ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Возможно, дверь открывается автоматически? Фейт вгляделась в провода над автомобилем и увидела коробку, к которой они вели. Значит, один пульт дистанционного управления должен быть в машине, а другой – у двери в кухню.
Фейт ощупью двинулась назад к двери, с ужасом сознавая, что теряет время. Она услышала приближающиеся злобные голоса Макса и Конрада, между которыми, очевидно, снова разгорелась ссора, а потом оглушительный выстрел.
Смертельно напуганная, Фейт надавила на панель. Гараж сразу же наполнился ярким светом, а большая дверь начала с шумом подниматься.
Полуослепленная, Фейт метнулась к двери и нырнула под нее как раз в тот момент, когда дверь в кухню открылась и за спиной у нее послышались ругательства.
Она пустилась бегом.
Было темно, сыро и холодно; дождь, по-видимому, прекратился совсем недавно, так как с деревьев еще капала вода. Подъездная дорога была узкой и скользкой от грязи. С обеих сторон темнел лес, и Фейт понятия не имела, где находится озеро.
Фейт бежала не останавливаясь. Она слышала только гулкие удары своего сердца и свое хриплое дыхание, но не сомневалась, что убийца гонится за ней – в машине или пешком. Несколько раз она поскользнулась, но чудом удержалась на ногах. Фейт не знала, куда бежит, но постепенно удалялась от дома.
Внезапно что-то двинулось из темноты ей навстречу, и Фейт в ужасе решила, что второй преступник смог каким-то образом оказаться впереди нее.
– Фейт! Господи, Фейт!
Оказавшись в крепких объятиях Кейна, она не могла понять, чье сердце так бешено колотится – ее или его.
– Сзади… Он гонится за мной… – с трудом выдохнула она.
Дальнейшее происходило очень быстро, как в ускоренных кадрах кинофильма. Кейн резко повернул ее, закрыв своим массивным телом. Фейт услышала совсем рядом рев мотора, а в следующий момент их с Кейном осветили лучи фар. Кейн выбросил вперед руку, в которой что-то блеснуло.
Выстрел Кейна разбил ветровое стекло автомобиля. Затем послышались другие выстрелы, и Кейн оттащил Фейт в сторону. Машина съехала с дороги и, ломая кусты, устремилась в лес.
Раздался жуткий скрежет металла, мотор взревел в последний раз и затих окончательно.
– Должно быть, полночь уже миновала, – сказала Фейт. – Это был самый длинный день в моей жизни.
– Лучше бы вы позволили мне вызвать врача, – отозвался Кейн.
– Вы же слышали, что сказали в отделении «Скорой помощи», – отмахнулась она. – Со мной все в порядке. Ни повреждений, ни шока, ни даже последствий действия хлороформа.
Фейт свернулась калачиком в кресле у камина, где Кейн развел огонь, пока она принимала душ, и наблюдала, как он стоит, глядя на пламя.
– Тогда отдыхайте, – посоветовал Кейн. – День и впрямь был очень длинный.
– Но я, как ни странно, не чувствую усталости. – Фейт сделала паузу, вновь ощущая возникшее между ними напряжение. – Вы сказали, что Бишоп прилетел утром?
– Да. Он должен был прибыть вечером. Узнав о вашем исчезновении, бросил все и примчался сюда. Мы смогли найти вас достаточно быстро. Гай уже получил информацию о доме Конрада на озере, а я не мог себе представить другого места, где он мог бы прятаться, поэтому…
Он замолчал, и Фейт решила, что говорить ему мешает чувство вины.
– Полицейские тоже стреляли, Кейн, – мягко сказала она. – Возможно, Макса Сэндерса убила не ваша пуля.
Кейн обернулся и посмотрел на нее.
– Надеюсь, что моя.
– Из чувства мести?
– Нет, из чувства справедливости, – возразил Кейн. – Он заслужил свою участь.
Фейт вздохнула:
– А Конрад? Что говорят врачи о его состоянии?
– Надеюсь, что он выживет, – ответил Кейн. – Я хочу, чтобы остаток жизни он провел в тюремной камере.
– Так и будет. Ричардсон наверняка обнаружит отпечатки пальцев Конрада на фотографиях и бумагах, которые хранились в коробке с компрометирующими материалами. Конрад и Макс готовы были на все, чтобы найти эту коробку, зная, что ее содержимое означает их приговор.
Кейн покачал головой:
– И все это время коробка была спрятана в Хейвн-Хаусе.
– Это единственное место, которое я считала безопасным, – сказата Фейт. – Я очень сожалею, Кейн. Мне страшно жаль, что я втянула в это Дайну, жаль, что сразу не рассказала ей, как нашла коробку, роясь в кабинете Конрада, жаль, что так долго не могла об этом вспомнить.
– Но теперь память вернулась?
Пришла очередь Фейт покачать головой:
– Нет, вспоминаются только разрозненные фрагменты. Но начало положено. Думаю, доктор Бернетт был прав – память вернется постепенно.
Кейн снова устремил взгляд на огонь.
– Теперь история подошла к концу, – продолжала Фейт. – Полагаю, нам больше незачем беспокоиться из-за репортеров.
– Это еще не конец. Мне нужно организовать заупокойную службу.
– Я слышала, как Ричардсон говорил вам, что результаты вскрытия будут готовы утром. Тогда они выдадут ее тело?
– Да.
Фейт ощутила тупую боль. Чего еще она могла ожидать? Кейн ведь пообещал себе, что никто никогда не займет место Дайны. А теперь, когда он наконец собрал воедино картинку-головоломку, а она знает, что убийца ее матери и сестры мертв, они могут жить каждый своей жизнью.
Здесь их дороги расходятся…
Фейт уставилась в пол. Почему она после душа оделась и пришла сюда? Почему не отправилась в постель, оставив Кейна одного? Очевидно, он хотел побыть в одиночестве.
– Теперь, когда опасность миновала, я могу… вернуться в свою квартиру? – спросила она, хотя боялась услышать ответ.
– Я не хочу, чтобы вы уходили, – сказал Кейн. Фейт почувствовала, что ее сердце перестает биться, но все еще не решалась поднять на него взгляд.
– Я понимаю, что вошла в вашу жизнь при тяжелых обстоятельствах, и хочу, чтобы вы знали, как я вам благодарна. Если бы я оставалась одна, то меня, возможно, уже не было бы в живых.
– Я не хочу, чтобы вы уходили, – медленно повторил он.
Фейт наконец встретилась с ним взглядом, боясь поверить, что все это происходит в реальности.
«Не задавай вопросов! Не сейчас! Еще не время!»
Она инстинктивно поднялась, и Кейн шагнул к ней, положив руки ей на плечи.
– У меня и в мыслях не было… – начала Фейт.
– Знаю. У меня тоже.
– Я… я не могу остаться, если дело только в том…
– Не только.
Фейт не сразу решилась спросить:
– Вы уверены? Мои ногти покрыты ее красным лаком, на мне ее серьги, но я не…
Кейн зажал ей рот поцелуем.
Фейт испытывала странное чувство – как будто что-то неведомое откуда-то из глубин вырвалось на волю. Она чувствовала близость его сильного тела, его теплое дыхание, его губы на своих губах, и во всех его прикосновениях ощущалось нечто хорошо знакомое…
– Ты останешься? – пробормотал Кейн. – Скажи, останешься?
– Да…
Он не выпускал ее из своих объятий, словно боясь, что она снова куда-то исчезнет.
– Больше я не буду сдерживаться. Не буду молчать, опасаясь, что ты не хочешь слышать то, что я должен сказать. Не буду прятать руки за спину из страха, что ты не желаешь, чтобы к тебе прикасались. И самое главное, не позволю тебе исчезнуть из моей жизни.
Фейт нежно коснулась его лица:
– Я люблю тебя.
Кейн снова поцеловал ее, жарко, жадно, а потом поднял на руки и понес в спальню.
Дальнейшее Фейт воспринимала словно со стороны – их лихорадочное освобождение от одежды, тесные объятия, бурные ласки и нежные прикосновения.
Они упали на кровать, сбросив покрывала и разметав подушки. Свет лампы позволял им видеть друг друга, но руки видели гораздо больше, чем глаза, прикасаясь, скользя, лаская. Тела напряглись, сливаясь воедино.
Фейт чувствовала, как Кейн заполняет собой пустоту, которую она так долго ощущала внутри.
– Я люблю тебя, – снова прошептала она, зная, что так было всегда.
Глава 17
– Думаю, теперь все кончено, – сказала Дайна.
– Очевидно.
– Тайна раскрыта, сокровище найдено, злодеи наказаны.
– Ты могла бы лучше мне помогать, – упрекнула ее Фейт.
Дайна улыбнулась:
– Все должно было происходить именно так, как произошло. Так что не злись.
– А как насчет Кейна?
– Ты любишь его. Я тоже хотела любить его, но не могла. По крайней мере, так, как он этого заслуживает.
– Почему? – удивленно спросила Фейт.
– Потому что я уже давно знала, что должно со мной случиться.
– И не могла ничего изменить?
– Нет. Как я сказала, все должно было произойти именно так, – кивнула Дайна. – Это касается и тебя. Как только мы встретились, я поняла, что ты сыграешь важную роль в этой истории. Правда, не знала какую.
– Я виновата в том, что все так случилось. Мне очень жаль.
– А мне нет.
– Нет? – снова удивилась Фейт.
– Когда приближаешься к концу пути, начинаешь понимать, что действительно важно, а что нет. – Дайна внимательно посмотрела на нее. – Ты это понимаешь?
– Но тебе пришлось пройти через боль и страх…
– Повторяю снова: все должно было произойти именно так, как произошло.
– Но мне так жаль, что ты умерла.
Поколебавшись, Дайна ответила:
– Одно всегда должно умереть, чтобы другое могло жить. Ты ведь понимаешь это, правда? Фейт стало не по себе.
– Да, но… Я припоминаю, как ты однажды сказала, что не умрешь, если найдешь «Макгаффина».
– Да, я это сказала.
– Тогда…
– Я не умерла, Фейт. Я никогда не была по-настоящему мертвой. Умерла ты.
Фейт изумленно смотрела на нее. Она инстинктивно протянула руку и застыла, когда Дайна в точности повторила ее жест. Фейт заставила себя придвинуть руку ближе к Дайне и, когда их пальцы соприкоснулись, ощутила холодную, гладкую поверхность зеркала.
Фейт открыла глаза и уставилась в потолок. Сна как не бывало. Она медленно повернула голову на подушке и посмотрела на Кейна. Он спал крепким сном, какой наваливается на человека в момент крайней усталости. Неудивительно – возможно, впервые за несколько недель ему удалось спокойно заснуть.
К тому же они занимались любовью почти до рассвета, будучи не в состоянии насытиться друг другом. Фейт казалось, что она помнит каждую клеточку его тела, и не сомневалась, что Кейн мог бы сказать о ней то же самое.
Осторожно высвободившись из-под его руки, она села на край кровати.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики