поставила бокал на стол. – Когда не знаешь, о чем идет речь, это звучит до крайности нелепо.
– Мы всегда можем называть это «Макгаффином», – усмехнулся Кейн.
– Этот термин использовал Хичкок для определения того, за чем все гоняются в его фильмах?
– Вижу, вы поклонница Хичкока.
– Ну хорошо, давайте будем называть это «Макгаффином», пока не узнаем, что это на самом деле такое, – согласилась Фейт.
Фейт подождала, пока отгремит очередной раскат грома.
– Узнаем ли?
– Обязательно.
«Должны узнать». Он не произнес этих слов, но явно подразумевал их.
Кейн не позволил Фейт помогать ему с посудой и, убрав в кухне, зажег огонь в камине. Фейт направилась к роялю, затем подошла к окну. Гроза бушевала вовсю; дождь с силой колотил в стекла. Ей стало не по себе.
«Берегись?»
Снова тот же голос, на сей раз еле слышный…
– Пожалуй, это и в самом деле на всю ночь, – промолвил Кейн, стоя у камина и наблюдая за ней.
«Отойди немедленно!..»
– Думаю, вы правы. – Озадаченная слабым шепотом, звучавшим в ее голове, и непонятным чувством тревоги, Фейт вздрогнула при очередной вспышке молнии и отвернулась от окна. – Не знаю, что меня вынуждает стоять тут и смотреть…
Сначала Кейн подумал, что Фейт прервал удар грома, но потом он увидел на ее лице удивленное выражение, сменившееся гримасой боли. Правая рука Фейт коснулась левого предплечья, и пальцы окрасились алым.
– Фейт!..
– Смотрите! – Она уставилась на зеркало в противоположном конце комнаты. От маленькой дырочки в центре расходилась паутина трещин.
Кейн быстро оттащил Фейт от окна.
– Господи, кто-то только что стрелял!
– В меня? – В ее голосе слышался лишь легкий интерес.
Кейн усадил Фейт на диван и отвел ее пальцы от раны.
– Дайте взглянуть.
В тонком свитере виднелись две аккуратные круглые дырочки, отмечавшие оставленные пулей отверстия – входное и выходное. Разорвав рукав, Кейн обнажил рану.
– Всего лишь царапина.
Кейн подозревал, что голос Фейт звучит спокойно благодаря скорее пережитому шоку, нежели хладнокровию. Но рана в самом деле была незначительной – алая бороздка занимала в длину не более пары дюймов. Однако он не сомневался, что царапина весьма болезненна.
Взяв в аптечке над раковиной бинт, Кейн сложил его в несколько раз, прижал к ране и посмотрел на бледное, но спокойное лицо Фейт.
– Можете посидеть так, пока я позвоню в полицию?
– Конечно, могу. – Придерживая бинт пальцами, она устремила на него взгляд удивительно ясных глаз. – Но я не хочу в больницу.
– Фейт, рану нужно осмотреть.
– Завтра я покажу рану доктору Бернетту, когда пойду к нему на прием. А сейчас вам только нужно обработать ее и перевязать.
– Но, Фейт…
– Незачем даже накладывать швы. Со мной все в порядке, Кейн. – Она вздрогнула, когда гром загрохотал снова.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики