ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но едва слышный голос смолк.
– Что с вами, Фейт? – с тревогой спросил Кейн.
Бишоп, прищурившись, устремил на нее настороженный взгляд. Казалось, будто он тоже слышал этот голос.
Фейт сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться и дать себе время подумать. Неужели она теперь может поддерживать мысленную связь с Дайной и получить информацию, которая приведет их к ней или ее похитителям? Пока она сама не убедится в этом окончательно, лучше не рассказывать Кейну о голосе, звучащем в ее голове, и посещающих ее видениях, не сбивать никого с толку и не пытаться объяснить необъяснимое.
– Что-нибудь не так? – допытывался Кейн.
– Все в порядке. – Фейт говорила настолько спокойно, что почти убедила себя в искренности своих слов. – Мне показалось, будто я что-то вспомнила, но это сразу же ускользнуло.
Бишоп не стал ее опровергать, но Фейт на миг показалось, что он собирался это сделать.
Фейт решила не рассказывать Кейну о своем последнем «сне», так как не видела в нем ничего, что могло бы помочь его поискам Дайны или ее поискам собственного прошлого. Сон не сообщил никакой конкретной информации – панорама была слишком темной и незнакомой, чтобы она сумела определить то место, где, по-видимому, исчезла Дайна.
К тому же ее сны и внезапные мысленные контакты с Дайной могли быть всего лишь следствием буйного воображения вкупе со случайными догадками. Казалось невероятным, чтобы существовала настолько сильная телепатическая связь между ней и другой женщиной, чтобы она могла заново переживать происшедшие с Дайной события, ощущать ее эмоции и слышать у себя в голове ее голос.
Как можно верить в подобное?
И все же, несмотря на все сомнения, Фейт верила в существование связи между ней и Дайной. Она не знала, как и почему эта связь возникла, но была уверена в ее реальности. Хорошо бы использовать эту связь, чтобы найти Дайну…
Но Фейт не могла этого сделать, как не могла и обрести вновь исчезнувшие воспоминания о прошлом. Собственная беспомощность сводила ее с ума.
Когда Кейн вернулся, отвезя Бишопа на такси в аэропорт, Фейт сидела на кушетке с блокнотом и записной книжкой, которую она привезла из своей квартиры.
Прежде чем Кейн успел спросить, чем она занимается, Фейт сняла трубку и набрала номер женской клиники. Прошло несколько минут, прежде чем ей удалось связаться с кабинетом пользовавшего ее врача и договориться о приеме на завтра.
– Значит, завтра вы увидитесь с вашим доктором? – спросил Кейн, когда она положила трубку.
Фейт кивнула:
– Она покажет мне мою карту, так что я смогу хоть что-то узнать о своем прошлом – по крайней мере, с медицинской точки зрения. Похоже, доктор знала о несчастном случае, хотя не объяснила, каким образом она о нем услышала.
Кейн стал собирать документы и полицейские рапорты, которые они с Бишопом просматривали ранее. Он заметил, что Фейт, перевернув несколько страниц записной книжки, недоуменно смотрит на какую-то запись.
– Что-нибудь нашли?
Она неуверенно пожала плечами:
– Даже не знаю, что сказать. Тут записан адрес и телефон без каких-либо дополнительных указаний.
– Номер местный?
– Районный код не отмечен. – Фейт снова подняла трубку. – Есть только один способ это выяснить.
После трех гудков на другом конце провода отозвался женский голос:
– Хейвн-Хауз.
Название ничего не говорило Фейт, но она подумала, что в этом месте могут знать ее имя, и после секундного замешательства представилась:
– Это Фейт Паркер.
– Фейт? – удивленно откликнулась женщина на том конце провода после небольшой паузы. – Последний раз, когда мы о вас слышали, вы еще были в коме!
– Я выписалась из больницы только на прошлой неделе.
– И с вами все в порядке? Я имею в виду…
– Физически – да, – ответила Фейт. – Но у меня некоторые проблемы с памятью. Простите, но я не помню, кто вы.
– Карен. – Голос в трубке звучал настороженно.
Фейт быстро записала имя.
– И мы… знали друг друга?
– Конечно. До последних месяцев вы, возможно, проводили больше времени здесь, чем в собственной квартире. Мы всегда держали для вас койку на случай, если вы захотите остаться.
– Боюсь, я чего-то не понимаю, – озадаченно произнесла Фейт. – Что собой представляет Хейвн-Хауз? – Она думала, что это нечто вроде пансиона, но правда оказалась абсолютно неожиданной.
– Это приют, – ответила Карен еще более настороженно. – Приют для женщин, подвергающихся жестокому обращению.
Фейт машинально стала записывать эту информацию и, посмотрев на ручку, осознала, что пишет правой рукой. Она переложила ручку в левую, все еще ошеломленная услышанным.
– Приют… И я… работала там? В качестве добровольца?
– Вы оказывали помощь, когда могли, как и все мы. – Голос Карен стал твердым. – Если вы в самом деле Фейт и рассказали мне правду, то я очень сожалею, но больше ничего не могу сообщить вам по телефону. Мы должны соблюдать осторожность. Слишком многие из нас скрываются от преследований.
– Понимаю. – Фейт очень хотелось, чтобы сказанное ею соответствовало действительности. – А я могу приехать к вам? У меня есть адрес. – Она назвала его, дабы убедиться, что запись в книжке правильная.
– Наши двери всегда открыты для женщин, – сказала Карен. – Но напоминаю, если вы забыли правила: никаких мужчин. Исключения не допускаются.
– Хорошо, я запомню. Спасибо, Карен.
– Не за что.
Фейт медленно опустила трубку на рычаг.
– Что еще за приют? – сразу же осведомился Кейн.
– Для женщин, подвергающихся жестокому обращению. И… меня там знают. – Даже произнося это, Фейт испытывала странное чувство.
– Но она больше ничего вам не сообщила?
– Она отказалась что-либо сообщать по телефону. Это вполне понятно. Мне придется поехать туда и поговорить с ними. Лучше сделать это сегодня. Не знаю, есть ли тут связь с Дайной, но…
– Дайна писала статью о приюте для женщин, подвергшихся насилию, – внезапно вспомнил Кейн. – И Конрад, ее поверенный, говорил, что она пожертвовала на него деньги… – Он сделал паузу. – Но если Дайна жертвовала также и время, посещая приют, то она никогда об этом не упоминала.
– Естественно. По словам Карен, они требуют соблюдать секретность. – Фейт посмотрела на запись в адресной книжке. – Я даже не записала название.
Кейн кивнул и посмотрел на часы.
– Тогда поехали. Меня они не впустят, но я, по крайней мере, прослежу, чтобы вы вошли туда и вышли целой и невредимой.
Фейт не возражала. Но когда они подъехали к приюту, который оказался приятным на вид старым домом в тихом пригороде, она подумала, что ее визит может затянуться, и усомнилась, что Кейну хватит терпения сидеть и ждать ее.
– Вы говорили, что хотите побеседовать с Ричардсоном о полицейском рапорте, – напомнила она ему. – Почему бы вам не съездить к нему, пока я буду здесь? Если мы разделимся, то быстрее сможем узнать что-нибудь полезное.
Фейт понимала, что Кейн и сам это знает, но боялась, что он не захочет оставлять ее в приюте.
Кейн написал на листке номер своего сотового телефона и протянул Фейт.
– Если я не вернусь до вашего ухода, позвоните.
Фейт кивнула. Выйдя из машины, она направилась к парадной двери и позвонила, обратив внимание на помещенную у входа видеокамеру.
Дверь открыла высокая, очень худая женщина лет тридцати пяти, с темными волосами, уже начинающими седеть. Окинув посетительницу внимательным взглядом, она заговорила, и Фейт узнала голос, который слышала по телефону.
– Вот и вы, Фейт. Рада вас видеть.
Фейт вошла в дом, думая о том, какие вопросы ей задать этой женщине и другим обитательницам приюта, помимо стереотипного: «Не знаете ли вы, кто я?»
В доме было тихо, даже для воскресенья. Откуда-то сверху доносились детские голоса и смех, а также звуки фортепиано, на котором кто-то неуверенно играл, то и дело сбиваясь.
– Давайте побеседуем в моем кабинете, прежде чем вы повидаете остальных, – предложила Карен, очевидно, все еще оберегая покой обитателей приюта. Фейт согласилась, и они прошли в маленькую захламленную каморку без окон, вероятно, ранее служившую кладовой. Здание приюта носило признаки недавнего ремонта, но деньги явно расходовались на самое необходимое, куда, видимо, не включался комфорт директора.
– Я думала о том, что вы мне сказали, – заговорила Фейт, когда Карен села за письменный стол, – и если вам нужно, чтобы кто-то подтвердил мои слова о потере памяти, то мой врач сможет это сделать.
Карие глаза Карен смягчились.
– В этом нет надобности. Я вам верю. Кроме того, я знаю вас больше года, Фейт, и убеждена, что вы никогда не причините вреда приюту или женщинам и детям, которые нашли в нем второй дом.
– Как я… здесь оказалась? – Фейт знала, что должна об этом спросить, хотя не была уверена, что хочет слышать ответ.
– Так же, как и все остальные. – Карен печально улыбнулась. – В вашем случае причиной стал бывший муж.
Фейт судорожно сглотнула, ощутив знакомую дрожь. Тем не менее эти слова не пробудили никаких воспоминаний.
– Вы знаете его имя? Что произошло между нами?
Карен покачала головой:
– Такие вопросы мы здесь не задаем. А вы никогда об этом не рассказывали – только упомянули, что развелись с ним и что он работал где-то на Западном побережье.
– Я пришла сюда, потому что боялась его?
– По-моему, вы обратились к нам, так как ваш врач считал, что вам необходимо найти какое-нибудь место в Атланте, где бы вы чувствовали себя в безопасности. Это относится ко всем женщинам, подвергавшимся жестокому обращению, – им нужно безопасное место. К тому же всегда полезно проводить время с людьми, которые понимают, через что вы прошли.
Фейт также хотела бы это понять. Но она не помнила, чтобы ее кто-то обижал – тем более муж.
Хотя это могло бы объяснить несколько маленьких шрамов, которые она обнаружила у себя на теле.
– Значит, вы мало знаете о моем прошлом? – спросила она, пытаясь сосредоточиться.
– Мы здесь стараемся жить настоящим. Вы можете поговорить с другими женщинами, но наш приют считается временным убежищем, так что у нас редко задерживаются надолго. Боюсь, что сейчас здесь не много женщин, которые вас знают.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики