ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Часы на столике показывали немногим больше половины девятого.
Убедившись, что Кейн по-прежнему крепко спит, Фейт собрала свои вещи и выскользнула из спальни. Приняв душ, она оделась и направилась в кухню.
«Как же Кейн готовит себе кофе?» – задалась она вопросом. Несколько секунд Фейт молча смотрела на кофейник, потом насыпала в фильтр несколько чайных ложек кофе, налила воды в верхнюю камеру и включила кофеварку. Налив себе чашку, она добавила обычную порцию сливок и сахара и отнесла ее в гостиную. Посмотрев на пустое запястье, Фейт поморщилась. Часов нет и не было раньше, потому что стоило ей надеть их, как они сразу же портились. Кто-то сказал ей однажды, что причина в магнитном или электрическом поле ее тела. Тела Фейт…
Часы на тумбочке показывали четверть десятого. Фейт позвонила в больницу и попросила позвать доктора Бернетта. Разумеется, он был там даже в субботу утром.
– Вас что-нибудь беспокоит, Фейт? – Его голос звучал весьма холодно, и Фейт сразу припомнила их последнюю встречу.
– Мне нужно спросить вас кое о чем, – отозвалась она, стараясь не замечать его сдержанного тона.
– О чем именно?
– Когда я после аварии находилась в коме, вы верили, что я могу выйти из нее?
– Я уже говорил вам, Фейт, насколько необычно…
– Вы знаете, что я имею в виду.
Несколько секунд Бернетт молчал, но терпеливое ожидание пациентки на другом конце провода вынудило его ответить:
– Мы используем определенные критерии для определения жизнеспособности пациента. Например, минимальный уровень мозговой деятельности…
– Я была ниже этого уровня?
– Фейт, в медицине не бывает абсолютных понятий.
– Я была ниже минимального уровня? Да или нет? – настаивала она. – Меня считали жизнеспособной пациенткой?
– Нет, – признался Бернетт и тут же добавил: – Но проблески мозговой деятельности все же имелись, и я говорил мисс Лейтон во время ее последнего визита, что какой-то шанс остается всегда. Я видел за годы своей практики немало поразительных случаев. К тому же вы дышали самостоятельно, так что не возникало вопроса о…
– Об отключении… как это называется… аппаратуры, поддерживающей жизнедеятельность? – закончила Фейт дрогнувшим голосом.
– Об этом не было и речи, – поспешил заверить ее доктор Бернетт. – И мисс Лейтон хотя и была очень расстроена, когда уходила в тот день, но по-прежнему не теряла надежды. Никогда не видел никого, настолько полного решимости спасти другого человека. Если бы ее сила воли могла это сделать, вы бы вышли из комы в тот же день. Впрочем, до этого оставалось всего две недели. – Он сделал паузу. – К сожалению, мисс Лейтон так и не узнала, что была права.
– Да, к сожалению… Благодарю вас, доктор Бернетт.
– Фейт, насчет того, что произошло в тот день…
– Не беспокойтесь об этом. Тогда мы все были немного возбуждены. – Фейт мягко опустила трубку на рычаг.
Поднявшись, она взяла чашку кофе, подошла к роялю, села на табурет и несколько раз согнула и разогнула пальцы, задумчиво глядя на них, потом осторожно коснулась клавиш…
Услышав сигнал домофона, Фейт быстро ответила на него, не дав звонку разбудить Кейна, и через несколько минут открыла дверь Бишопу.
– Я не ожидала, что вы придете так рано, – сказала она. – Кейн еще спит, и мне бы не хотелось его будить.
Бишоп внимательно посмотрел на нее и улыбнулся.
– Понимаю.
Фейт усмехнулась:
– На сей раз я в этом сомневаюсь, но это неважно. Боюсь, сваренный мной кофе вам не понравится – тогда можете приготовить себе сами.
Бишоп наблюдал, как она возвращается к роялю, перестав улыбаться и озабоченно сдвинув брови.
– По пути сюда я заехал в полицейское управление, – сказал он. – Ричардсон ввел меня в курс дела и показал результаты вскрытия Дайны. Ничего неожиданного, кроме…
– Кроме времени смерти, – закончила Фейт, снова легко касаясь клавиш.
Бишоп подошел к роялю и внимательно посмотрел на нее.
– Да.
– Она была мертва не несколько дней, а несколько недель. Примерно… четыре недели.
– Холод, сырость и отсутствие воздуха в этом бомбоубежище, – медленно продолжал Бишоп, – замедлили процесс разложения, создав видимость недавней смерти. Но вскрытие это опровергло. Медицинский эксперт не хотел датировать время смерти точнее, чем от трех до шести недель.
– Четыре, – тихо повторила Фейт и положила на клавиши все десять пальцев. – Странная вещь – всего несколько дней назад я могла играть на рояле, а сейчас забыла, как это делается.
Бишоп молча смотрел на нее.
– Разве это не странно? И разве не странно, что вчера вечером я смогла открыть замки отмычкой, хотя еще несколько дней назад даже не знала, что она лежит в кармане жакета? Не странно ли, что я все время смотрю на запястье, хотя знаю, что никогда не носила часы? И почему я постоянно пользуюсь правой рукой, ведь я левша? – Она сняла пальцы с клавиш и протянула ему руку. – Что скажет на это ваш «детектор чепухи»?
Поколебавшись, Бишоп взял ее руку. Они смотрели друг на друга – зеленые глаза Фейт были спокойными, а взгляд серебристых глаз Бишопа – напряженным и пронизывающим.
Внезапно его лицо побелело.
– Боже мой!
Фейт осторожно забрала руку.
– Разве это не странно? – шепотом повторила она.
Казалось, Бишоп так растерян, что не знает, что сказать.
– Кейн знает? – спросил он наконец.
– Думаю, он что-то чувствует. Но кто может знать такое наверняка? Кто в состоянии даже вообразить, что это возможно?
– Кейн должен радоваться, что ему представился повторный шанс, – сказал Бишоп. – Многие ли из нас могут этим похвастаться?
Фейт покачала головой:
– Все не так просто, и вы это знаете.
– Что же тут такого сложного?
– Как бы вы чувствовали себя на его месте? Кейн в скором времени собирается похоронить Дайну, Бишоп. Он неделями горевал, прощаясь с ней навсегда. Что я скажу ему сейчас? Что она…
Бишоп с любопытством посмотрел на нее.
– Она?
Фейт криво улыбнулась:
– А теперь поставьте себя на мое место. Вы действительно думаете, что что-то… что кто-то может вторично стать таким же, как прежде?
– По-видимому, нет.
В наступившем молчании оба услышата звук льющейся воды в ванной.
– Пожалуй, мне лучше на время удалиться, – сказал Бишоп. – Вернусь в управление и посмотрю, не могу ли я чем-нибудь помочь Ричардсону.
– Трус! – усмехнулась Фейт.
Бишоп улыбнулся, но глаза ею оставались серьезными.
– Знаете, может быть, лучше немного подождать. Дайте время вам обоим как-то приспособиться…
– Нет, – покачала головой Фейт. – После прошлой ночи это невозможно. Теперь мы должны быть честными друг с другом.
Бишоп больше не задавал вопросов.
– Я буду рядом, – сказал он, коснувшись ее руки.
– Знаю. Спасибо.
Бишоп направился к двери, но остановился, когда Фейт окликнула его.
– Вы вернетесь в Теннесси.
– В самом деле.
– Да, и очень скоро. Думаю, после Нового года.
– И что я там найду? – медленно осведомился он.
– Зло. И кое-что еще – то, что вы уже давно ищете.
Бишоп быстро шагнул к ней и сдержанно спросил:
– Полагаю, вы не можете сообщить мне, чем все это кончится?
– Нет, – солгала Фейт. – Но будьте осторожны.
Несколько секунд он стоял неподвижно, потом молча кивнул и вышел.
Какое-то время Фейт смотрела на закрывшуюся за ним дверь, затем пошла на кухню налить себе еще кофе. Какой смысл знать заранее, что должно произойти? Судьба держала течение событий мертвой хваткой – как она ни старалась в прошлом избежать трагедий или хотя бы разочарований, все равно предвиденное ею сбывалось.
– Будьте осторожны, Бишоп, – прошептала Фейт, словно напутствуя его.
Когда через несколько минут Кейн вошел в гостиную, она сидела на диване и смотрела по телевизору программу новостей, где излагались волнующие события вчерашнего вечера.
– Я снова приготовила паршивый кофе, – улыбнулась Фейт.
Склонившись над ней, Кейн положил руку ей на плечи и прильнул к ее губам в жадном поцелуе.
– Думаю, это может подождать до завтра, – сказала Фейт, когда он отпустил ее, забыв о том, что говорила Бишопу.
Кейн погладил ее по щеке и опустился в кресло напротив.
– Что именно?
– Разговор о наших отношениях.
Он покачал головой:
– Зачем его откладывать? Я не хочу, чтобы между нами оставались какие-то недомолвки.
– О чем ты?
– О чувстве вины. Дайна исчезла менее двух месяцев назад, а я влюбился в тебя.
Подходящий момент настал, но Фейт не представляла, как ей убедить его, если сама она еще не в состоянии была в это поверить. Но нужно попытаться.
Слова, казавшиеся такими простыми, когда она произносила их про себя, вслух прозвучали как нечто невероятное.
– Дайна не исчезла. Она здесь. Она – это я.
Кейн не шевельнулся и даже не выразил удивления.
– Как это может быть? – спросил он.
Фейт глубоко вздохнула:
– Человеческая воля – удивительная вещь. Дайна отчаянно хотела выжить. Но ее тело было обречено на смерть, и она это знала – знала задолго до того, как это случилось. Но Дайна знала кое-что еще – то, что ей сказал доктор Бернетт всего за несколько часов до того, как ее похитили. Что Фейт не придет в себя после аварии. Слабых проблесков мозговой деятельности было достаточно лишь для того, чтобы поддерживать дыхание и сердцебиение. Живая оболочка без мыслей и души…
– Ты думаешь, что я поверю, будто две разные женщины… – начал Кейн.
– Ты уже веришь, – перебила его Фейт. – Ты чувствуешь, что это правда, даже если все, чему тебя учили о жизни, смерти и душе, твердит, что такое невозможно.
– А это возможно?
Она покачала головой:
– Не знаю. Я знаю, что до катастрофы между Дайной и Фейт возникла очень сильная связь. Они обе обладали сверхъестественными способностями, хотя это и проявлялось по-разному. Возможно, все дело в этом. Я только знаю, что это произошло, но не имею объяснений.
– Ты говоришь о Дайне и Фейт, словно… словно ты ни та, ни другая.
Фейт подумала о том, что сказала Бишопу, и заставила себя улыбнуться.
– В каком-то смысле я третий угол этого странного треугольника. Я вышла из комы, лишившись памяти, и некоторое время разрывалась между Дайной и Фейт, не становясь ни той, ни другой, обладая лишь смутными обрывками воспоминаний, какими-то индивидуальными особенностями поведения и чисто мышечной памятью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики